ЛитМир - Электронная Библиотека

В то же время, у неё вдруг откуда не возьмись появилось множество мелких, но крайне срочных дел, вроде ничего сложного, вот только их было очень много, а потому забирали огромное количество моральных сил, и времени. Она, конечно, знала, что Гаспер ей во многом помогает, при этом оставляя важные дела только ей, но она не представляла насколько. В такие моменты в пору задуматься о том, сколько же раз он останавливал время во всем мире и сколько лет провёл в подобных заморозках вне времени... Ладно, с остановкой времени во всем мире Сона погорячилась, но вот то, что Гаспер способен создать временные аномалии, в которых может регулировать скорость течения времени относительно остального мира – факт. Она сама бывала в подобных аномалиях. Растянуть секунду реального времени на десять в аномалии для него не проблема. Или же на некоторое время выйти в другое течение времени, так сказать сместиться на его второй слой, он так же способен. В общем, уверенность Соны в том, что без помощи механизма тут не обходилось, была мифриловой. И под конец каждого дня без Гаспера за плечом, Соны была выжата словно какой-то лимон. Делать не хотелось абсолютно ничего.

Тревожным звоночком для неё стало происшествие под конец первого дня после пробуждения Гаспера. Новость о том, что он даже сейчас продолжает видеть перед собой видения своего будущего, а точнее одной из его линий, было неожиданной и она многое объясняла. Особенно некоторые калейдоскопы эмоций на лице её Ферзя время от времени, вроде: понимания-согласия-принятия и в следующий момент отвращения-презрения-тоски. Правда больше всего её интересовали причины появления у него на лице неверия-ужаса-бешенства и последующих за этим очень внимательных взглядов на неё. Которыми он будто пытался найти в ней что-то, что подтвердило его мысли или ведения. И Сона подозревала, что ответ на этот вопрос ей совершенно не понравится, чему способствовало каменное выражение лица и слишком прохладный тон, при его ответах на её вопросы об этом. В таком тоне он с ней ни разу не разговаривал! Ни разу! Но делать какие либо поспешные выводы, а тем более действовать на эмоциях Сона не собиралась. Она сначала все разузнает, изучит и уже тогда будет что-либо решать. Хотя да, осадочек, как бы она не старалась это скрыть, остался. Ну, она ему это ещё вспомнит.

Но не в этом суть. Главная причина хмурого настроения наследницы Ситри из другого мира была в видной только ей одной тоненькой красной ниточке, что связывала Гаспера из её мира, и Грейфию Люцифуг этого мира. Нет, эта нить была и раньше, вот только тогда она была почти прозрачной, едва видимой, паутинкой. А вот теперь эта некогда паутинка превратилась в прочное сплетение нескольких грубых нитей. И вот это было очень плохо, ибо сигнализировало о том, что отношения между её верным Гаспером и этой нахалкой, не знающей своё место и тянущей свои загребущие руки куда не следовало, Грейфией сдвинулись с мёртвой точки. Что автоматически перемещало горничную Гремори из категории “опасный элемент” в “прямая угроза”, все же лишних конкуренток никто не хочет. И так, возле её возлюбленного слишком много женщин, по скромному мнению самой Соны хватило бы и её одной, но раз уж она умудрилась по уши влюбиться в кобелину, то все что остаётся – это смириться.

Нет, для Со­ны на­личие га­рема у её лю­бимо­го бы­ло впол­не при­ем­ле­мым фак­том, все же он и она де­моны, а в их сре­де по­доб­ное впол­не нор­маль­ное яв­ле­ние, обы­ден­ность. И все бы хо­рошо, ес­ли бы не один ма­лень­кий факт – крас­ная нить.

Ка­залось бы, что тут та­кого? На де­ле все очень серь­ёз­но. Крас­ная нить – это не прос­то кра­сивое сло­во, это обоз­на­чение впол­не кон­крет­ной свя­зи для пра­вящей семьи ро­да Сит­ри. Толь­ко три де­мона во всем её ро­де спо­соб­ны по­нять всю зна­чимость этих слов: она, сес­тра и отец. Что­бы по­няли же дру­гие, нуж­но вспом­нить, чем за­веду­ют Сит­ри, а имен­но раз­жи­гани­ем страс­ти меж­ду жен­щи­нами и муж­чи­нами, а так же по­ис­ку иде­аль­ных пар. Страсть и Лю­бовь вот их сфе­ра. А крас­ной нитью на­зыва­ют связь, что мо­жет быть толь­ко меж­ду иде­аль­но под­хо­дящи­ми друг дру­гу ра­зум­ны­ми. И её ук­репле­ние или ос­лабле­ние ни­ког­да не про­ис­хо­дит прос­то так. До это­го в ок­ру­жении Гас­пе­ра бы­ло толь­ко двое об­ла­дате­лей ни­ти, она и Кат­рея. А по­тому с тру­дом, но Со­на сми­рилась с по­доб­ным, дру­гие же де­вуш­ки не пред­став­ля­ли для неё ни­каких опас­ностей. По её мне­нию, они все­го лишь вре­мен­ные по­мехи, сто­ит по­дож­дать и они про­падут, что собс­твен­но не­дале­ко от ис­ти­ны. Сто­ит толь­ко вспом­нить, кто вхо­дит в га­рем.

Ку­рока? Эта кош­ка? Не смеш­но. Не с её вет­ре­ным ха­рак­те­ром за­водить пос­то­ян­ные свя­зи, и с Гас­пе­ром она по двум при­чинам: Гас­пер силь­ный и его де­ти бу­дут со­от­ветс­тву­ющие, и из-за чувс­тва бла­годар­ности за се­бя с сес­трой. Сто­ит толь­ко по­лучить же­ла­емое – де­тей, как она уй­дёт от её Гас­пе­ра. Это зна­ют и дру­гие, это по­нима­ет и при­нима­ет Гас­пер, это не скры­ва­ет она са­ма.

Рай­вель? Эта ог­ненная птич­ка за два го­да так ни ра­зу не по­цело­вала Гас­пе­ра! (и поэтому Гаспер знает, как целуется Райвель?, прим: Акэно) Так что си­ту­ация с ней бо­лее чем по­каза­тель­на, ей ни­чего не све­тит. Со­на с Кат­ре­ей уж об этом по­забо­тят­ся, ник­то и не ду­мал до­пус­кать её к те­лу вам­пи­ра. Её при­сутс­твие в их кру­ге чис­то но­миналь­ное. Да и нуж­но бы­ло пой­ти на ус­тупки ро­ду Фе­некс, что­бы по­лучить от них нес­коль­ко ус­луг.

Сес­тра? Вот уж кто точ­но не со­пер­ни­ца, так это она. Для неё Гас­пер не бо­лее, чем спо­соб удов­летво­рить свои ам­би­ции и по­хоть, осо­бен­но пос­леднее, все же Сит­ри это са­мые по­хот­ли­вые и раз­врат­ные из всех де­монов, что не уди­витель­но, дос­та­точ­но вспом­нить, чем они за­нима­ют­ся. Вот толь­ко Сит­ри не выс­тавля­ют это на­показ, да­же скры­ва­ют, а по­тому ка­жут­ся очень це­ломуд­ренны­ми, в от­ли­чии от тех же Гре­мори. Хо­тя пос­ледние не име­ют ни к по­хоти, ни к сук­ку­бам с ин­ку­бами ни­како­го от­но­шения, их сфе­ра это во­об­ще тай­ны прош­ло­го, бу­дуще­го и сок­ро­вища. Так вот, сес­тре Гас­пер ну­жен толь­ко для га­лоч­ки, что­бы мож­но бы­ло пох­вастать­ся пе­ред дру­гими по ти­пу “Да-да! Смот­ри­те ка­кой у ме­ня лю­бов­ник! Смот­ри­те и за­видуй­те!”. К то­му же Се­рафал бы­ла её сес­трой, по­тому Со­на и не рев­но­вала к ней.

Се­ег­вай­ра? Тут сто­ит приз­нать, что её мо­тивы так и ос­та­ют­ся за­гад­кой как для неё, так и для дру­гих, да­же сес­тра с Кат­ре­ей па­су­ют в этом воп­ро­се, а ведь они те ещё монс­тры ин­триг и чте­ния дру­гих. Она прос­то ре­шила, что Гас­пер бу­дет её му­жем и все, пос­ле че­го пла­номер­но прис­ту­пила к осу­щест­вле­нию этой це­ли. Ни по­чему, ни за­чем не­из­вес­тно. Она буд­то ро­бот, ме­ханизм без чувств, но с чет­кой целью. И толь­ко Гас­пер мо­жет по­нять её.

Про пос­леднюю из все­го га­рема у Со­ны не бы­ло цен­зурных слов. “Трах­ну­тая на всю го­лову по­хот­ли­вая блядь” – это бы­ло са­мым мяг­ким эпи­тетом, ко­торым Со­на мог­ла наг­ра­дить эту ебу­чую суч­ку, впрочем, так думал почти каждый демон, что имел горький опыт быть знакомым с ней. А то, что у неё под сер­дцем, а не у Со­ны, на­ходит­ся ре­бёнок Гас­пе­ра, вы­беши­вало до кро­вавой пе­лены пе­ред гла­зами. Первое время она терпела, но постепенно это выливалось в стойкое раздражение и досаду (не корите, если не так, тут была написана полная чухня – бета.), что не она первая. Толь­ко факт то­го, что её лю­бимый пи­та­ет к этой двинутой на всю голову нимфоманке неж­ные чувс­тва, ос­та­нав­ли­вал её от то­го, что­бы прев­ра­тить ту в кро­вавое ме­сиво. А ещё нас­ледни­це Сит­ри бы­ло до скре­жета зу­бов за­вид­но, ведь эта су­ка заб­ра­ла девс­твен­ность её Гас­пе­ра, и по­доб­ное про­щать она не на­мере­на. И эта стерва прекрасно зна­ет о ре­аль­ных чувс­твах со сто­роны Со­ны к ней, чем пос­то­ян­но поль­зу­ет­ся, что­бы взбе­сить её, в на­деж­де, что она по­теря­ет кон­троль над со­бой и бро­сит­ся на неё, что­бы пос­ле опо­рочить её имя пе­ред Гас­пе­ром. Но Со­на по­ка дер­жится, и бу­дет дер­жать­ся, месть по­да­ют с ле­дяной ко­роч­кой.

78
{"b":"574992","o":1}