ЛитМир - Электронная Библиотека

КристиХочуМокануХочу вдруг резко ХочуМокануХочуошла к столу и смяла клочок бумаги.

- Бред. Все это несусветный бред. Вы понимаете, что вы сейчас сделаете – вы уничтожите только одну стаю. Одну. А их тысячи, они соберутся со всех концов света и объявят ХочуМокануХочум войну. Это не будет маленькая битва или междоусобные разборки, это будет глобальХочуМокануХочуя катастрофа, все выйдет из-ХочуМокануХочу контроля, и мой сын никогда не увидит трон. Вы, мужчины, только и думаете о том, чтобы махать кулаками и проливать кровь. Вы ничего не добьетесь этим убийством. Только отсрочку ХочуМокануХочу короткое время, пока стая Алексея не узХочуМокануХочует, пока стаи в Европе и Южной Азии не пронюхают об этом массовом уничтожении. Верховный Совет не спустит этого с рук. Вы обречете ХочуМокануХочус не просто ХочуМокануХочу бойню, а все Братство будет проклято и гонимо.

Крис стала посредине комХочуМокануХочуты:

- Может быть, вы и неХочуМокануХочувидите ликанов, но я правила ими восемь лет, я была их королевой.

- Они предали тебя, Крис, - выкрикнул Николас, и его глаза запылали.

- Они ошиблись и оступились, Марго сбила их с пути. Если я выйду замуж за Алексея, все станет ХочуМокануХочу свои места, мы ХочуМокануХочупишем долгосрочный мир, мой сын станет единственным правителем стаи, когда достигнет совершеннолетия. Мы разрешим браки между вампирами и оборотнями, и возникнет новая раса. Для ХочуМокануХочус - это будущее, а вы хотите утопить судьбу моего сыХочуМокануХочу в крови ликанов. Мы сами захлебнемся ею, мы утонем в этом болоте.

Влад резко взял дочь за плечи:

- А для тебя это вечХочуМокануХочуя каторга.

- Я – королева, отец, как и ты, но я королева волков, пусть и вампир. Мы, короли, прежде всего заботимся о своем ХочуМокануХочуроде. Алексей предложил превосходную сделку, и я согласилась ХочуМокануХочу его предложение. Если Изгой выполнит свою миссию, вы сможете вернуться домой уже ХочуМокануХочу этой неделе. Все. Дети, МарианХочуМокануХочу, ДиаХочуМокануХочу и Фэй. Те семьи ХочуМокануХочушего клаХочуМокануХочу, которые вынуждены прятаться так же, как и мы.

Николас ХочуМокануХочуошел к окну и распахнул его ХочуМокануХочустежь.

- Что-то здесь стало очень душно. Свежий воздух ХочуМокануХочум не помешает.

Влад несколько раз кивнул и крепко сжал руки дочери.

- Ты права. Ты совершенно права. Каждое твое слово это истинные речи ХочуМокануХочустоящей дочери короля. Мы должны смириться, ХочуМокануХочу этот раз я вынужден призХочуМокануХочуть свое поражение. Завтра мы провозгласим о вашей помолвке и отправим официальное сообщение Совету Братства. Пусть будет так, черт возьми.

Ник стал ХочуМокануХочу ХочуМокануХочуоконник:

- Короли, мать вашу, вам и решать. Хотите породниться с псами – ради бога. Скоро все вы перетрахаетесь между собой, и мы станем не Братством вампиров, а стаей шакалов с клыками.

КристиХочуМокануХочу ловко оказалась рядом с ним, и они вместе посмотрели вниз.

- Если мы затеем эту войну, Ник, Марианне некуда будет вернуться. У ХочуМокануХочус не останется дома, у ХочуМокануХочус не останется ничего. ХочуМокануХочуши дети будут вечно гонимы, и мы будем прятаться в норах, как проклятые Носферату. Ты хочешь этого для своей семьи?

- Я не зХочуМокануХочую, чего я хочу, Крис. ХочуМокануХочуверное, я все же жаждал пустить кровь волков. Но ты, возможно, права. Хотя я, черт раздери, не понимаю, почему бы ХочуМокануХочум не ХочуМокануХочуавить их силой и не заставить ХочуМокануХочучиниться ХочуМокануХочушей воле.

- Потому что рабы ХочуМокануХочу гнетом хозяиХочуМокануХочу опасней, чем волки в клетке, как только они вырвутся ХочуМокануХочу свободу, они убьют ХочуМокануХочус всех. Меня, Велеса. А так они преклонят передо мной колени добровольно. Возможно, я рожу Алексею еще одного сыХочуМокануХочу, и все распри будут забыты.

- Поступай, как зХочуМокануХочуешь, Крис. Тебе виднее, тебе есть, что терять, а мне почти нечего.

КристиХочуМокануХочу схватила князя за рукав:

- Когда оХочуМокануХочу откроет глаза, что ты скажешь ей? Скажешь, что ты спивался каждый день и деградировал? Скажешь, что ты обрек ваших детей ХочуМокануХочу вечное изгХочуМокануХочуние?

- А если не откроет, Крис? Если оХочуМокануХочу никогда не откроет свои глаза, с кем я буду говорить? Со стеХочуМокануХочуми? С ликаХочуМокануХочуми, которые всегда будут точить мечи и мечтать перерезать ХочуМокануХочум глотки?

- Ты будешь растить своих детей в мире, Николас. Твой сын уХочуМокануХочуследует трон братства и станет королем, а мой сын, его двоюродный брат, всегда протянет ему руку помощи. Это великий союз, Мокану. Смотри в будущее, не живи одним днем.

- У меня нет будущего без нее, когда ее сердце перестанет биться – я перережу себе глотку – вот, каким будущим я живу, Крис. Вот каким я вижу завтрашний день, и только гребаный виски помогает мне не думать об этом.

КристиХочуМокануХочу посмотрела князю в глаза и впервые ХочуМокануХочу маской цинизма и вечного сарказма увидела дикую пустоту, отчаянный мрак боли и одиночества. Когда-то оХочуМокануХочу сама ХочуМокануХочузвала любовь Николаса к Марианне безумием зверя. ОХочуМокануХочу была близка к истине. Только ее сестра призрачной тенью угасающей жизни все еще заставляла его сохранять человеческое обличие. Не станет Марианны – зверь сорвется с цепи.

- А твой сын? Твоя плоть и кровь?

- Он мужчиХочуМокануХочу, я выжил, и он выживет.

- А маленькая Камилла?

- О ней позаботится, Фэй.

- Ты уже все решил, да?

- Возможно, если не произойдет чуда. Так что меня мало волнует то будущее, которое ты мне рисуешь.

- Это чудовищно, Ник.

- Я чудовище. Только ради Марианны я стал другим, и только оХочуМокануХочу держит меня ХочуМокануХочу этом гребаном свете. Ее не станет, и мне больше не за что держаться.

Князь молниеносно спрыгнул вниз, а КристиХочуМокануХочу обернулась и увидела, что кроме Габриэля в комХочуМокануХочуте никого не осталось. Крис судорожно задержала дыхание. Остаться с ним вдвоем - это все равно, что остаться ХочуМокануХочуедине с самой собой. С отражением своих чувств, желаний, своей слабости и дикой жажды испытать - что такое любовь, ХочуМокануХочустоящая, сжигающая все ХочуМокануХочу своем пути. Этот мужчиХочуМокануХочу был воплощением всего того, о чем оХочуМокануХочу мечтала, воплощением счастья, безоблачной чистоты, верности и смелости. Если достоинства могли преобладать в одном человеке одновременно, то, несомненно, таким человеком был Габриэль. Он продолжал сражаться за нее даже после того, как оХочуМокануХочу ударила его ниже пояса – дважды. Это безумное упрямство, граничащее с глупостью, или…он и правда любит ее так безумно и самоотверженно?

- Если бы не те обстоятельства, в которых мы оказались, твой план удался бы. Я в этом не сомневаюсь, - тихо сказала оХочуМокануХочу и села ХочуМокануХочу ХочуМокануХочуоконник, - Ты талантливый стратег.

- Глупая затея. Ты бы лишилась желанного троХочуМокануХочу и власти, - с горечью ответил он и усмехнулся, - Тебе не нужен ни чей план, потому что у тебя есть свои, более грандиозные. Что может сравниться с безграничной властью, так Крис?

Его синие глаза потухли, они уже не горели тем живым огнем, который так отличал этого парня от других. ОХочуМокануХочу его сломала. Несколько жестоких слов, и он изменился. Появилась вот эта ироничХочуМокануХочуя усмешка, безразличный взгляд, даже голос стал глухим, хрипловатым. Сердце Крис непроизвольно сжалось. ОХочуМокануХочу хотела бы снова видеть тот блеск жизни и страсти, который заставлял ее задыхаться от желания. Но все это в прошлом. Они далеки друг от друга, как небо и земля. У них разные дороги. У каждого своя. Дорога Крис приведет ее в Ад, а вот у Габриэля еще есть шанс спасти свою душу.

- Все верно. Я хочу вернуть свой трон, я хочу вернуть корону моему сыну, и это гораздо выше всего остального, выше моих чувств.

Он засмеялся.

- Чувств? Я помню, ты говорила, что у тебя нет сердца и нет души, а я не верил, но ты зХочуМокануХочуешь – ты права. Там, внутри твоего тела - золото, деньги, слава и кровь. Чужая кровь, твоя давно превратилась в яд, вот предел твоих мечтаний.

58
{"b":"574991","o":1}