ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ммм… — с сомнением кошусь на эту ядерную бомбу. — Ты не могла бы не использовать ЭТО в моём присутствии без крайней необходимости?

— Не волнуйтесь, мы с Библиотекарем её рассчитывали и создавали больше двенадцати лет, — улыбнулась ученица. — Рассеивание — полпроцента, проводимость почти абсолютная, однако между волокон дерева и в кости запасается энергия.

— Абсолютная проводимость? Как вы этого добились?

— Наставник, я заранее хочу извиниться…

— Моя старая палочка? — догадался я. — Ты бы не взяла просто так. Библиотекарь заверил, что я не буду против?

— Да.

— Честно говоря, несколько жалко: она мне была дорога как память, но я ей почти не пользовался, так что действительно не против, чтобы она послужила основой под твой колдовской инструмент, тем более — настолько хороший. Ладно, о насущном поговорили, теперь повернёмся к духовному! — девушка лишь приподняла бровь в вежливом интересе. Блин! В кого она только превратилась… нет, она прекрасно общается, если хочет, она красива, сильна, умна, но вот эмоционально… за весь разговор в её чувствах было лишь жалкое трепыхание, в основном же они были ровными и спокойными, словно бы она созерцанием занимается! — Как у тебя с личной жизнью?

— Личная жизнь? — на лице сильное удивление, внутри — лёгкое недоумение.

— Хочешь сказать, ты за двадцать лет ни разу и не с кем не была, не влюблялась… что, даже привязанности не испытывала? Ладно, не к мужчине, но к ребёнку, к другу? Что, совсем нет? М-да…

— Это плохо?

— Я бы не сказал, что это плохо, скорее… необычно. Лет через десять-пятнадцать ты обретёшь бессмертие и, если захочешь, сможешь позже познать эти грани существования, но, честно говоря, я такого исхода не ожидал.

— Насколько я смогла узнать, девственность добавляет магических сил…

Я чуть не подавился. Нет, было такое дело, конечно. Просто не были активными некоторые части энергетики до первого раза, в результате чего лишняя энергия шла на другие области астрального тела, но чтобы до тридцати с лишним кто-то вообще ни разу не занимался сексом ради этого эффекта… Хотя… Астелла — это Астелла. К тому же, на неё гормоны почти не влияют по какой-то причине, так что сексуального влечения у неё почти и не было по идее, а учитывая то, что близко она ни с кем не сходилась, то в её случае логично выглядит ради ускорения своего развития пренебречь плотскими желаниями и отношениями.

— Гм… в какой-то мере это так. Если желаешь, можешь и дальше ориентироваться на эту информацию: это не моё дело, — в конце концов ей уже не восемь лет и даже не четырнадцать — не хочу я указывать взрослому разумному, как поступать и что делать. Да и не виделись мы двадцать лет, так что сложно осознать пока её новую. Изменения на первый взгляд видны слабо, но они есть и значительные.

— Арагорн!

— Да? — повернулся ко мне воин.

— Мне нужно место повыше. Начала битвы я дождусь там.

— Вон, — кивнул он на донжон. — Там будет Король Теоден. Я буду на основной стене, как и Леголас с Гимли. Сам решай, где тебе сподручнее.

— Пожалуй… я присоединюсь к Его Величеству, — киваю своим мыслям. — Предупредишь его и стражников?

— Да.

— Спасибо.

Вскоре наступил вечер. Я ужинал, когда внезапно услышал звук рога. Стоявшие недалеко Арагорн и Леголас переглянулись:

— Это не орочий рог! — заявил очевидное эльф. Вместе они, не сговариваясь, кинулись к выходу. Я поспешил за ними.

Как выяснилось, рог был эльфийским: Лориэн прислал две с половиной сотни своих воинов, что было очень, очень немало в нынешней ситуации.

Считается, что тяжёлая конница — самый страшный враг на средневековом поле битвы. Отчасти это так, но сильней не тот отряд, где одни лишь тяжёлые всадники, а отряд, схожий по численности, но имеющий в наличии ещё и лёгкую конницу, лёгкую и тяжёлую пехоту, стрелков.

Вот и тут эльфийские стрелки оказались ОЧЕНЬ к месту. Смело можно было из числа орков вычёркивать пару тысяч солдат: эльфы их посекут своими стрелами так или иначе.

Возглавлял остроухих Келеборн, муж Галадриэль. Он приветливо подал мне руку, на мой удивлённый взгляд ответил:

— Никогда Лориэн не считал тебя врагом, Алекс. Надеюсь, так будет и впредь.

— А уж я-то как надеюсь, — хмыкаю. Подоспевшей Арагорн не стал разводить политесы и просто сжал эльфа в объятиях. Видно было, что тому подобное панибратство непривычно, но вовсе не неприятно.

— Вы пришли… как? Откуда? — Теоден явно был несколько ошарашен. Логично, учитывая, что он не так давно отказался посылать гонцов с просьбой о помощи, считая это лишь напрасной тратой времени и сил.

— Когда-то эльфы и люди сражались вместе. Мы пришли отдать дань этому союзу. Мы гордимся, что снова будем сражаться вместе с людьми, — спокойно проговорил Келеборн. Вот и разница между эльфами Ангмара и Лориэна. Вроде все бессмертны, все сильны, все несколько высокомерны, но северные немножко с гнильцой. Или не немножко…

С Гримуаром восстановление шло необычайно быстрыми темпами. Пожалуй, мне оставалось дня три до полного возвращения в норму. К сожалению, трёх дней не было. Было тридцать минут. Именно столько, по моим ощущениям, потребуется армии, которую я чувствую, чтобы добраться до крепости. Вдалеке уже слышен рокот от десятка тысяч шагов, а глаза вполне себе отчётливо различают поднятую пыль. Но самым важным, что может увидеть любой наблюдатель, является чёрная точка, летящая над войсками. Впрочем, уже не точка: силуэт человека (?) в чёрном балахоне, развевающемся на ветру, вполне различим. Как и силуэт виверны. Только эта тварина сильно отличалась от прочих, на которых летают Назгулы. Видимо, именно по этому признаку в нём и определили Ангмарского Чародея.

Стоп! Вру. Далеко не любой наблюдатель различит сию картину, а только тот, кто недалее как минут десять назад выхлебал порцию зелья ночного зрения… стоп! Что это я… тут все такие! Астелла притащила этого пойла столько, что можно было им полы мыть вместо воды. По её словам “осталось после тренировок”. То бишь она, пока училась варить более сложные зелья, нежели всякие там бодроперцовые, результаты хоть сколько-нибудь удачные откладывала. Кошачье же зрение имело весьма необычное сочетание нескольких элементов, с которыми было сложно работать, а потому идеально подходило для тренировки. Учитывая же, что требовалось для применения его немного, а минимальный объём варки был равен примерно полутора десяткам минимальных доз, то у ученицы накопилось этого зелья весьма немало. Как раз хватило на большую часть людей. Собственно, многие получили и ещё несколько склянок с наказом принять перед битвой.

Лично я, когда смотрел, как Астелла достаёт из пространственной свёртки разные зелья МЕШКАМИ, сразу перестал считать себя запасливым. У меня, конечно, был хомяк, но не таких размеров точно!

— Учитель, это ведь Лорд Воландеморт? — Астелла появилась на командном пункте весьма неожиданно для всех, однако люди лишь дёрнулись. — Тот, про которого вы рассказывали?

— Да, он самый, — едва не сплюнул.

— Вижу, ты знаешь больше нас о враге, не поделишься? — спросил Теоден.

— Не думаю, что вам эта история будет интересна, ваше величество, — устало тру виски. — Если вкратце, то он убил моих родителей, когда мне и пары лет не было. Затем умер от моей руки… трижды. И каждый раз возрождался. В последний раз его дух сумел захватить тело человека, который долгое время был мне другом, хотя потом у нас и вышла… размолвка. Сам он кровожадный маньяк. Жесток, жаждет силы. Мало перед чем может остановиться. Впрочем, он мог и измениться: мы давно не виделись.

— Сочувствую вашей утрате, — я не сразу понял, что он о родителях.

— Да, жалко, конечно, но я уже давно забыл это. Слишком много времени прошло. Лет… сто восемьдесят, наверное? Или сто сорок? — я задумался, не заметив кидаемые на меня косые взгляды.

Вообще, можно подумать, что я поступаю глупо, выступая на стороне Альянса, но тут есть одна важная причина. Арда — это ловушка, которая медленно схлопывается. Стоит лишь Саурону победить, и я буду просто обязан принести ему клятву верности: у меня нет того колоссального количества энергии, которое требуется для пробития прохода в другой мир.

103
{"b":"574993","o":1}