ЛитМир - Электронная Библиотека

====== Глава 19 ======

Комментарий к Глава 19 Гм… поздравляю всех! Этот фик догналпо объёму и количеству частей нового поттера. И да! Я жду участвующих в конкурсе на арт Астеллы!

И да, если кого нет в вк, то он может мне скинуть ссылку на свою картинку в личку. Только давайте реально что-то интересное если будет, а не ради участия, хорошо? Но я в любом случае никого не пошлю, конечно, вкусы у всех разные, так что кидайте, если есть чего.

И да! Это единственная глава, где ГГ считают предателем.

Заклеймить вождей этого самого крупного лагеря не составило труда. Мы оба были почти незаметны для врага. Талион сливался с местностью хуже меня, но действовал невероятно тихо и умело. Великолепный профессионал. Его работа очень напоминала игры про ниндзя или ассасинов: те тоже с той же лёгкостью прыгали со здания на здание, пробегались по узким участкам стен, перемещались в буквальном смысле в тени идущего и ничего не подозревающего врага… в общем, я мог только мысленно аплодировать: сам был куда менее умел и помогали мне тут больше дезиллюминационные чары, да ещё телекинез и левитация.

Когда мы находили очередную жертву, её и всех, кто рядом, сковывали незримые тиски. Моих сил теперь хватало на очень и очень многое: высвободившаяся часть мощности от окончания переваривания Дракона, плюс натренированные жёсткими условиями с постоянной нагрузкой источник и, частично, энергетическая система, работали, как электростанция… атомная.

В общем, сковав орков, мы начинали их усиленно… мутузить. Проще — бить морды. Когда зелёные пока-не-товарищи доходили до отупения, Талион хватал их рукой за бошку и смотрел около десятка секунд в глаза. Я чувствовал мощный всплеск ментальной энергии, после чего от головы шла дымка призрачного марева и орк тяжело оседал на землю, минут через десять приходя в себя становясь уже почти-товарищем.

Накладки, конечно, возникали. Зелёным они обошлись смятыми и взорванными головами (мял я, а вот взрывал Талион. Как оказалось, он и так умел), нам — потерянными нервами.

— Скажи, говорят, тебя одолел Чёрный Чародей Ангмара?

— Кхркхм-кха, — я поперхнулся водой из фляги. — Реально что ли?!

— А разве не так?

— Гм… видишь ли, я и есть Чёрный Чародей Ангмара. Впрочем, там был ещё один, наверное ты имеешь ввиду его, но Алекс Чёрный — это вообще-то я.

— Не расскажешь?

— Да нечего там рассказывать… точнее, слишком много, — отмахиваюсь.

— Тогда у меня другой вопрос: не проиграешь ли ты, если вы встретитесь вновь?

— Ммм… — чуть задумываюсь. — Не знаю.

— Не знаешь?

— В тот раз ему помогали, а я был измотан. Да и сила моя с того времени сильно выросла, однако прошло восемнадцать лет, — и это минимум. — Так или иначе, я это время сидел в цепях, а он развивался. Всё зависит от успехов, которых он достиг.

— Я понял, — прикрыл глаза мой спутник. — Это последний? — кивает на орка.

— Точно. Уходим?

— Да.

Мы тихо покинули место, где в себя приходили больше десятка тел: три орочьих капитана (командиры крупных отрядов, стоявших несколькими городками) и их телохранители.

— Долго ты ещё будешь собирать эту свою армию?

— Вообще-то… эти были последние.

— Правда что ли? Изумляюсь.

— Да. Послезавтра беженцы уходят из Мордора на юг и запад, мы с тобой и войском отправляемся на юго-восток.

— Если я не совсем тупой, цитадель Саурона на западе?

— Башня Чёрной Руки южнее и находится недалеко от моря. Мы поплывём на кораблях, чтобы обойти основные силы орков и небольшой скальный хребет.

— Чёрная Рука… а остальных двоих ты, я так понимаю, уже грохнул?

— Правильно понимаешь, — суровый он всё-таки мужик. Прям кожа заскрипела на перчатках из-за сжавшихся рук.

На следующий день беженцы действительно затеяли серьёзные сборы.

— Талион, решай сейчас или в ближайшее время.

— Решать что?

— Где ты остаёшься?

— Что ты имеешь ввиду?

— В каком мире ты останешься: в этом или в том?

— Я… подумаю.

— У тебя на сердце неспокойно.

— Сложно оставаться спокойным в такой ситуации.

— Ты до сих пор не определился? Ты хотел встретиться с семьёй.

— Верно, но ранее мной двигала лишь жажда мести, а теперь — ещё и жизни. Я действительно не знаю, Келебримбор. А что ты выберешь?

— Я устал жить… но всё ещё хочу. Я приму любое твоё решение.

— Знаешь, когда я появляюсь в призрачном мире, то где-то на периферии вижу свою семью… думаю, остаться здесь и бросить их не будет правильным выбором.

— Тебе стоит кое-что знать… Это не твоя семья.

— Что?!

— Это лишь мираж, образ из твоего разума. Они ведь ничего не говорят? Не двигаются? Лишь иллюзия.

— Но они же там, в призрачном мире, разве нет?!

— Я не уверен, Талион. Я совсем не уверен. Ни в чём не уверен…

— Я согласен, Алекс, — подошёл ко мне Талион. — Но я принесу тебе клятву не ранее, чем самолично прикончу Чёрную Руку!

— Я и не сомневался, — легко пожимаю плечами. — Будь добр, остаток дня проведи в моей компании. Мне нужно детально изучить вашу с Келебримбором связь.

Призрак мёртвого эльфа, вообще был частично уникальным. Он прекрасно работал с разумами, пусть и грубо, но ментальной мощи ему было не занимать. Более того, он мог на краткие мгновения становиться материальным: я сам был свидетелем, как Келебримбор выходил прямо в бою из тела Талиона и отбивал предназначенные ему удары. Сам Талион тоже вполне неплохо пользовался силой Келебримбора: те же взорванные головы вспомнить…

Проекция призрака тоже была не просто иллюзией, но реальной проекцией, иначе я бы его не чувствовал вне тела Талиона. В общем, были они парочкой очень интересной.

В процессе изучения многое мне понять не удалось, однако основные моменты стали ясны. Во-первых, мощь призрака была обусловлена телом Талиона. В виду того, что тело, по большей части, было мертво, Келебримбор использовал его, как огромный сосуд для энергии. Единственная живая часть — мозг следопыта, находилась в глубокой коме и являлась огромным внутренним сосудом для уже ментальной силы. Всё это постоянно наполнялось двумя призраками, один из которых древний эльф, владевший магией. Ах да! Совсем забыл про сердце. Сердце тоже было живое, но работало очень медленно: что-то около десяти ударов в минуту, может быть чуть больше. В бою оно почти добиралось до нормального пульса в сто десять ударов в минуту. Обычно же, насколько я помню, у людей должно быть от ста десяти, до ста тридцати при лёгких нагрузках вроде ходьбы.

Кроме того, конечно, Талион дышал.

Что касается перерезанного когда-то Чёрной Рукой горла, то оно постоянно держалось на подпитке от призрака. Его необычная астральная сила постоянно держала рану закрытой, но ввиду отсутствия регенерации горло не заживало.

— Ну и?

— Что я могу сказать… ты уникален. Во-первых, когда я сделаю всё, что собираюсь, большая часть ваших с Келебримбором сил уйдёт. Не смотри на меня так. Сейчас вы настолько сильны лишь потому что твоё тело мёртво. Как только оно оживёт, ваша сила начнёт уходить. Много чего останется, но о подчинении врагов взглядом, взорванных головах и прочем подобном можешь забыть. В призрачный мир ты смотреть по-прежнему сможешь, я думаю. Будешь сильнее обычного человека, не будешь стареть почти… Сможешь даже на краткие миги, как сейчас, обретать частичную нематериальность, а Келебримбор — материальность. Но это всё.

— Ясно. Пожалуй, это небольшая цена за новое рождение.

— В таком случае мне нужно нанести на тебя несколько… рисунков. Не волнуйся, твои силы не уйдут до гибели Чёрной Руки… ну или твоей. Последнее было бы печальным.

Работал я достаточно долго. Один поток мыслей анализировал и придумывал, что рисовать, другой — рисовал. В первую очередь я пытался максимально укрепить связь призрака с телом. Фактически, в тушке Талиона сейчас существовали две энергетических системы. Одна — полностью остановившаяся, полумёртвая, но не погибшая. Другая — Келебримбора. Весьма странная и не подходящая живому телу, но куда более развитая. Я желал их соединить, пусть и весьма странным образом. Руны, что я рисовал, должны были точечными воздействиями начать сплетать мелкие канальчики и четыре среднего размера канала. Таких средних было штук пятнадцать, но мне для начала хотя бы несколько сделать… в конце концов сила Келебримбора будет отторгать живое тело. Когда я оживлю Талиона, призрака станет выталкивать и в этот момент всё будет зависеть от того, насколько тесно у меня получится их сплести. А ведь у следопыта в некоторых областях даже его жалких канальчиков нету! Там придётся позже проращивать новые почти с нуля.

92
{"b":"574993","o":1}