ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока мы ехали, я всё пытался выкинуть из головы мысли о Билле. И чего его вспоминаю?

Первые пару лет после разочарования с Широм, я искал бывшего друга, чтобы… да даже и не знаю! Убить? Вот уж дудки. Зачем? Мы не враги в общем и целом. Возможно, чтобы договориться? Заключить договор о ненападении? Непреложный обет? Да, наверное. Только вот поиски к результату не привели. Даже сейчас, спустя больше десятка лет после нашего попадания в этот мир, когда я уже успел заиметь неслабую известность, о Билле так ничего и не слышно.

Скорее всего он погиб и давно. Учитывая, сколько крови я нашёл после того, как оправился от удара, его должна была добить трансгрессия, а ведь он сделал далеко не одну, ведь телепортироваться мог лишь в пределах видимости! Другими словами, Билл мёртв. Это только в сказках и комиксах герои и злодеи бессмертны, а у меня жизнь всё-таки.

Знаменитое Белое Древо… ёк-карный бабай! Что же это за штука такая, что так сияет, стоит лишь слегка сосредоточиться?!

Открываются двери в тронный зал, я прохожу внутрь, предварительно сдав “оружие”. Точнее, ту бутафорию, которую таскаю, чтобы была на виду. Клинок Годрика в ножнах Блеков.

Вообще, Гриффиндор был единственным, кто отдал мне свой крестраж…

— Учитель, вы уверены?!

— Гарри, пойми пожалуйста одну вещь: все мы смертны. Только вот никто не хочет умирать, ни я, ни Ровена или Салазар, ни ты. Крестражи — невероятно опасная и, в общем-то, не самая этичная магия, но самая надёжная в плане сохранения бессмертия. У меня есть всего один крестраж, но моя душа уже давно восстановилась, я вполне себе могу создать новый. Только вот ты забываешь, что в мире скоро начнётся война. Я спрячу свой новый сосуд как можно надёжнее, но класть все яйца в одну корзину глупо, даже если корзина — целый мир.

— Я… понимаю, — медленно киваю, вспоминая, что Воландеморт в каноне тоже ведь потерпел поражение, несмотря на наличие семи крестражей.

— Отдай этот меч достойному воину, не хочу, чтобы мной владело ничтожество.

— Ты не хочешь, чтобы я тебя возродил?! — удивился я.

— Я поработал над мечом, исправил ошибки, как и все мы. Каждая рана, которую он нанесёт, даст ему капельку силы. Когда-нибудь он сам вернёт меня.

Тронный зал Минас Тирита был красив, очень красив. Высокие потолки, чёрные колонны, прекрасно смотрящиеся на фоне преобладающего белого. Ничего золотого, только чёрный и белый мрамор. Между колоннами — статуи королей. Впереди на возвышении огромный пустующий трон, который дальше по стене продолжался узором древа, а справа — трон, больше напоминающий кресло. Единственный предмет, сочетавший в себе золото. Там и сидел Наместник.

— Приветствую тебя, Эктелион, сын Греймделя, владыка и Наместник Гондора! Ты просил меня явиться к тебе, — поклон, но не в пояс: обойдётся. У магов особый статус и пусть даже я не вхожу в Высший Совет, я всё равно один из немногих чародеев. Сколько их тут всего? Саруман, Гендальф, Радагаст, Владык эльфов считать не будем… ещё Гендальф говорил о паре синих магов, плюс девятка Назгулов и Саурон. Вроде всё? Итого пятнадцать? Я шестнадцатый. Ах да, ещё загадочный Некромант из Дол Гулдура. Пока даже непонятно, не будет ли это Саурон или Ангмарский Король-Колдун, предводитель Назгулов.

— Тот самый маг, о котором многие говорят нынче, — встал с места правитель Гондора и прошёлся со своего небольшого возвышения прямо до меня. Остановился в паре метров и смерил меня взглядом. — Алекс…

— Просто Алекс, Наместник. Не сын кого-то, ни титулов, — я сделал пару шагов в сторону, показывая на подсознательном уровне, что не собираюсь просто стоять на месте и ничего не делать. Если я замру, а он будет свободно расхаживать, то мною будет занято подчинённое положение чисто психологически.

— Как пожелаешь. Говорят, ты не только воин, но и искусный целитель?

— Только касательно ран, в остальном я не так уж искусен.

— И тем не менее. Я желаю, чтобы ты служил мне.

— Великодушно прошу простить, но я не могу принять столь щедрого предложения. Я никому не принесу клятву верности, будь то вы, либо кто-то другой.

— А если это не просьба? — на меня испытывающее посмотрела пара карих глаз.

— Тогда… — исчезаю и появляюсь в стороне, продолжая говорить уже оттуда, заставив Эктелиона дёрнуться от неожиданности, — …Мне интересно, как вы меня собираетесь ловить?

— Вот оно как… — кажется, первый раунд я выиграл. Почему я вообще вожусь с этим маглом? Во-первых, мне не нужно во врагах всё королевство, одно, кстати, из сильнейших в Средиземье. Точнее даже сильнейшее. После падения Мордора, именно Гондор сохранил армию достаточную, чтобы сломить все оставшиеся королевства людей, и, наверное, так бы и сделал, если б кроме людей в Средиземье не жило ещё и эльфов с гномами, которые не разорвали старые союзы, а позже и Гондор ослаб, особенно после исчезновения королевской династии. Только вот до сих пор именно это королевство считается сильнейшим в Средиземье и способно сокрушить любое другое. Вот только сейчас сражаться с Роханом невыгодно, и идти на северо-запад невыгодно, ибо там Изенгард, орки и Энты. В общем, всякая нечисть. Плюс, проклятая гора и недалеко тусуются горцы. Кажется, Наместники пытались туда отправлять войска… деревья не любят, когда их рубят на дрова, а все остальные устроили Гондору жёсткую партизанщину, да и чисто условно те земли принадлежат всё же Рохану, так что Гондор отступил. — Но контракт ты готов заключить?

— Контракт?

— Орки, они… устраивают неприятности на западных границах. Я хочу туда отправить отряд воинов и буду рад, если в него вольётся чародей.

— И сколько же мне там быть?

— Три года…

Десять тысяч золотом за всё время — деньги неплохие. Даже очень неплохие. Кроме того, Орки вообще-то ребята сильные и опасные, а потому известность там также можно приобрести, так почему бы и нет?

От людей я старался держаться особняком, мой характер стал несколько жёлчным. Мне стало надоедать уже ждать. Подумывал даже собрать отряд наёмников и самому отправиться к одинокой горе, только вот не уверен, что мы сможем туда влезть без ключа. А ключ у гномов. Да и если влезть, то как мочить Смауга? Помню, его должны были завалить какой-то стрелой, вроде как она пробивает драконью шкуру. Чудесно, только это не отменяет того факта, что основная цель всё-таки кольцо, а не сердце дракона. А чтобы получить кольцо, надо отправиться с гномами и особо не выделяться, дабы более-менее всё прошло гладко. А получив колечко, проще уже пойти и дальше с Торином, подождав, пока они грохнут Смауга. Или помочь грохнуть ящерицу…

Охота на орков была долгой и не самой простой. Пожалуй, я бы ещё поспорил, кто на кого охотился. Я раньше думал, что могущественный маг, только вот забываю всегда, что сильного бойца можно закидать всегда трупами, а ступенька, которая отделяет того, кого трупами закидать можно и кого нельзя — это Магистр.

Раньше я даже себе не признавался, что тихо восхищался тем же Дамблдором, его искусностью, его силой. Сейчас я был примерно на том же уровне. Подумать только, превзошёл величайшего чародея скольких десятков поколений. Только вот против армии неслабых обывателей, которых мочили пожиратели, а солдат или воинов, даже Архимагу тяжело.

Сражение с клинком — очень неплохой заменитель сражения с заклинаниями. Ещё ходя с отрядом Бруина, гнома, который и принял меня раньше в свой отряд, я понял, что, в общем-то, магия — прекрасное оружие и ближнего боя тоже. Рубя врага мечом, защищаясь энергетическим щитом, постоянно исчезая с помощью мантии-невидимки и проявляясь часто сбоку или за спиной врага, я наносил, пожалуй, даже больший урон, нежели издалека.

Наместник прислал послание с предложением продления моего контракта на три года, я принял. В принципе, моя скромная персона даже успела уже стать местной достопримечательностью: многие в деревнях здоровались, просили рассказать историю… Но к очередной такой просьбе от одного персонажа я был не готов.

10
{"b":"574993","o":1}