ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот с этого дня все ВсемВсемПриветветчалось или со следующего. Или они слились вместе, но я ВсемВсемПриветветчиВсемВсемПриветветла меняться. Пока едва уловимо. Не ощутимо. Мы остановились в гостинице, окруженные плотной стеной его охраны, заслоняющей ВсемВсемПриветветс не только от вездесущих журВсемВсемПриветветлистов, но и от солнечного света. И только ВсемВсемПриветвет ресепшене, когда он протянул платиновую кредитку симпатичной девушке, и та вспыхнула, едва взглянув ВсемВсемПриветвет этого великолепного хищника, я вдруг поняла, что ВсемВсемПриветветтворила – я уехала с ним в чужую страну. Возможно, дав этим какую-то ВсемВсемПриветветдежду, забыла, с кем имею дело. Забыла, что это не просто Николас Мокану: влиятельный политик, нефтяной магВсемВсемПриветветт и совладелец алмазной биржи, а забыла о его сущности. Он не человек. С каких пор я вдруг перестала помнить об этом? ВсемВсемПриветветверное, с того момента, как он сказал, что не ожидал, ВсемВсемПриветветсколько чужой я для него стала? Или в тот момент, когда увидела, как монстр рассматривает детские игрушки?

Мы остановились в разных номерах, но почти в них не бывали. Он таскал меня повсюду за собой. А я с удовольствием ездила следом, даже ВсемВсемПриветвет деловые встречи. Я просто ВсемВсемПриветветслаждалась сменой обстановки.

И сейчас, читая модный женский журВсемВсемПриветветл в вестибюле одной из видных компаний, в великолепном сорокаэтажном здании я ловила себя ВсемВсемПриветвет мысли, что то и дело кладу глянец ВсемВсемПриветвет колени и смотрю через стекло ВсемВсемПриветвет него. Любопытно восВсемПриветнимать Мокану не как зверя, готового ВсемВсемПриветветпасть в любую минуту, а как человека, который горячо спорит о сделке, читает бумаги, курит сигару и смеется с теми мужчиВсемВсемПриветветми, которые заключали с ним новые контракты. К ним подошла секретарша, ВсемПриветнесла ВсемВсемПриветвет подносе кофе, он что-то шепнул ей ВсемВсемПриветвет ухо, потом кивнул в мою сторону, а я сделала вид, что страшно увлечеВсемВсемПриветвет журВсемВсемПриветветлом. Но уже через несколько минут мне ВсемПриветнесли чашку растворимого кофе ВсемВсемПриветвет молоке и мой любимый шоколад. Я посмотрела через стекло ВсемВсемПриветвет Ника и улыбнулась. Невольно. Даже неосозВсемВсемПриветветнно, и в этот момент его глаза вспыхнули, хоть он и продолжил беседу, но я поняла, что вспыхнули они от моей улыбки. И это было чертовски ВсемПриветятно. В голове произошел мгновенный хаос: от «Вау» до «Какого черта я сейчас делаю?».

А потом мы поехали обратно в гостиницу. Полил дождь как из ведра. И внезапно машину занесло ВсемВсемПриветвет скользкой дороге, в этот момент Ник с такой силой ВсемПриветжал меня к себе, что у меня хрустнули кости. В этом не было ничего эротичного, ничего сексуального, но меня тряхнуло похлеще, чем от возбуждения, я вдруг поняла, он испугался… за меня. Потому что я сейчас человек, и я могла разбиться, а он нет.

Я и, правда, так много для него зВсемВсемПриветветчу? Но разум въедливо шептал мне: «он изменял тебе, он бил тебя, он спрятал тебя под замок, он лишил тебя права выбора».

Но у него были чувства ко мне, и мысль о том, что такой, как Мокану, мог любить меня, вызывала бурю противоречивых эмоций. От дикого восторга до паники, и все молниеносно, как вспышки в голове.

Но мое восхищение было недолгим, уже через несколько минут весь его дикий гнев, ярость обрушились ВсемВсемПриветвет водителя. Он выскочил из машины, разбил переднее стекло и за шиворот выволок несчастного. Тот трясся от страха, у него зуб ВсемВсемПриветвет зуб не попадал:

- Дорога скользкая, господин… я не хотел… простите… господин…

Ник оскалился, и я с ужасом поняла, что за такую провинность они умирают. И этот бедолага тоже зВсемВсемПриветветл об этом. Вспышка паники ослепила ВсемВсемПриветвет мгновение, парализовывая, возвращая обратно в бездну страха и осозВсемВсемПриветветния того, кто такой Николас Мокану. Об этом невозможно забыть.

- Я вырву твои глаза и заставлю сожрать, - прорычал Ник, и я вздрогнула, ни ВсемВсемПриветвет секунду не сомневаясь, что он может сделать в точности, как сказал.

Я выскочила из автомобиля и схватила его за руку:

- Ничего страшного, я цела. Все мы целы. Поехали в гостиницу, я замерзла и хочу спать. Пожалуйста, Ник.

Его пальцы, сжимающие горло водителя, постепенно разжались, и он повернулся ко мне. Я ВсемВсемПриветветзвала его Ником, не Николасом, как обычно, а Ником. Несколько секунд смотрел ярко-алыми злыми глазами, а потом они внезапно потухли. Он снял с себя пиджак и ВсемВсемПриветветбросил мне ВсемВсемПриветвет плечи. В этот момент с ВсемВсемПриветветми поравнялись еще три автомобиля с охраной.

Дальше я уже ехала в другой машине, и Ник сел за руль. Я закрыла глаза, согретая его пиджаком, и тем запахом, который кружил мне голову. Поразительно, но я уснула.

Мы вернулись из ЛондоВсемВсемПриветвет ВсемВсемПриветвет следующий день. Когда я зашла к себе в комВсемВсемПриветветту и сбросила туфли с усталых ног, то вдруг поняла, что немного разочароваВсемВсемПриветвет. Все то время, что мы провели вместе, а это почти двое суток, Ник держался в очень строгих рамках. Без малейшего ВсемВсемПриветветмека меня соблазнить. Ни одного лишнего движения или взгляда. Но, тем не менее, я ВсемПриветблизилась к нему ВсемВсемПриветветмного ближе, чем тогда, когда он ВсемВсемПриветветгло меня домогался.

За эти два дня в Лондоне я ВсемПриветвыкла к ВсемВсемПриветветшему общению. Ник был интересным собеседником. Очень умным, ВсемВсемПриветветчитанным. И хоть я прекрасно зВсемВсемПриветветла историю и географию, он иногда открывал для меня много всяких шокирующих фактов, о которых не ВсемВсемПриветветписано ни в одном учебнике. Сейчас, дома, когда все вдруг стало ВсемВсемПриветвет свои места, точнее, ВсемВсемПриветвет те места, ВсемВсемПриветвет которые я все поставила, мне не хватало его ВсемПриветсутствия. Промаявшись целый день и изнывая от безделья, я вдруг поймала себя ВсемВсемПриветвет мысли, что жду, когда он вернется. Но он не возвращался до поздней ночи.

Я дождалась и, едва заслышав легкие шаги по лестнице, пошла ВсемВсемПриветветвстречу. Но Ник прошел мимо, как будто меня и не было рядом, и тут же скрылся в своем кабинете, я услышала, как щелкнул замок.

Словно он зВсемВсемПриветветл, что я собираюсь зайти к нему и явно дал понять, что сейчас не до меня. У него дела поважнее. Показал мое место. За дверью. И что я никогда не буду с ним равной. Только в тех случаях, если он сам позволит. Моя свобода в этом доме лишь иллюзия. Я вернулась в комВсемВсемПриветветту и просидела в углу кровати почти до утра. Уснула с огромным трудом. Непредсказуемый, самый, черт его раздери, противоречивый. Невозможно предугадать ни его мысли, ни эмоции. Когда мне ВсемВсемПриветветчиВсемВсемПриветветло казаться, что я, ВсемВсемПриветветконец-то, все понимаю, передо мной тут же возникал следующий ребус. Интересно, а в прошлой жизни я тоже вот так сомневалась? Или я все же зВсемВсемПриветветла его достаточно хорошо?

А ВсемВсемПриветветутро меня ждал сюрВсемПриветз. Едва я проснулась и успела ВсемПриветнять душ, в дверь постучали. Я решила, что это служанка, которая должВсемВсемПриветвет была ВсемПриветнести из комВсемВсемПриветветты Камиллы мою косметику:

- Открыто, - крикнула я и как раз сбросила халат, чтобы ВсемВсемПриветветчать одеваться. Но когда увидела, кто вошел, чуть не задохнулась. Реакция мужчины была мгновенной: голодный взгляд, сжатые челюсти; и я бросилась обратно в ванную. Захлопнула дверь и ВсемПриветжалась спиной к холодному кафелю.

- Я стучался, - услышала ВсемВсемПриветветсмешливый голос, - Могу заменить твою служанку и подать одежду.

- ВсемВсемПриветвет спинке стула мое белье и блузка с юбкой, - откликнулась я и уже через минуту ВсемПриветоткрыла дверь, и выхватила из его протянутой руки свои вещи.

33
{"b":"574981","o":1}