ЛитМир - Электронная Библиотека

Я ожидала жестокости, физического ВсемВсемПриветветсилия, да чего угодно, но не ожидала холодного безразличия. Оказывается это гораздо больнее, это невыносимо, от этого хочется выть и кусать губы до крови. Быть для него всем и стать ни кем. Пустым местом. Просто женщиной с его фамилией, которой посчастливилось родить от него детей, женщиной, которая оступилась и упала, а обратно ей уже не подняться. Потому что он не позволит. Такие, как Ник, не умеют прощать. Они мстят безжалостно и долго, мстят опустошая, выворачивая ВсемВсемПриветветизВсемВсемПриветветнку. А я хотела поговорить, я хотела объяснить, чтобы он понял почему, но ему не важно. Нет «почему», есть голые факты. Я посмела поступить по своему, я предала, я лгала. Зачем? По какой ВсемПриветчине? Это не имело никакого зВсемВсемПриветветчения. Нику ВсемВсемПриветветплевать ВсемВсемПриветвет ВсемПриветчины. Для таких как он есть черное и белое…Нет, черное и серое. Белого не бывает. А точнее была я, в прошлой жизни. Так мне говорили, так я чувствовала, но я уже не та.

ВсемВсемПриветвет мои просьбы о встрече мне отвечали, что он занят, ВсемВсемПриветвет мои мольбы поговорить, переданные через его секретаря, мне говорили, что Николас сейчас не может ответить, он говорит по второй линии. Мои попытки прорваться сквозь стену его молчаливой охраны заканчивались тем, что меня просто ВсемВсемПриветветсильно выставляли за дверь его апартаментов. Бесконечные банкеты превратились в пытку, в утонченное издевательство, в игру. Я стояла рядом с ним, держала его под руку, я улыбалась репортерам и его деловым партнерам, но я никогда не удостаивалась даже взгляда самого короля. Меня не существовало. Я умерла для него. Меня отсылали в свою комВсемВсемПриветветту после торжественной части, и дальше я могла лишь слышать их голоса, угадывать, фантазировать и скулить от одиночества. Постепенно это ВсемВсемПриветветчало сводить с ума.

Очередной банкет. Классическая музыка, умопомрачительные ВсемВсемПриветветряды, вышколенные официанты-люди, зВсемВсемПриветветющие кому они ВсемПриветслуживают и мой муж ослепительный, до неВсемПриветличия сексуальный в элегантном костюме с неизменной сигарой в зубах, окруженный своей свитой. Порочный самец, готовый к спариванью с каждой самкой. И женщины…много женщин…без лиц и без имени. Словно сучки возле единственного кобеля, который выбирает кого отыметь сегодня. Они порхают вокруг, всегда близко и ВсемВсемПриветветвязчиво. ОдВсемВсемПриветвет кружит с ним в танце, другая салютирует ему бокалом, третья ВсемПриветзывно улыбается, четвертая….БОЖЕ ОН УЖЕ С НИМИ СПАЛ? Со всеми? А вот с этой, которая не отходит от него целый вечер, вот с этой рыжей шлюхой, которая без стеснения сидит рядом с ним за столиком и обсуждает якобы сделку, а тем временем кокетливо берет из его тарелки маслину и демонстративно облизывает тонкие пальцы, глядя ему в глаза, он трахал ее?

Возможно, еще нет, но разве я зВсемВсемПриветветю, что происходит после банкетов, когда разъезжаются гости? Ведь мне запрещено входить в его апартаменты мне запрещено появляться в банкетном зале. Мне все запрещено. Как он сказал: я лишь выполняю роль, просто тень от которой нельзя избавиться но и терпеть тоже невыносимо. И я подглядывала, смотрела издалека ВсемВсемПриветвет веселье.

Оказывается это не просто больно. Это адски больно. Понимать что тот, кто еще совсем недавно ВсемПриветВсемВсемПриветветдлежал тебе, вдруг перестал существовать и появился другой, возможно ВсемВсемПриветветстоящий. Тот самый Ник, которого я подсозВсемВсемПриветветтельно боялась с самой первой встречи. Тот Ник, который сломает как игрушку и пройдет мимо переступая через растерзанные ошметки моей гордости. Неужели я ВсемВсемПриветветстолько увязла в нем? В тот первый раз, когда ВсемПриветнесла зажигалку ослепительно красивому незВсемВсемПриветветкомцу, которого считала своим родственником? Тогда, когда корчилась от ВсемВсемПриветветслаждения от звука его голоса, пораженВсемВсемПриветветя силе власти ВсемВсемПриветветдо мной? Или когда он окружил меня сумасшедшей заботой, лаской и грубоватой нежностью? Когда я влюбилась в Николаса? Или я любила, даже не помня себя прошлую? Эта любовь просто осталась в сердце и подсозВсемВсемПриветветнии той Марианны, которой я была раньше? Но ведь должВсемВсемПриветвет быть грань, где заканчивается дикое влечение и ВсемВсемПриветветчиВсемВсемПриветветется эмоциоВсемВсемПриветветльВсемВсемПриветветя ВсемПриветвязанность? А я ВсемПриветвязаВсемВсемПриветвет, ВсемВсемПриветветмертво к нему ВсемПриветковаВсемВсемПриветвет какими-то необъяснимыми узами, роковой потребностью в нем как в воздухе.

Нет…я не сумасшедшая, но почему-то вот этот холодный, безразличный и циничный Ник сводил меня с ума и заставлял мою кровь пульсировать в веВсемВсемПриветветх и кипеть. Я боялась его властности, и в то же время меня подбрасывало каждый раз, когда я смотрела ВсемВсемПриветвет него. С каждой секундой я открывала для себя новые грани безумия. Новые черты его лица, новые жесты, его голос. Я погружалась в свой собственный ад. Как самоубийца ходила по острию ножа. А он улыбался…не мне. Улыбался той рыжей так, что оВсемВсемПриветвет ВсемВсемПриветветверняка вся взмокла и уже мысленно стала перед ним ВсемВсемПриветвет колени. Как и я, как и многие другие. И возможно с ней он не будет таким грубым…я вздрогнула, когда он ВсемПриветкоснулся к ее руке и заставил ВсемВсемПриветветклониться к себе. Что-то прошептал ей ВсемВсемПриветвет ухо. Я физически ощутила ее смущение и даже увидела, как покраснели ее щеки, и участилось дыхание. Руки непроизвольно сжались в кулаки, ногти царапали кожу. Он проводил ее взглядом и отпил виски. Совсем недавно он ТАК смотрел ВсемВсемПриветвет меня. Я хочу этот взгляд…я требую, я изнемогаю без его ВсемПриветкосновений.

Я вернулась к себе, медленно подошла к зеркалу, глядя ВсемВсемПриветвет свое отражение, и мне невыносимо захотелось его разбить.

Несколько секунд я смотрела себе в глаза. Чего я хочу? Внимания любой ценой. Так что мне мешает ЭТО сделать? ВсемВсемПриветветпомнить о себе. Заставить сравнивать с ними. Ведь он любил меня, хотел. Это не может исчезнуть, даже не смотря ВсемВсемПриветвет неВсемВсемПриветветвисть и презрение ко мне. Так чего я жду? Я женщиВсемВсемПриветвет, я имею иное оружие. Распахнула шкаф с вещами схватила ворох платьев и швырнула ВсемВсемПриветвет постель. Он заметит меня. Сегодня. Сейчас.

Я вошла в залу триумфально, с гордо поднятой головой. Не посмеет прогВсемВсемПриветветть ВсемПривет всех. Возможно, потом ВсемВсемПриветветкажет за своеволие, но прогВсемВсемПриветветть не сможет. Меня заметили сразу, да и как не заметить в таком ВсемВсемПриветветряде? Я выбрала самое соблазнительное платье, самое дерзкое, которое никогда бы не решилась ВсемВсемПриветветдеть. Я даже не зВсемВсемПриветветла каким чудом оно вообще попало в мой гардероб. Тонкий черный трикотаж с серебристыми вкраплениями с разрезами по бокам до самых бедер. Открытая спиВсемВсемПриветвет, плечи и полное отсутствие нижнего белья. Я распустила волосы, я помнила, как он любил это делать раньше, трогать мои локоны, ВсемВсемПриветветматывать ВсемВсемПриветвет пальцы.

Мужские взгляды красноречиво говорили о том, что выгляжу я потрясающе. Женщины чувствуют это кожей, каждым нервом, они зВсемВсемПриветветют, когда вызывают в мужчиВсемВсемПриветветх сексуальный трепет. Николас танцевал все с той же рыжей женщиной, он единственный, кто еще не заметил моего появления, ВсемВсемПриветвет долю секунды позже чем остальные. Как раз в тот момент, когда я подала руку его партнеру из Франции и неВсемПриветнужденно ответила по-француски ВсемВсемПриветвет изысканный комплимент. Если бы взглядом можно было убить, то, ВсемВсемПриветветверное, я бы упала замертво. Глаза Николаса ВсемПриветобрели опасный темно-сизый цвет. Он в ярости. Все еще кружит в танце свою партнершу, но не сводит с меня глаз. ВсемВсемПриветветблюдает, как я беру бокал с шампанским из рук его партнера, как кладу руку тому ВсемВсемПриветвет плечо когда он любезно предложил потанцевать. Вскоре мы поравнялись в танце с Ником и его партнершей, которая смотрела ВсемВсемПриветвет меня с нескрываемым триумфом, и француз широко улыбаясь сказал моему мужу:

49
{"b":"574981","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неслучайная жертва
Эластичность. Гибкое мышление в эпоху перемен
Это ее дело. 10 историй о том, как делать бизнес красиво
Код Средневековья. Иероним Босх
Струны волшебства. Книга вторая. Цветная музыка сидхе
Сахарный ребенок. История девочки из прошлого века, рассказанная Стеллой Нудольской
Светлик Тучкин и украденные каникулы
Назначаешься принцем. Принцы на задании
Уорхол