ЛитМир - Электронная Библиотека

Время вокруг демона послушно замерло, как и сотни раз до этого, вот только в этот раз было нечто странное, объект его взгляда сопротивлялся воздействию на себя. Давно подобного не было, видимо падший немного изучил некоторые аспекты магии связанной с управлением либо времён, либо пространством. И второе более вероятно.

Мир вокруг падшего медленно пошёл рябью небольших волн, а следом пришёл в движение и сам падший. Сперва медленно, но с каждым пройденным мгновением все быстрей, пока в какой-то момент полностью не освободился от заморозки во времени.

- Удивлён? Ха... Ха... Ха... – тяжело и часто дыша, фыркнул падший, не без гордости за себя в своем голосе. – Я могу так ещё много раз! – Мгновенно вскинувшись в новой атаке воскликнул падший.

- Предсказуем, – тихо летел шепот на ветру в то время, как луч фиолетового цвета прошелся в миллиметрах от шеи демона, вот только даже волосок не упал с него.

Архитектор Времени не бил в ответ лишь потому, что ему требовалось понять, как же его противник обошел его замедление. Ему это было интересно тем, что способ освобождения не был похож ни на вампирские методы, ни на то, что применяли маги людей и некоторые носители святых механизмов из их же числа, ни на то, чем пользовались валькирии Валгаллы. При мысли о последних, демон мысленно поморщился, вспомнив одну магичку из них, что доставляла ему больше всего проблем и которую убить было хлопотней всего, даже Один, и тот принёс меньше проблем, нежели та скользкая змея в облике кролика. Но тем приятней была каждая минута охоты на неё.

Но уж совсем ничего не делать демон не мог. Если он не трогал этого падшего, то это не значит, что другие могли убивать демонов его легиона безнаказанно. Дождь из крови брал своё с каждого из бывших обитателей рая. А твари, что раз за разом выходили из тьмы, что мягко стелилась по земле, не давали толком сосредоточиться от первой части атаки. В итоге, после нескольких тактов быстрого обмена ударами двух сторон, образовалось пустое пространство, где было только двое. Один демон, что так и не сдвинулся с места. И подающий первые признаки усталости ангел.

- Тц, даже не задел, – зло на себя бросил падший. – Ну ничего, уж главное я смогу сделать! Явись Рассей! – Воскликнул падший, вскинув руку к верху, по которой тут же пробежались золотые молнии, сплетаясь в изящную татуировку, что приобретала все более яркое сияние. И когда сияние достигло своего пика, с руки в небо ударил тонкий луч золотого света. Ничтожным мгновением позже с неба, словно из двери в другое измерение, появился огромный серебряный дракон с пятью глубокими уродливыми шрамами на своей морде.

- Пустышка, – шелестела тьма вокруг.

Что же, Архитектор увидел все, что хотел, как только он понял принцип противодействия одной из сильнейших его способностей, ценность падшего упала ниже нуля. Не было причин, чтобы не убить его. Но как же просто все оказалось, если Архитектор замедлил время, то нужно его ускорить. И это было осуществлено самым грубым способом, пригодным для тех, кто не заботился о том, что будет завтра, и имел огромное количество жизненной энергии, например быть одним из теоретически не стареющих существ. Падший банально ускорял своё старение сжигая свою жизненную энергию. Конечно, это очень грубое объяснение и самой механики оно не несёт, но это ближайшая аналогия. И это работало.

Не успел серебряный дракон сделать даже своего первого удара, как был отброшен огромной силы ударом прочь, но, впрочем, не убит, лишь ранен. Архитектор не желал тратить время на долгие танцы вокруг да около, постепенно наращивая темп боя. И сразу нанес сильный удар, вернее просто отменил заморозку для одного из заклинаний, что были созданы им ещё в самом начале. Что же, пора и Князю вступить в дело, нечего только Архитектору править на этом поле.

- Бледные Невесты, – прошептал падший, смотря как на всем поле боя, даже где сражались легионы других Владык, из земли начали появляться множество окованных чёрными цепями красных гробов, разных размеров и форм, среди которых в самом центре, прямо за спиной, медленно появились четыре наиболее красивых уникальных белых гроба. – Кто бы мог подумать, что ты столь жесток! Съесть души собственных жен и использовать их для создания подобных тварей. Вот уж точно Владыка Демонов.

А тем временем раскрывшиеся гробы явили тех, кого держали взаперти. Множество женщин и девушек в белых лёгких одеяниях с неестественно бледной кожей, со сшитыми чёрными тонкими нитями веками и ртами, медленно выбирались наружу. А мир оглашал их невозможный громкий визг. И только четыре из них были отличными от всех остальных. Белые одежды были точь в точь, что и на других женщинах и девушках, вот только их белая кожа была покрыта сетью очень тонких алых линий, что начинались от уголков глаз, затем шли ко рту откуда по шеи спускались к груди и расходились по рукам и ногам к кончикам каждого пальца. Их глаза с черным белком и белоснежным зрачком с ненавистью смотрели на всех, предвещая им скорую гибель от их острых клыков, которые были настолько большими, что выглядывали из под их губ.

- Думаешь эти шлюхи тебе помогут, а, Алый? – Храбрился падший и умышленно затягивал время. – Я уничтожу их быстрее чем ты морг...

Падший не смог договорить из-за шока нахлынувшего на него, то, что он видел перед собой, было за пределами его ожиданий. Четыре девушки, появившееся за демоном, вцепились в него, кто куда смог: руки, плечо, бок, шею – и с рычанием откусывали от него куски, пили его кровь и полосовали своими острыми ногтями его плоть.

- Ты снова это сделал! – С ненавистью провыла одна из них, отрывая ему левую руку.

- Отпусти нас! – В яростном крике пробила его грудь со спины другая.

- Мы хотим покоя, – ласково обхватив двумя руками лицо демона и приблизив своё лицо к его лицу тихо прошептала третья. – Дай нам свободу! – и с яростным рычанием оторвала его голову прочь.

- Это никогда не кончиться... – тихо упали слова четвёртой.

- Есть только один способ прекратить это...

- И мы его знаем...

- Ради нашей свободы!

- Дабы прекратить наши страдания!

- Мы убьем всех!!! – Хором провизжали они и бросились во все стороны, в том числе и в сторону, где был падший.

Не успел тот ничего понять, как место, где была его левая рука, обожгло дикой болью, чтобы в следующий момент он перестал чувствовать свои ноги, затем половину туловища. А ещё мгновением спустя, голова падшего в свободном падении, вращаясь вокруг своей оси, упала на землю. Ничего не успев предпринять, падший умер, так и не поняв, когда же наступила его смерть.

Параллельно же с этим событием произошло и другое: кровь, где бы она не была, вначале начала мелко подрагивать, едва-едва шевелиться, капля соединялась с каплей, которые создавали тонкие ручейки, что быстро превращались в бурные потоки. Которые собирались в одной точке, вся кровь собиралась и уплотнялась в одном конкретном месте, чтобы спустя короткий миг превратиться в точно такого же демона, что был разорван собственными тварями.

Алый Князь заменил собой Архитектора Времени, и пока есть хоть капля крови, он будет возрождаться и дальше.

- Алая кровь – Алому Князю... – шептали все ветра вокруг.

Комментарий к Начало конца: Содержание Акэно: бечено. Автор, уничтожив гарем Левиафана, ты заслужил мое прощение за убийство Акено.

====== Начало конца: Содержание 2 ======

Асмодей был искусным мечником, его природный талант, годы упорных тренировок и бесчисленное количество битв на грани возможностей, на приделе сил сделали его тем, кто он есть сейчас – лучший мечник всей расы демонов. Он по праву мог бы гордиться собой. Вот только сам Асмодей прекрасно знал в лицо того, кто был лучше него самого. Каждый значимый бой с ангелами Рая не обходился без столкновения с ним. Архангел Михаил, как его раньше звали люди, до своего уничтожения. Предводитель всего райского воинства каждый раз ставил на колени Асмодея, и каждый раз другие Владыки в самый последний момент спасали одного из них от гибели. Кончик святого меча всегда проходил мимо него, тратя в пустую всю силу последнего и смертельного удара. Так было неоднократно. Впрочем, Владыка демонов трезво принимал тот факт, что в этот раз его уже не спасут, на этот раз святой меч все же отсечет его голову. Но кто сказал, что это повод, чтобы отступить?

94
{"b":"574992","o":1}