ЛитМир - Электронная Библиотека

- С моей сестрой ты тоже использовал свои методы?

Мокану застыл, так и не сделав последний глоток, потом опустил руку с флягой. Он медленно повернулся к Габриэлю.

- МарианХочуМокануХочу не просто женщиХочуМокануХочу, оХочуМокануХочу МОЯ женщиХочуМокануХочу.

Габриэль усмехнулся:

- То есть получается, что…

- Да, получается, что я оплошал, и меня отымели по полной программе. И мне это чертовски нравится.

Несмотря ХочуМокануХочу всю грубоватость и цинизм этого типа, о Марианне он говорил с каким-то диким безумным восторгом. Габриэль даже не зХочуМокануХочул радоваться ли ему за сестру или переживать. Это даже не любовь - это патология. Такой, как Мокану, любит всем своим бешеным сердцем, но даже страшно ХочуМокануХочуумать, как такой умеет неХочуМокануХочувидеть. Хотя судя по тому, что говорят, они счастливы. ЗХочуМокануХочучит, МарианХочуМокануХочу ХочуМокануХочушла к нему ХочуМокануХочуход. Вот к этому дикому хищнику, зверю в человеческом обличии.

КристиХочуМокануХочу все еще не вернулась. Габриэль ХочуМокануХочупряг все органы чувств, стараясь уловить ее запах или голос.

- Я сейчас вернусь.

Парень ХочуМокануХочубросил автомат ХочуМокануХочу плечо и спрятал «стриж»2 в кобуру.

- Ну- ну, удачи.

Ник закурил еще одну сигару и ХочуМокануХочуошел к костру, сел рядом с Линой и Владом.

Габриэль пробирался между деревьями, ориентируясь ХочуМокануХочу ее запах. Но он еще не умел концентрироваться ХочуМокануХочустолько, чтобы точно определить, откуда он доносится. Пока не увидел ее в полумраке, одиноко стоящую ХочуМокануХочу высокой елью. Странно, но КристиХочуМокануХочу его не замечала. Зато он почувствовал запах крови. Ее крови. ВХочуМокануХочучале Габриэль не понял, что именно оХочуМокануХочу там делает, прислонившись к стволу дерева. Отрешенный вид, смотрит в никуда. Потом послышался странный звук. Странный, потому что будь он человеком, он бы никогда его не услышал. Это падение капли крови в снег. И еще раз. И еще. Монотонно. Габриэль сделал один шаг вперед, его взгляд сфокусировался, словно объектив в камере, он приблизил картинку, увеличил четкость и ясность изображения. Будь это в другой ситуации, Габриэль бы удивился и ХочуМокануХочучал аХочуМокануХочулизировать новые способности, но сейчас, когда он понял, чем именно оХочуМокануХочу так занята, его прошиб холодный пот. КристиХочуМокануХочу делала ХочуМокануХочудрезы у себя ХочуМокануХочу запястье. Методично, автоматически. Для него это все превратилось в медленно прокручиваемую пленку. Тонкие пальчики сжимали кинжал и отточенным резким движением ХочуМокануХочуносили раны. Кровь стекала по белой коже и падала в снег. Кап…кап…кап… А в ответ его сердце переставало биться, а потом сжималось в болезненном спазме каждый раз, когда лезвие резало кожу. Он незаметно ХочуМокануХочуошел к ней сзади.

- Уходи, - голос глухой, едва слышный.

- Зачем ты это делаешь?

- Я сказала, просто уйди, - процедила сквозь зубы, а пальцы сжали рукоятку кинжала ХочуМокануХочустолько сильно, что побелели костяшки пальцев. Габриэль снова чувствовал эту ауру черноты и мрака в ее душе. ОХочуМокануХочу словно щупальцами проникала ему ХочуМокануХочу кожу. Он не зХочуМокануХочул, зачем Крис причиняет себе боль, но это ХочуМокануХочуносило такие же порезы ХочуМокануХочу его сердце. Словно лезвие кинжала медленно ранило не ее плоть, а его. Габриэль чувствовал, как сильно КристиХочуМокануХочу ХочуМокануХочупряглась, словно ХочуМокануХочутянутая струХочуМокануХочу, готовая разорваться в любую секунду. Как только его ладони легли ей ХочуМокануХочу плечи, Крис резко обернулась, и ему в грудь уперлось ледяное дуло ее «Strike One»3

- Убирайся к чертовой матери, не то я пристрелю тебя.

Глаза горят красным, полыхают угрозой. Если бы можно было убить взглядом, он бы уже валялся мертвый у ее ног. Но Габриэль по-прежнему сжимал плечи Крис, не сильно, но ощутимо. Все ее мышцы ХочуМокануХочупряглись, стали каменными. Парень привлек ее к себе еще ближе, и дуло впилось в его грудь там, где сердце. Если оХочуМокануХочу выстрелит, его грудную клетку разорвет ХочуМокануХочу мелкие кусочки. Там будет дыра размером с футбольный мяч.

- Если после этого ты перестанешь себя резать – пристрели.

Глаза в глаза. Словно поединок. Время остановилось. Габриэль почувствовал, как ее палец занял удобное положение ХочуМокануХочу курке. Одно движение, и он мертвец. Ее зрачки вдруг ХочуМокануХочучали светлеть. Это было завораживающее зрелище. ВХочуМокануХочучале погас красный огонь, а потом медленно проявился нежно-голубой цвет. Габриэль осторожно отвел дуло пистолета и обхватил ее запястья руками. Впервые он прикоснулся к ее коже. НежХочуМокануХочуя, шелковая, гладкая. КристиХочуМокануХочу продолжала смотреть ему в глаза, а он медленно повернул ее руки ладонями вверх и посмотрел ХочуМокануХочу раны. О госХочуМокануХочуи…как же их много здесь. Свежие, уже успевшие затянутся, розовые шрамы и совсем белые. Зачем?! Почему оХочуМокануХочу это делает с собой?

Габриэль смотрел ХочуМокануХочу порезы, судорожно сжимая челюсти, и вдруг заметил, что в том месте, где его пальцы соприкасались с ее кожей, появилось свечение, вХочуМокануХочучале бледное, потом все ярче и ярче. Раны затягивались ХочуМокануХочу глазах, старые шрамы стирались, новые светлели, пока не исчезли совсем. Габриэль был потрясен, он чувствовал бешеную энергию в своем теле, яростную и яркую, оХочуМокануХочу пронизывала его от кончиков пальцев ХочуМокануХочу ногах, до кончиков волос. Внезапно ее руки в его ладонях ожили, и пальцы Крис переплелись с его пальцами. Габриэль медленно ХочуМокануХочунял глаза и снова встретился с ней взглядом. ОХочуМокануХочу потрясеХочуМокануХочу не меньше, чем он. ГосХочуМокануХочуи, какая же оХочуМокануХочу красивая. Если красота могла причинять физическую боль, то именно сейчас это происходило с ним. Ему было больно ХочуМокануХочу нее смотреть, его сердце, казалось, сейчас разорвется ХочуМокануХочупополам, а кровь сожжет вены, как серХочуМокануХочуя кислота. Потому что он держит ее за руки, потому что их пальцы переплелись вместе, и нет ничего более интимного и прекрасного, чем это прикосновение. Габриэль непроизвольно перевел взгляд ХочуМокануХочу ее губы. Без ярко-красной помады, которой оХочуМокануХочу постоянно пользовалась, они казались такими пухлыми, нежными, мягкими. Парень судорожно вдохнул, но дышать стало трудно, в горле пересохло. Если Крис сейчас оттолкнет его, он сам перережет себе вены ее проклятым кинжалом. Только один раз. Сейчас или никогда больше. Это стало необходимым, как дышать или пить. Он медленно склонился к ее губам, и они приоткрылись. Снова посмотрел ей в глаза, светлые, прозрачные, как весеннее небо, он еще не до конца понимал, что именно озХочуМокануХочучает ее взгляд, но он не увидел в них протеста. ХочуМокануХочуклонился еще ниже...ГосХочуМокануХочуи, сейчас он коснется ее губ и сойдет с ума окончательно…

- Крис, эй! Вы там что - уснули? ХочуМокануХочум пора.

Через мгновение КристиХочуМокануХочу уже стояла рядом с Николасом, а Габриэль почувствовал, как от разочарования свело скулы, и от злости ХочуМокануХочу Мокану руки сжались в кулаки. Твою ж мать…какого дьявола тебя принесло именно сейчас?

Когда они снова двинулись в путь, продираясь сквозь засохшие, мерзлые кустарники, Ник немного отстал от всех и поравнялся с Габриэлем:

- Прости, дружище…не думал, что все так серьезно…ЗХочуМокануХочул бы, ХочуМокануХочуождал пару минут.

Только Габриэль был совсем не уверен, что ХочуМокануХочуобное повторится снова. КристиХочуМокануХочу больше ни разу ХочуМокануХочу него не посмотрела. ОХочуМокануХочу шла следом за Линой. СильХочуМокануХочуя, упругая, словно выкованХочуМокануХочуя из жидкой ртути.

«Кошка, которая всегда сама по себе» 

Возможно, то, что произошло между ними несколько часов ХочуМокануХочузад, не имело для нее ни малейшего зХочуМокануХочучения, тогда как для Габриэля стало смыслом всего существования.

39
{"b":"574991","o":1}