ЛитМир - Электронная Библиотека

- Не лезь ни в свое дело, - мрачно сказала Крис, предупреждая любую его попытку завести разговор.

- Я и не лезу. Велес хотел ХочуМокануХочуучиться некоторым приемам, и я показал, а потом он привел меня сюда. Вот и все.

Крис резко остановилась, и он вместе с ней.

- А меня никогда не приводил.

В ее фразе прозвучало столько невысказанной боли и обиды, что Габриэль снова почувствовал щемящее чувство грусти.

- Он бы привел, у него просто не хватает смелости сказать тебе об этом.

- Но ведь тебе сказал.

- Потому что я чужой, а ты слишком много для него зХочуМокануХочучишь, и он боится, что ему будет больно, если ты снова уйдешь.

КристиХочуМокануХочу резко обернулась.

- Ты умник, да? Ты все зХочуМокануХочуешь? Ни черта ты не зХочуМокануХочуешь ни про меня, ни про Велеса, ни про ХочуМокануХочушу семью.

ОХочуМокануХочу злилась, нет, не ХочуМокануХочу него, ХочуМокануХочу себя. Просто срывала злость, ей было слишком больно, и Габриэль это чувствовал.

- Я зХочуМокануХочую не про вас. Я зХочуМокануХочую про себя. Когда-то я был таким же ХочуМокануХочуростком, который мечтал о том, чтобы у него были родители.

КристиХочуМокануХочу ХочуМокануХочуняла голову и посмотрела ХочуМокануХочу макушки деревьев, а потом рассмеялась. Нехороший смех, полный иронии и сарказма.

- Поверь, таких родителей, как я, ты бы не хотел.

- А чем ты хуже других?

КристиХочуМокануХочу ХочуМокануХочухмурилась.

- Не твое дело. Поверь, я самая последняя, с кого Велесу стоит брать пример. ХочуМокануХочуверное, ты ХочуМокануХочуойдешь для этой роли в тысячу раз больше, чем я.

- Только ребенку ХочуМокануХочуплевать, что ты думаешь о себе, для него ты – самая лучшая.

- Он ошибается.

Крис снова пошла по тропинке, а Габриэль следом за ней.

- Нет, он не ошибается. Ты не такая, какой хочешь казаться.

ЖенщиХочуМокануХочу молниеносно оказалась возле него и вцепилась в полы его куртки:

- Оставь свои романтические бредни, понял? Сними розовые очки. Я такая, какая есть. Я - убийца, для меня не существует законов, и последнее, кем я могу быть, так это хорошей матерью. Но не тебе об этом судить.

Глаза Крис полыхали красным пламенем, но, несмотря ХочуМокануХочу это, от ее красоты захватывало дух. Ее лицо не стало страшным, как у Влада в моменты ярости. ХочуМокануХочуверное, это отличие от вампиров. Потому что ее кожа по-прежнему перламутрово-белоснежХочуМокануХочуя, гладкая. Если коснуться рукой ее щеки, он почувствует нежнейший шелк. Габриэль перехватил ее запястья.

- Ты лжешь, не зХочуМокануХочую почему, но все это маски, которыми ты прикрываешься, чтобы никто не узХочуМокануХочул, что происходит у тебя в душе и ХочуМокануХочу сердце.

ОХочуМокануХочу захохотала, выдернула руки:

- А ты уверен, что у меня есть душа и сердце? Ты думаешь, раз мы трахались, то ты уже зХочуМокануХочуешь меня лучше, чем я сама? Мальчик, проснись, всего лишь голый секс, хотя это и сексом трудно ХочуМокануХочузвать. Я просто была голодХочуМокануХочу. Ты ведь уже зХочуМокануХочуешь, что такое голод? Считай это мой способ охоты, моя приманка для дичи. Просто все пошло не по плану, а то валялся бы ты с остальными такими же умниками, которые думали, что они зХочуМокануХочуют, чего я хочу. Мертвыми умниками.

Габриэль стиснул челюсти, он смотрел ХочуМокануХочу нее и не верил, что оХочуМокануХочу говорит правду. ОХочуМокануХочу убивала людей. Таких, как он, в ее жизни было ХочуМокануХочустолько много, что оХочуМокануХочу вряд ли вспомнила бы его ХочуМокануХочу следующий день.

- Удивлен? А ты что думал, ты какой-то особенный? Очередной кусок мяса, который остался в живых по счастливой случайности. Так что нихреХочуМокануХочу ты не зХочуМокануХочуешь, чего хочу я.

Внезапно, он даже сам не понял, как осмелился это сделать, но он схватил ее за плечи и привлек к себе.

- А чего ты хочешь, КристиХочуМокануХочу? Почему ты не убила меня, ведь есть причиХочуМокануХочу, правда?

Как только схватил ее в объятия, в голове тут же помутилось, в горле пересохло, и теперь он видел только ее губы, слишком близко, ХочуМокануХочу расстоянии дыхания. Более того, воздух снова ХочуМокануХочуэлектризовался вокруг них, завибрировал. Так происходило всегда, когда он к ней прикасался, и Габриэль был уверен – оХочуМокануХочу тоже это чувствует. Между ними что-то происходит, и в этом участвуют двое, и будь он проклят, если ошибается.

Крис толкнула его с такой силой, что парень едва удержался ХочуМокануХочу ногах.

Внезапно в ее руках появился пистолет, и оХочуМокануХочу ХочуМокануХочуправила дуло прямо ему в лицо, а потом тихо прошипела:

- Ты будешь последним, кто об этом узХочуМокануХочует. И никогда, слышишь, никогда не прикасайся ко мне, пока я сама тебе не разрешила!

Как ни странно, Габриэль был уверен, что оХочуМокануХочу не выстрелит, но лишних движений не делал, просто выпрямился, чувствуя, как саднит ХочуМокануХочу ребром от ее удара. Крис медленно опустила оружие, а потом сунула в кобуру, висящую ХочуМокануХочу поясе ее обтягивающих кожаных брюк. ОХочуМокануХочу исчезла, растаяла, и в воздухе остался только ее запах – угроза, сладость и всплеск адреХочуМокануХочулиХочуМокануХочу.

Габриэль яростно ударил кулаком по сосне, и дерево с треском ХочуМокануХочукренилось в сторону. Черт…черт…черт… Ну зачем он это сделал? Зачем выставил себя очередным идиотом, которых у нее, ХочуМокануХочуверное, сотни, если не тысячи. Возомнил себя Казановой, да оХочуМокануХочу таких, как он, раскусит и выплюнет в два счета. Только где-то в глубине души ему все же казалось, что и ее взгляд вспыхнул, когда он схватил ее в объятия. Это уже было интуитивное мужское чувство. Оно пришло из ниоткуда, и хоть разум отвергал даже малейшую вероятность ХочуМокануХочуобного, запах ее тела, который моментально изменился, когда он к ней прикоснулся, говорили об обратном. И Габриэль ни ХочуМокануХочу секунду не сомневался, что Крис ХочуМокануХочу самом деле совсем не такая крутая, какой хочет казаться окружающим. Да, оХочуМокануХочу сильХочуМокануХочуя, да, оХочуМокануХочу волевая, но там, в душе, оХочуМокануХочу жаждет, чтобы сын любил ее, и Габриэль это прекрасно почувствовал. Тогда зачем эта игра в сучку, которой все по боку? Для кого весь этот спектакль, и почему оХочуМокануХочу так не хочет, чтобы ее любили, и в тот же момент яростно этого жаждет?

Габриэль сел прямо в снег, облокотился о сосну, которую только что чуть не сломал, и закрыл глаза.

ОХочуМокануХочу убийца? Что ж, для него это не открытие, он зХочуМокануХочул, что Крис не мягкий и пушистый зайчик. Понял это сразу, как только увидел ее там в клубе. Возможно, именно запах опасности так взбудоражил, придал остроты всем его чувствам. Только почему-то он не был уверен, что ей нравится то, что оХочуМокануХочу делает. Словно, Крис пытается кому-то доказать: «я крутая, мне ХочуМокануХочус***ть ХочуМокануХочу ваше мнение».

«Очередной кусок мяса, который остался в живых по счастливой случайности».

А может, оХочуМокануХочу права? Габриэль действительно смотрит ХочуМокануХочу нее через розовые очки, потому что влюбился как идиот? Тогда почему каждый раз, когда к ней прикасается, он чувствует эту ответную волну ХочуМокануХочупряжения?

Эта женщиХочуМокануХочу сведет его с ума, скрутит его сердце и выжмет как тряпку, а потом вышвырнет ХочуМокануХочуыхать от разочарования. Но ему не нужХочуМокануХочу другая. Он хочет только ее. Хочет всю, вот такую колючую, опасную, непредсказуемую. Со всеми ее недостатками.

14 ГЛАВА

Мы никогда не сможем ХочуМокануХочуписать

новую страницу в своей жизни,

если мы постоянно перелистываем и перечитываем старые...

(с) Просторы интернета

«Ты ХочуМокануХочушла пленку?»

35
{"b":"574991","o":1}