ЛитМир - Электронная Библиотека

Паша прикусил кончик языка, чтобы не попросить деда отодвинуться на пару шагов вместе с пакетами. Но дед его мысленное послание явно не уловил и толкнул пакеты еще ближе к Паше: кто-то встал за ним в очередь, а дед явно считал, что чем плотнее сомкнешь ряды, тем быстрее получишь билеты.

– Тебя родители оставили место занять, да? Куда едете?

Паша достал телефон и уткнулся в него, бессмысленно тыкая в кнопки, но дед намека не понял.

– А от телефонов этих ваших мозги поджариваются. Вот мы раньше – гуляли, гоняли мяч, а вы… – Паша уже собирался натянуть капюшон толстовки, но вспомнил, что он в одной майке. От деда пахло старостью, табаком и чем-то ужасно печальным. – Ты чего молчишь? Уже и с человеком поговорить жалко, да? Времени нет? Все телефоны эти ваши. Совсем мозги спеклись.

Паша потянул воротник футболки, в десятый раз обещая себе, что, когда вырастет, будет покупать билеты только через Интернет.

– Простите, вы не могли бы немного отойти? – пробормотал он. – Тут ведь еще есть место.

– Вот дети пошли! – тут же разозлился дед. – Пожилому человеку хамит. Да ты еще не дорос мне указывать! Старших не уважаешь!

– Я уважаю, просто вы…

– Молодой человек, вы билет будете брать или нет?

Вдруг Паша увидел, что стоит прямо перед кассой: толстяк, стоявший перед ним, куда-то исчез. Из окошка на него смотрела девушка в униформе.

– Добрый день, – громко, чтобы перекрыть ворчание деда, сказал Паша. – Два билета на ближайший поезд в Сочи, пожалуйста. Один до Сочи, другой до Краснодара.

– Где свидетельство о рождении?

Паша моргнул. Об этом он не подумал.

– А без него нельзя? – глупо переспросил он.

Девушка посмотрела на него так, будто в жизни не слышала подобной ерунды.

– Молодой человек, предъявите свидетельство или отойдите.

– Послушайте, у меня дело, очень важное, – беспомощно пролепетал Паша.

– У всех важные дела! – вставил дед, выглядывая у него из-за плеча.

– Так, мальчик, давай свидетельство или брысь отсюда.

– Да! Побыстрее можно? – загалдели сзади.

– Вы поймите, у меня папа…

– У всех папа, – отрезала девушка, и по ее сжатым в бесцветную линию губам Паша понял: она слушать не будет.

– Ну и молодежь! Документов нет! Он беспризорник, – заголосил дед. В его глазах горело злорадное веселье, как у хитрого эльфа из сказок.

Он схватил Пашу костлявой рукой за плечо, тот дернулся, сбрасывая ее, но какой-то мужчина тут же сжал ворот его майки:

– Ты что старичка толкаешь, хам! Родители где?

– Нет, серьезно, почему ребенок один? Полицию надо вызвать. Может, он из дома сбежал, – взволнованно сказала какая-то женщина, и все головы – из этой очереди и соседних – повернулись к нему.

«Наш физкультурник был бы доволен, – подумал Паша, обводя людей взглядом. – За сегодняшний день я побью все свои рекорды по бегу».

Он протиснулся между двумя женщинами и бросился к выходу. Вслед ему неслись возмущенные голоса, но он не слушал, выскочил на улицу и помчался куда глаза глядят, мгновенно освоив умение лавировать в толпе. Он смутно надеялся, что Илья отстанет, но тот, конечно, был тут как тут.

– Я смотрю, ты там пользовался успехом, – хмуро пробормотал Илья, когда они притормозили в дальнем углу привокзальной площади.

– Без свидетельства не продают, – хватая ртом воздух, выдавил Паша и уселся на перевернутый ящик около вагончика с надписью: «Беляши-Хаус».

– Ясное дело! Ты что, в поезде никогда не ездил? – Илья сел рядом, засунув руки в карманы так глубоко, словно хотел дыры в них провертеть. По его лицу Паша понял: он и сам про документы не подумал. – А теперь, может, придумаешь план «Б»? Поезд уже к платформе подошел, я его отсюда вижу. Уйдет через полчаса.

Паша застонал и откинулся затылком на стену вагончика, на секунду забыв о микробах.

– Ладно, раз уж ты такой специалист по поездам, – сказал он, уставившись в потемневший, будто сгустившийся к вечеру воздух. – Можно сесть в поезд без билета?

– О, вот это криминальные замашки! Жаль, наша классная не слышит, – развеселился Илья. Он явно выбрал фразу «Все как-нибудь само утрясется» своим жизненным принципом. – Даже не думай. Проводник стоит у дверей вагона и без билета не пустит. А потом, когда поезд тронется, опять билеты проверяет.

Паша прикрыл глаза. Уехать не выйдет, домой вернуться – тоже: там его наверняка поджидают. В кармане брякнул телефон, и он вяло его вытащил – на сообщение от отца уже не надеялся. Это и правда был не он.

«Мудрец_05»: «Молодец. Больше не попадайся. Спрячься у каких-нибудь родственников и сиди тихо».

Значит, «Мудрец» откуда-то знает, что он сбежал от погони. Но откуда?

– Ого, – Илья уставился в телефон, перегнувшись через его плечо. – Вот это круто. Мы как в детектив попали. Ладно, не дрейфь, придумаем что-нибудь. Знаешь, что надо, чтоб мозги заработали? Подкрепиться. У тебя пожевать что-нибудь есть? – Он кивнул на Пашин рюкзак.

Паша порылся и вынул ярко-красный пакетик – больше никакой еды прихватить с собой не успел.

– Это что?

– Орехи макадамии, – мрачно объяснил Паша. У него было такое чувство, что он завалил годовой тест. – Они полезные. Только дорогие и в магазинах редко бывают. Папа по Интернету заказывает.

– Ты вообще ничего не можешь без выпендрежа делать? – хмыкнул Илья, но пакет надорвал и орехами захрустел.

– Макадамия? – вдруг спросил чей-то голос. – А можно попробовать?

Паша поднял голову. Над ними стоял смуглый черноволосый мужчина в стоптанных ботинках и восхищенно смотрел на пакетик. Рубашка у него была такая потная, что прилипла к телу, как гидрокостюм. Паша подхватил рюкзак и отпрянул:

– Нам пора.

– Да ты чего? – удивился тот. – Я просто попробовать хотел. Ты знал, что их не продают в кожуре, потому что ее дома расколоть нельзя – только на заводе? Я статью про них читал. В журнале.

Паша отступал, с неприязнью глядя на незнакомца. К таким людям отец велел даже близко не подходить.

– Ну хоть один. Пожалуйста, – тот протянул смуглую руку.

Паша представил, сколько на ней микробов, и уже хотел бежать во весь опор, но Илья пихнул его локтем:

– Слушай, не будь жмотом! Человек тебя попросил, а ты…

Паша хотел ему ответить, чтобы не лез не в свое дело, но смуглый продолжал улыбаться, вытянув ладонь. В этом жесте было что-то такое добродушное, что Паша, старательно держась подальше, осторожно вытряхнул ему на руку пару орехов. Больше не дал, а то им самим мало останется.

Тот кивнул и попробовал:

– На лесные похожи. Вкусные. Ты знал, что они сосуды восстанавливают? В статье про это было. У меня сосуды как раз больные, – он задрал штанину, показав свои синие вены так гордо, будто ждал аплодисментов. Паша сглотнул, пытаясь не зажмуриться. – Вдруг поможет. Спасибо, мальчик, – он махнул им рукой и отошел.

Паша вяло кивнул и сел обратно на ящик. Он уже открыл рот, чтобы сказать Илье: ничего не выйдет, всему конец, – но тут в вагончике с беляшами открылось окошко, и из него свесился все тот же смуглый человек, на этот раз в фартуке и резиновых перчатках.

– Забыл спросить, чего грустные такие? Потерялись, что ли? Я Мансур.

Он протянул руку прямо из окна. Паша хмуро посмотрел на нее, но пожать не решился.

– У нас все хорошо, спасибо, – отчеканил он и приготовился бежать, но Илья наступил ему на ногу.

– Да ничего не хорошо! Мы на поезд сесть не можем, – Илья стукнул кулаком по колену. – Деньги есть, но без документов билеты не продают.

– Да, без документов плохо, – грустно, со знанием дела сказал Мансур. Голова скрылась, и минуту спустя он опять стоял рядом: – А на поезд вам зачем?

Илья пихнул Пашу локтем в бок, но тот по-прежнему молчал. Он двинул еще раз, посильнее. Паша не понимал, зачем ему общаться с незнакомым человеком, да еще с таким, – ответил, только чтобы избежать очередного тычка:

– Мой папа пропал. Я знаю, где он. Примерно. Но не могу туда попасть.

6
{"b":"574987","o":1}