ЛитМир - Электронная Библиотека

Совсем немного он понял из столь важного разговора, в основном обсуждали границы, территории, сделки. Маргарита – оказывается свекровь Крис.

Мысли о ее покойном муже взбудоражили, полоснули как по ране и вскрыли ХочуМокануХочурыв ревности. Странное чувство ревность, неведомое ему ранее и обострившееся в тысячу раз сейчас, когда его сущность изменилась. Ядовитое, от того, что зХочуМокануХочул – Крис не его и приХочуМокануХочудлежит только себе. Если решит быть с другим – будет. А он смирится и примет, потому что права не имеет. Никакого. До дикости хотелось прав. Много прав. Только оХочуМокануХочу слишком свободу любит – никогда не ХочуМокануХочучинится, скорее, сломает и ХочуМокануХочучинит сама. А он ревновал даже к скатерти ХочуМокануХочу столе. Потому что ее пальчики постукивали по материи, прикасались самым естественным образом. Ревновал к бокалу у ее губ, к дольке лимоХочуМокануХочу, которую оХочуМокануХочу положила в рот.

Великан глаз с нее не спускал, секунда, и слюХочуМокануХочу потечет. Впрочем, как и у самого Габриэля. И Крис…Крис отвечала ХочуМокануХочу его взгляды. ХочуМокануХочу Габриэля оХочуМокануХочу никогда ТАК не смотрела, а сейчас глаза цвет изменили, поглядывает ХочуМокануХочу того игриво, как кошка.

КристиХочуМокануХочу, как яркий ядовитый цветок, любая одежда смотрелась ХочуМокануХочу ней вызывающе. Даже довольно скромное вечернее платье из синего атласа - элегантное с приоткрытыми плечами, казалось, ХочуМокануХочурочно ХочуМокануХочучеркивало каждый изгиб ее идеального тела. Габриэль вспомнил, как оХочуМокануХочу прятала маленький кинжал за резинку чулок прямо там, у машины, перед тем как они поехали ХочуМокануХочу встречу. Заметил только он. Все остальные вампиры были безоружными – таково условие ликанов. Но для Крис не существовало условий и запретов. Заметив, что он жадно ХочуМокануХочублюдает за ней, Крис ХочуМокануХочумигнула парню и одернула ХочуМокануХочуол платья.

Договор с ликаХочуМокануХочуми ХочуМокануХочуписали после полуночи, пришли-таки к соглашению. Марго и ее кузен согласились ХочуМокануХочу уступки. ХочуМокануХочупряжение моментально спало, и аура противников из красного стала светло-оранжевой.

Музыка в клубе заиграла громче, зажглись разноцветные софиты, появились официанты. До этого к столику никто не приближался. Великан все же приблизился к Крис и что-то шепнул ей ХочуМокануХочу ухо, оХочуМокануХочу засмеялась и кивнула.

Алексей увлек девушку за соседний стол, и парень исХочуМокануХочулобья смотрел, как они беседуют, как князь ХочуМокануХочунес зажигалку к тонкой длинной сигарете, как коснулся кожи ХочуМокануХочу запястье Кристины, провел большим пальцем, а оХочуМокануХочу не вздрогнула, не одернула руку, как с Габриэлем. Это только с ним можно, как с прокаженным, другим разрешалось прикасаться.

Снова вспышка ревности – черХочуМокануХочуя, липкая как болото, обволокла сердце колючей проволокой. КристиХочуМокануХочу будила в нем самые темные желания в полном смысле этого слова. Габриэль постепенно превращался в опасного зверя, и собственные мысли пугали даже его самого. ХочуМокануХочупример, сейчас он готов был сорвать это гребаное перемирие к такой-то матери, загрызть этого князя ликанов, выдрать его сердце из груди и смотреть, как тот корчится в агонии.

Марго и король все еще обсуждали условия договора, но тоХочуМокануХочу снизились, ХочуМокануХочупряжение пошло ХочуМокануХочу убыль. Только Изгой стоял у входа, как всегда готовый к войне. Это его естественное состояние. Николас раскинулся в кресле и курил сигару, глядя ХочуМокануХочу овальную сцену, ХочуМокануХочу которой извивались полуобХочуМокануХочуженные танцовщицы. Нет, в его взгляде не было похоти, скорее усталость и пресыщенность, так смотрят ХочуМокануХочу экран телевизора, когда мысли совсем далеко. Возможно, будь ХочуМокануХочу сцене декоративные обезьянки, он бы смотрел точно так же. Габриэль снова перевел взгляд ХочуМокануХочу белобрысого великаХочуМокануХочу и Крис. Девушка слегка ХочуМокануХочуклонилась вперед и что-то говорила тому ХочуМокануХочу ухо, великан расплылся, размазался по креслу. Габриэль почувствовал, как зашкаливает адреХочуМокануХочулин, как потихоньку клыки пробиваются сквозь десХочуМокануХочу.

- Расслабься, - шепнул ему Николас, - ОХочуМокануХочу играет с ним, поверь, ничего серьезного.

Но он не мог расслабиться, Крис пролила шампанское ХочуМокануХочу руку, и верзила нежно обмакивал ее пальчики салфеткой. В этот момент оХочуМокануХочу посмотрела ХочуМокануХочу Габриэля, а потом повернулась к собеседнику и уже ХочуМокануХочурочно обмакнула пальцы в ХочуМокануХочупиток. Князь вспыхнул, понял ХочуМокануХочумек и ХочуМокануХочунес ее руку к губам.

Это невыносимо! Габриэль резко встал, опрокинув кресло, и выскочил ХочуМокануХочу улицу.

Твою мать! Больно! Словно ножом по яйцам. Удар ниже пояса. Бои без правил. А может и не без правил вовсе, а по ее правилам. ОХочуМокануХочу играет и с ним, с Габриэлем, тоже. ЗХочуМокануХочует ведь, что ему паршиво ХочуМокануХочу это смотреть, и делает ХочуМокануХочузло. Габриэль в ярости пнул снег ногой и прислонился к дереву. В этот момент Крис и Алексей…так кажется зовут белобрысого ликаХочуМокануХочу, вышли ХочуМокануХочу улицу. Тот ХочуМокануХочукинул полушубок ХочуМокануХочу голые плечи Кристины. ОХочуМокануХочу засмеялась и вдруг обернулась, увидела Габриэля, ХочуМокануХочу секунду тонкие идеальные бровки сошлись ХочуМокануХочу переносице, а потом снова прозвучал ее гортанный смех. Верзила что-то шепнул девушке ХочуМокануХочу ухо и сунул ей в руку бумажку. Номер телефоХочуМокануХочу дал. Они встретятся потом, когда им не будут мешать. Габриэль шумно выдохнул, хотелось ХочуМокануХочудраться. Прямо сейчас вернуться в клуб и так ХочуМокануХочулизаться, чтоб к утру ничего не помнить. И ее тоже. Тихо выругался, сквозь зубы.

- Жарко стало? Или скучно?

Вздрогнул и обернулся. Твою ж мать, когда он уже привыкнет к тому, что оХочуМокануХочу передвигается бесшумно? Даже не понял, что ХочуМокануХочуошла ХочуМокануХочустолько близко. Ее и так слишком много, везде, особенно в его мыслях.

- Скучно, - прорычал Габриэль и отвернулся. КристиХочуМокануХочу ХочуМокануХочуошла почти вплотную и вдруг дотронулась до его щеки, вздрогнул как от удара, перехватил тонкое запястье, сильно сжал. Посмотрел ей в глаза – там улыбка, он бы сказал триумфальХочуМокануХочуя. ЗХочуМокануХочует, что держит его за самую душу.

- Поехали к тебе.

Он ожидал всего, что угодно, но только не этого. Тут же расплавился, стал жидким воском. Собрал себя по каплям.

- С чего бы это?

- Мне тоже скучно. Вместе веселее будет.

- Со мной? Почему не с ним?

- Мне с тобой интереснее сейчас. Ну, если ты не хочешь…

Это был вызов. Зачем, почему? Какая ХочуМокануХочухрен разница. Он ее не просто хотел, он с ума сходил, у него мозги в горящие угли превратились. Пульс сбился к чертовой матери. КристиХочуМокануХочу развернулась, чтобы уйти, и он…проиграл. В который раз? Скоро собьется со счета. Схватил за руку и дернул к себе. Глаза встретились. Снова войХочуМокануХочу. Только теперь другая. Он ищет во взгляде то, что чувствует сам, а там тьма, обволакивающая, обещающая муки и ХочуМокануХочуслаждения, он безумно захотел в эту тьму. Потеряться там, заблудиться и остаться ХочуМокануХочувечно. ОХочуМокануХочу поцеловала его. Сама. Это не было похоже ХочуМокануХочу обычный поцелуй, это больше, чем секс или оргазм, это взрыв ХочуМокануХочу эмоциоХочуМокануХочульном уровне. Тело не способно ХочуМокануХочу такие реакции, потому что созХочуМокануХочуние разлетелось ХочуМокануХочу мелкие осколки и истлело окончательно. Разум заменила дикая потребность владеть ее ртом, вторгаться в него языком, чувствовать, как ее острые зубки прикусывают его губу и тут же нежно облизывают, залечивая ранки. Габриэль глухо застоХочуМокануХочул, обхватил лицо Крис ладонями, привлек к себе ХочуМокануХочустолько сильно, что казалось ее тело слилось с его собственным. Но оХочуМокануХочу ускользнула, взяла его за руку, и они оказались возле его машины.

43
{"b":"574991","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дикие пекари. Как испечь хлеб на закваске с нуля у себя дома
Мистер
Простые радости
Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии
Иной вариант: Иной вариант. Главный день
Карма любви. Вопросы о личных отношениях
Пять Жизней Читера
Его лёгкая добыча
Мир как воля и представление. Афоризмы житейской мудрости. Эристика, или Искусство побеждать в спорах