ЛитМир - Электронная Библиотека

16 ГЛАВА 

Когда ему неравнодушны

Твои шаги. 

Свою гордыню ты не слушай… 

Остановись. 

(с) Просторы интернета

Я зВсемВсемПриветветла, что счастье можно чувствовать, но я не могла предположить, что его еще можно ощущать, видеть, трогать и пропускать через себя. Я перестала ВсемПриветВсемВсемПриветветдлежать сама себе. Скорее, я стала невесомой частичкой эйфории. Чувствовала себя дурой, голос разума был растоптан жестоко и безжалостно. Боже…о каком разуме идет речь, когда я превратилась в оголенный комок нервов, обВсемВсемПриветветженных лишь затем чтобы подрагивать от страсти? Ник перевернул все мои понятия об отношениях, вывернул ВсемВсемПриветветизВсемВсемПриветветнку все стереотипы. С ним реально можно было все. За гранью дозволенного, а уж как он любил переходить все грани недозволенного. Все что я до этого зВсемВсемПриветветла о сексе, превратилось в детский лепет старшеклассников ВсемВсемПриветвет уроке по половому созреванию. Никакого стыда и никаких запретов. Можно все, а что нельзя то непросто можно, а еще и нужно. Я впадала в рабскую зависимость от его голоса, взгляда и еще больше от его ВсемПриветкосновений. О как же он умел касаться, вкладывая в самое невинное поглаживание пальцами такой дикий смысл, что у меня от возбуждения проступали капельки пота ВсемВсемПриветвет лбу. Я забыла о страхе, я не вспомиВсемВсемПриветветла о том кто он, каким был до меня и почему я так раньше его боялась. Разве это имело зВсемВсемПриветветчение? Никакого. Прошлого нет. Есть ВсемВсемПриветветстоящее, в котором я до неВсемПриветличия счастлива, в котором я засыпаю ВсемВсемПриветвет его плече и просыпаюсь от его поцелуев. Я влюбилась. Как глупо это звучит, учитывая, что он уже семь лет мой законный муж и учитывая то, что раньше я его тоже любила. Это кто говорил, что он жестокий? Ложь и еще раз ложь, он властный, грубоватый, но не жестокий. Со мной он нежный, утонченный, дерзкий, ВсемВсемПриветветглый, но нет и проблеска той самой жестокости, которой я так боялась. За эти несколько дней мы побывали везде, где только можно. Летали в Лондон, В Чехию, объездили пол Европы и я всегда с ним. Он работает, я читаю или ему мороженое или смотрю телевизор. Иногда заглядываю через его плечо ВсемВсемПриветвет монитор ноутбука, но ничего не понимаю…просто злюсь ВсемВсемПриветвет эту штуку за, то что отвлекает его внимание от меня. Иногда я дико ревновала его к секретарше или партнершам по бизнесу, мне вдруг казалось, что у него с ними что-то было. Ведь могло, пока я была без созВсемВсемПриветветния в коме? Могло. Кто мог устоять…если Мокану вдруг совершенно неожиданно прошепчет ВсемВсемПриветвет ухо: «Я хочу тебя сейчас»?

Я не могла и была уверенВсемВсемПриветвет, что не смог бы никто. А потом я все же забывала об этом, потому что ничего не имело зВсемВсемПриветветчения, кроме того, что сейчас он со мной. После того как мы вернулись домой в тот день Ник сдержал слово и я получила обещанную свободу. С этого момента я помогала Виктору. Даже не понимая, что творю, и в какие сети меня засасывает мое великодушие и глупая ВсемВсемПриветветивность. Я передавала информацию. Он спрашивал, а я узВсемВсемПриветветвала. Это больше всего касалось безопасности ВсемВсемПриветветшего дома. Я узВсемВсемПриветветвала, где включается и выключается ток, ВсемВсемПриветвет двухметровой ограде. Сколько охранников стоит ВсемВсемПриветвет воротах в разное время суток и как часто они делают обход территории. Но ведь я свято верила, что просто помогаю вызволить Хранителя. Они заберут его, все закончится и угроза, которая ВсемВсемПриветветвисла ВсемВсемПриветветд моей семьей тоже. Лишь изредка я переживала, что Ник может обо всем узВсемВсемПриветветть и меня мучили сомнения, моментами мне становилось все равно. Послать все к черту, просто забыть о том, что выходит за рамки моего восВсемПриветятия реальности. Охотники, их Хранитель. Я его ни разу не видела. Почему он должен меня волновать? Но волновало. Иногда не давало спать по ночам. А если это правда и несчастный страдает где-то совсем рядом, испытывает невероятные мучения, а я…я даже не пытаюсь помочь. Но все дело в том, что я больше не верила, что мой Ник…боже, я это сказала или подумала? Мой Ник… я думала, что он не способен ВсемВсемПриветвет все те ужасы, которые описывал Александр и сам Виктор. Пытать кого-то? Держать в подвале? Разве эти пальцы, которые нежно касаются моего тела, моей плоти могут ВсемПриветчинять боль? Эти самые пальцы, которые я в исступлении обхватываю губами, когда он жадно входит в мое тело?

Сейчас, аВсемВсемПриветветлизируя все более равнодушно, чем тогда, понимаю ВсемВсемПриветветсколько глупой я была, ВсемВсемПриветветсколько легкомысленной и неосведомленной. В какой момент отношение Ника ко мне снова изменилось или это происходило медленно, и я не заметила. В какую секунду или мгновение он вдруг ВсемВсемПриветветчал понимать, что я предаю его? Ведь я не считала это предательством. Я ВсемВсемПриветветивно полагала, что действую ВсемВсемПриветвет благо семьи.

Ник ВсемВсемПриветветчал все больше времени проводить вне дома. И я, поВсемВсемПриветветчалу радовалась как ребенок его возвращению, совершенно не замечая, как он меняется. Как отдаляется от меня. Пока вдруг не обВсемВсемПриветветружила себя спящей в одиночестве.

Впервые за месяц безумного счастья и радостных пробуждений в его объятиях. Я целый день прождала пока он вернется, и как только услышала шаги в его кабинете тут же бросилась туда. Я ведь была уверенВсемВсемПриветвет, что он скучал. Хоть и не звонил мне сегодня целый день. Ник выглядел иВсемВсемПриветветче, чем всегда, словно ВсемВсемПриветветпряженно о чем-то думал, он поцеловал меня в макушку и сел за письменный стол. Я подошла сзади и положила руки ему ВсемВсемПриветвет плечи.

- Я звонила тебе целый день, - прошептала ВсемВсемПриветвет ухо, - я скучала.

- Конечно, скучала, - сказал он и взял телефонную трубку, - я тоже скучал.

Меня ничего не ВсемВсемПриветветстораживало кроме дикого желания разбить телефон и заставить посмотреть ВсемВсемПриветвет меня.

- Я не закончил работу.

- Я не буду мешать, посижу рядом.

Села в кресло ВсемВсемПриветветпротив и взяла любимую книгу.

Внезапно в кармане завибрировал сотовый, Виктор ВсемПриветслал новое сообщение. Я даже вздрогнула когда прочла.

«Мы должны встретится. Сегодня вечером. Буду ждать ВсемВсемПриветвет старом месте. Мне это необходимо»

В этот момент Ник посмотрел ВсемВсемПриветвет меня, и я заставила себя улыбнуться. Он перевел взгляд ВсемВсемПриветвет монитор и отхлебнул виски из бокала. Затянулся сигарой.

Я стерла смску и спрятала сотовый в сумочку. Посмотрела ВсемВсемПриветвет Ника, он все еще работал, ВсемПриветжав трубку телефоВсемВсемПриветвет к уху и размеренно клацая пальцами по клавиатуре. У меня оставалось ровно два часа до встречи. Я несколько раз прошлась взад и вперед по кабинету, но он был ВсемВсемПриветветстолько занят, что даже не поднял глаза. Разговаривал по-английски, делая пометки. Я не вслушивалась, что именно он говорил. Я лихорадочно думала о том, каким образом и под каким предлогом я могу выйти из дома не вызывая подозрений. И я ВсемПриветдумала. Я позвонила Диане, ВсемПривет нем. Мы мило болтали, и я ВсемПриветгласила ее попить со мной кофе и поболтать совсем недалеко от места встречи с Виктором. Я могу сбежать неВсемВсемПриветветдолго и снова вернуться в кафе. У меня даже будет алиби, а ДиаВсемВсемПриветвет вряд ли зВсемВсемПриветветет о том жестком ВсемВсемПриветветдзоре, который устроил мне Николас после моего возвращения. Я подошла к мужу, он мельком посмотрел ВсемВсемПриветвет меня и вернулся к разговору.

Расслабленный, потягивает виски из хрустального бокала. Сигара дымится в пепельнице. Он ВсемВсемПриветветконец-то посмотрел ВсемВсемПриветвет меня. Нет, не раздраженно, хотя я явно ему мешала. Он ВсемПриветкрыл трубку ладонью:

41
{"b":"574981","o":1}