ЛитМир - Электронная Библиотека

— Энед, бери свой отряд и обходите по кромке холмов врага слева. Мы попробуем втянуть их в бой в центре поля, там вы должны будете ударить зелёным в тыл, — начал раздавать указания достаточно молодой ещё юноша, Дионис Мелрис. Забавное у него имя, как у одного греческого бога. Сам парень был относительно молодой: лет двадцать с лишним, но очень талантливый. Он проявил себя в недавней битве с орками, которых я натравил на Мефис. А до этого весьма успешно командовал достаточно крупными отрядами за стенами города. Собственно, это и послужило поводом к назначению его командующим данной армии. — Ривен! Отправь с эльфами тяжёлый кулак! Господин Роланд, будьте добры отправиться с Ривеном на вон тот холм, вашей задачей будет разделить свой отряд по целям. Выкашивайте массовыми залпами отдельные отряды орков, а самые лучшие стрелки пусть высматривают командиров. Если в войске врага появятся гоблины, то не тратьте на них стрелы без нужды. У нас на то есть и свои лучники.

— Хорошо.

Странно звучит “тяжёлый кулак”. Тем не менее, для мефийцев — вполне нормально. У них, как у народа с сильной и развитой армией, существовала своя система воинских званий. Отряд из пяти солдат — это рука. Десятник командует правой рукой своего десятка непосредственно, командир левой руки — левая длань. Таким образом получается десяток человек, один из которых непосредственно командует всем десятком, плюс является правой дланью отряда из пяти человек. После десятка идёт кулак или полусотня. Кулак — это уже пять десятков. Только вот в кулаке уже иная система. Здесь командир кулака не принадлежит конкретному десятку, а является отдельной единицей с двумя телохранителями-заместителями.

Следующяя тактическая единица — сотня. У сотни комплектование похоже на десятки. То есть правый кулак сотни, он же командир одного из пяти десятков, командует всей сотней. Если ему требуется действовать отдельно от своего кулака, то командование кулаком переходит к заместителю, а сотник осуществляет общее руководство.

После сотни идёт большой кулак — несложно догадаться, что это полутысяча. Опять командир является отдельной единицей.

Следующий по численности отряд — тысяча. Командует тысячник. Ни к какому отряду он не принадлежит, но зато имеет десяток телохранителей.

Ну и, наконец, армии из пяти-десяти тысяч человек. Их командиров назначает Воевода лично. Постоянными соединениями они не являются, потому что даже в лучшие свои времена Мефис мог прокормить не больше, чем восемь тысяч солдат в мирное время. Да и то такого никогда не делали. Обычно армия мирного времени тут всё-таки на четыре-пять тысяч, не более.

— Итак, запоминай! — говорю ученице, аккуратно надрезая нужные участки на теле мёртвого орка, по комплекции достаточно близкого к человеку. — Я тебе рассказывал об астральном теле. Некромантия — это направление магии по работе с оболочками мёртвых, будь то физическое тело, астральное, ментальное или иное. У всего этого есть свои особенности, поэтому считаться спецификой отдельных дисциплин вроде астральной или ментальной магии ничего из перечисленного не может. Когда-то эти области считались подшколами основных направлений, однако позже один умник заметил несколько закономерностей и отличий, выделив тем самым всё это в отдельную область знаний — некромантию. Именно поэтому, пожалуй, маги-некроманты, часто даже самоучки, являются наиболее универсальными из чародеев. Впрочем, тебе с ними встретиться не грозит. На Арде таковых вряд ли можно найти в числе большем двух-трёх, а в моём родном мире таковых старались травить, как только могли. Величайшим некромантом древности был Кощей Бессмертный. В своё время он поднял пятидесятитысячное войско нежити. Пусть качество воинов и было не самым лучшим, но за счёт своих особенностей они всё равно превосходили живых. Говорят, он после того случая ещё несколько столетий потихоньку клепал нежить, только уровнем посерьёзнее. В результате появилась так называемая “Льдистая армия” или “Кощеево Войско”. Многие маги пытались после исхода Архимагистров в моём мире найти эту армию. Считается, что такая сила способна если и не весь мир, то половину уж точно выставить на колени. Насколько мне известно, пока что этот легион мертвецов не найден.

— Наставник? — холодный голос девушки был вызван вовсе не рассказом. С виду она и вовсе осталась к истории безучастной, хотя я точно знал, что Астелла запоминала всё сказанное. Лёгкий кивок её головы ясно дал понять, что интересно ученице, почему мои руки внезапно остановились в работе с телом орка.

— Ты про нашего подопытного? Тебе будет персональное задание. Видишь ли, нежить бывает разной. Самая банальная, понятное дело, это из полноценных трупов. Здесь многое уже сделано. Мёртвое астральное тело хоть и непросто заставить работать, но можно, особенно если оно более-менее цельное. Ещё одной поделкой Кощея, кстати, был не менее легендарный Дархлад. То есть дарующий хлад, холод, безмолвие. Это было орудие, раны которого несли в себе очень сложное плетение, смысл которого заключался в постепенном преобразовании мёртвого астрального тела. Таким образом убитые этим лезвием вскоре вставали и начинали подчиняться новому хозяину. Впрочем, я отвлёкся.

— Вы говорили, что работать с полными трупами проще.

— Ах да! Как я тебе рассказывал ранее, наличие хоть и мёртвого, но всё-таки астрального тела даёт неоспоримые преимущества в работе. Пусть многие функции и теряются, но астральное тело — это всё равно невероятно сложная и развлетвлённая структура. Таким образом, используя её, можно почти не заниматься системой управления телом, связи между отдельными элементами, системой передачей энергии… многим, в общем. Достаточно умелый маг также может использовать и остатки ментальной оболочки, как эдакую… базу данных. Тебе знакомо это понятие?

— Три года назад вы его объясняли.

— Отлично. Таким образом, некоторые системы управления работают куда эффективнее, если их подсоединить именно к мёртвому ментальному телу. Я сейчас говорю о системах управления, основанных на суррогате личностной матрицы или ментальной оболочки кого-либо. Как минимум качество управления возрастает почти всегда. Мелкая моторика опять же серьёзно улучшается… Но это, как я уже говорил, самый лёгкий и не всегда умный путь. Скажешь, почему?

— Астральная система в костях в отличие от системы в плоти почти не повреждается, более того, она куда более функциональна по проводимости и ещё нескольким параметрам.

— В точку. Иногда рационально оставить часть плоти, к примеру мозг. Пусть он и мёртв, но астральные узлы, завязанные на него, весьма важны. Но вот остальная плоть обычно всё-таки является обузой. Я тебе показывал свои творения. Они куда эффективнее обычных трупов. Впрочем, умелый маг и из трупов может сделать нечто неплохое, но редко, весьма редко. Существует, кстати, около сотни некротических заклинаний, которые использовались в моём мире многими некромантами. Всё-таки, сама понимаешь, разработать все те системы и проработать множество особенностей не каждому под силу. Тем не менее, здесь, в Арде, работать будут едва ли половина. Однако… Некрос Амбале Нельекро! — провёл я рукой над телом орка.

— Подготовка?

— Верно. Если правильно отметить для заклинания точки воздействия, то оно способно осуществить частичную подготовку к поднятию тела. Можешь идти. Вот список заклинаний с кратким описанием. Там что-то около десятка. Ты обязана заучить. Дальше будет слишком неаппетитное зрелище, лучше тебе не видеть.

— Хорошо, — спокойно развернувшись, девушка вышла.

(Итак! Многие, наверное, заметили мои метания в попытках создать для себя концепцию некромантии, от которой отталкиваться. Этот разговор с Астеллой и есть подведение итогов моих размышлений.)

— Ты можешь поднимать мёртвых? — с интересом Исмельлун оглядел десяток тех самых зомби, которых я сделал после последнего сражения с орками.

Да-да, в той битве мы победили и даже не с самыми большими потерями! Я сильно недооценил мефийцев, очень сильно недооценил! Они просто превратились в настоящую мясорубку, слаженно и чётко, как машина, уничтожая орков. Конечно, без потерь прямо совсем не обошлось, но благодаря зельям вышло что-то около шести-семи процентов. Много или мало? Безвозвратных, то бишь калек и мёртвых из этого числа всего лишь половина. Отделались очень, очень легко.

65
{"b":"574993","o":1}