ЛитМир - Электронная Библиотека

Многие здания на втором этаже строились мной с рассчётом на то, чтобы возвыситься над перекрытием третьего этажа, дабы сделать, как с башней. Такой метод позволял одновременно строить и на втором, и на третьем этажах, даже при условии, что перекрытие последнего ещё не наложено.

Однако самое главное было вовсе не на втором и не на третьем этажах, самое главное было в самом низу.

Что можно уместить на свободной площади диаметром в двести метров? Гм… Ага! Его! Портал! Малый.

На переброску в другой мир ему копить энергию при полном перенаправление на него всей мощности источника ещё лет семьдесят, но начинать надо как можно раньше! Именно поэтому портал был создан мною едва ли не первостепенно. К нему же добавился и накопитель, расположенный прямо в основании заклинательных покоев. На накопитель ушло почти восемьдесят грамм драгоценных камней. В первую очередь ушли такие камни (П. А. В названиях ошибки нет!), как Азурит, Лабрадор, Гематит, Гранат, Клинохлор, Оникс, Сапфир, Султанит, Фианит, Хризолит, Циркон и Шунгит.

Весьма забавно, что одни из самых дорогих камней у простых людей, бриллианты, изумруды, относительно малоценны для таких, как я. Несомненно, каждые камни обладают своими узкими свойствами и где-то с изумрудом не сравниться никакому другому самоцвету, однако самым дорогим в волшебном мире был Оникс, после него Султанит, Гранат, Азурит и другие. Это бы неминуемо привело бы к восстановлению равновесия на рынках магов и маглов, если бы не одно “но”. Дорогим Оникс был не в смысле денег, а в смысле своей ценности. Использовать наиболее “удачные” природные камни было целой наукой, да и возможности, что они давали, в общем-то часто были весьма излишни. Именно поэтому для достаточно редких, кстати, артефактов из самоцветов брались обычно рубины, алмазы, изумруды и другие. Ну а для меня лучший камень — это всё-таки Оникс. Почти бездонная пропасть в плане энергоёмкости, рассеивания не допускает в принципе. Чем больше силы вбухаешь, тем крепче становится. Единственный минус — извлекать силу тяжело. Невероятно хреновая обратная энергопроводимость. Настоящий самоцветный хомяк.

Но тут задачу обычно решал Султанит, который был почти полной противоположностью Оникса. Султанит проводил энергию невероятно хорошо, мог также практически без излучения удерживать в себе большой запас силы. Минус у него был в другом: если определённый порог объёма преодолеть, то камушек начинал буквально трескаться, в некоторых случаях растекаться.

Имелось также и третье свойство: оба камня были практически полностью нейтральны. Энергия бывает разная, этим было наплевать на большую часть индивидуальных свойств.

Именно за счёт этих трёх пунктов спарка Султанита и Оникса стала невероятно удачной комбинацией. Обычно круглую горошину Оникса буквально вплавляли в гранёную каплю Султанита, после чего подвешивали на шею, предварительно изрисовав рунами кто во что горазд. Получалась штука с относительно безграничным объёмом запасаемой энергии. При этом Султанит всегда был полон, поэтому какую-то часть накопленной силы можно было использовать, как свою. Более того, проводимость Султанита перебарывала жадность Оникса, поэтому когда резерв жёлтого камня исчерпывался, он самостоятельно начинал тянуть силу из чёрного хомяка. В обычное же время можно было кидать порцию-другую в такой вот накопитель.

Относительными недостатками системы служила, во-первых, большая сложность производства, во-вторых, достаточно малый, “свободный” резерв Султанита. Хотя в сравнении с другими самоцветами Султанит лидировал с большим отрывом. Второй по энергозависимости, Азурит, имел резерв уже втрое меньший, нежели у своего желтоватого собрата.

Ну и, конечно, как это часто бывает, распространение такой системы было на Земле слабоватым. Лучше всех с камнями работали китайцы и японцы, собственно, именно в Японии я и научился такому.

Аналогичные механизмы, кстати, использовались и с иным исполнением. Скажем, Ною я вшивал систему с идентичным принципом, только на других носителях.

Так или иначе, но камушки отрывать от сердца было нелегко. Тем не менее, пришлось…

— Давай, — взмахиваю рукой.

— Аааавввада Кедавра! — чуть протянув первые звуки, она резко закончила фразу-ключ и взмахнула навершием посоха, из которого вырвался зелёный луч. Орк резко перестал дёргаться.

М-да… может тоже посох себе забацать? Я попробовал один раз взять в руки основной на данный момент магический инструмент Астеллы, так там любое заклинание получалось с солидной такой надбавкой. Раньше я и не замечал, сколько сил выкидываю в пространство просто так, а сейчас… Эх! Нет! Не возьму! Это всё равно, что взрослому мужику залезть в ходунки! Ходить, конечно, станет легче, да только атлетом так никогда не стать. Если я желаю развиваться, то мне надо отбрасывать костыли!

С сожалением кошусь на мантию-невидимку. Крестраж я создал, да. Потом отлёживался почти полторы недели, благо что ученица подсобила. Кстати, когда её магических сил стало достаточно, она мне таки принесла полную клятву верности, скреплённую двумя обетами. Добровольно и самостоятельно, я, честно говоря, начисто забыл про эту важную часть ученичества: привык за прошедшие годы к тому, что девушка всегда рядом и всегда, что называется, “за меня”.

После создания крестража я чувствовал острый недостаток сил. Пожалуй, я сейчас где-то процентов на пятнадцать сильнее Дамболдора. Такого, каким он был во времена моего ученичества в Хогвартсе. М-да… как низко я пал! Хотя стоп! У меня через пяток лет начнёт расти магическая сила из-за того, что сущность Смауга медленно затухает и поглощается. Да и новый атрибут, формирующийся в теле, был неплохой компенсацией моих потерь. В конце концов магическая мощь восстанавливается, а атрибуты приобретать неимоверно тяжело. А мантия… пожалуй, пусть пока висит на моих плечах и компенсирует недостаток магических сил, как и Гримуар. Пока оторванный кусок души со мной, я всё так же силён.

Единственное, к чему я не оказался достаточно готов во время ритуала — это боль. Нет, она была ожидаема, но не в таком количестве. Боль же была адская. Хотя какой там ад! Всего за двадцать-тридцать секунд, которые я её испытывал, было проклято абсолютно всё. Пожалуй, теперь я понимаю, какой же царский подарок мне сделали мои дорогие учителя, когда помогли с крестражем в Силь. А я-то думал, что это небольшая услуга в числе прочих! Пожалуй, я ещё не скоро решусь создать новый крестраж таким способом: три-четыре Круциатуса одновременно будут милосерднее этого. Интересно, Воландеморт — это чело… маг со стальной волей или просто псих? Хотя… наверное и то, и другое.

Единственное, чего было жалко, так это отряда элитной нежити. Из-за полутора недель постельного режима я просто не успел над ними поработать. Правда, возможно оно и к лучшему: прототип уже закончен и теперь предстояло опробовать его, собрав все недостатки и проблемы для устранения.

Что касается безопасности Тёмного Замка (название я решил поменять. Dark Castle звучит лучше, чем Black Castle), то на первое время я решил её достаточно просто. Старый добрый Фиделиус, завязанный на магический источник, был способен скрыть крепость даже от летящих мимо Назгулов. Разве что специально искать будут конкретно в том месте с чем-нибудь на уровне Всевидящего Ока, может быть чуть послабее…

— Учитель, мы сейчас не в Мефис? — спросила Астелла во время пути.

— Почему ты решила, что не в него?

— Дорога через Старый Лес могла бы помочь нам сэкономить часть пути, однако вы туда не пошли. Такой выбор мог быть обусловлен нежеланием идти по ней после вашей… болезни, ведь вы могли бы ещё не до конца восстановиться. Либо такое решение вызвано иной, нежели я думаю, целью нашего маршрута, — она частично переняла у меня манеру речи, но, Вечность! Как же Астелла это произносит! На её абсолютно не выражающем эмоций лицо только губы и двигаются! Просто сюрреалистичная картина. А если учесть ещё и то, что голос не меняется почти ни на йоту, то каждая фраза в её устах становится невероятно оригинальной!

73
{"b":"574993","o":1}