ЛитМир - Электронная Библиотека

- Я могу сходить, мадам.

- В самом деле? Ах, ma chérie, как вы любезны!

И все, похоже, зря.

- Кхм… Ну как?

Мягкие складки до пола. Легкая ткань, нежные переливы.

- С ума сойти! Тебе очень идет.

- Правда?

- Просто отлично! Давай переодевайся и пойдем. Мне еще нужно на эту дурацкую почту, пока тут все окончательно не замело.

*

Они уже расплачивались внизу за платье…

- Ой! Мэгги! Мы ведь тебе ничего не купили!

- И не надо. У меня есть платье. Хотя оно, может, не пригодится.

- Как? Ты разве не идешь на бал?

- Ну, разве что меня профессор Грюм позовет. Хотя это маловероятно. И, наверное, запрещено правилами.

- Я думала, ты идешь с Седриком…

- Он меня не приглашал.

- Эм… Ну… Может, он просто ждет подходящего момента… Ты не расстраивайся…

- А разве похоже, что я расстраиваюсь? Я не любитель балов. Будь это кейли вечеринка(*) – тогда другое дело! Пошли.

Дверь распахнула – порыв ветра чуть с ног не сбил.

За белой пеленой пропала Главная улица.

- В такую погоду и мантия-невидимка не нужна! Возвращайся в школу, Гермиона…

- А почта?

- Я одна быстрее дойду. Иди, все нормально!

- Ну… ладно…

Варежки покрепче прижали к груди громадный сверток с платьем и вместе с ним исчезли в кружащихся снежинках.

Комментарий к VII

(*) Кейли – парные шотландские танцы. Танцуются в пабе или на вечеринке. Обычно не сложные (польки, вальсы, хотя бывают и фигурные) – в отличие от более сложных и торжественных кантри, которые танцуют на балах.

(1) Мадемуазель Вилар, моя дорогая, какая досада! (франц.)

========== VIII ==========

Ну вот, так и знала! Ноги насквозь промокли. И кто меня заставлял тащиться сегодня с Гермионой в Хогсмид за этим дурацким платьем? Она бы ради меня из кожи вон лезть не стала! Хотя… Гермиона-то, может, и стала бы. Она же не Флер, в конце концов.

Ох, а метель все сильнее… Вот замерзну по пути в сугробе – и никакого бала мне будет не надо. Хм, а ведь хорошая мысль – пойти с Грюмом… Представляю физиономии Шармбатона!

“Три метлы”. Зайти, что ли, погреться? В школе меня вряд ли хватятся. А так хочется грога… или хоть горячего шоколада! А больше всего – посидеть у камина.

Нащупала обледеневшую дверную ручку, потянула. Налетела на что-то теплое, большое.

- Ох, простите, пожалуйста…

Даже разглядеть не успела. Высокая, закутанная в плащ фигура, шляпа прямо на глаза… Ну и ну.

Внутри неожиданно тихо. У стойки хорошенькая хозяйка, мадам Розмета. Любезничает с каким-то фертом. В дальнем углу, у мерцающих огоньков елки, еще одна парочка. А больше, кажется, никого и нет.

Сдернула шапку, стряхнула снег и, на ходу вытягивая руки из пальто, прошла – поближе к камину. И только тут…

- Вилар! Тебя-то каким чертом сюда занесло в такую погоду?

- Я была на почте…

Приподнялся. Пустую кружку со стола переставил на соседний. Интересно, кто из нее…

- Садись. Ты совсем промокла.

- Ничего. Сейчас возьму что-нибудь теплое…

- Садись! - Стул с грохотом придвинулся к очагу. - Принесу. Сними обувь и поставь сушиться. Ну живо, нельзя сидеть в мокром.

Надо же было именно сегодня надеть такие идиотские носки!

- И это! - кивнул на яркие оленьи морды.

Вспомнилось само. Широкая теплая ладонь.

Дальше краснеть уже некуда.

С вешалки слетел плащ. Ткань тяжелая, плотная. Хлопнула в воздухе, легла большими складками.

- Укрой ноги.

- Но… сэр…

- Делай что говорю! Если не хочешь все каникулы в больничном крыле глотать Бодроперцовое зелье.

Голубой глаз глянул сурово. Волшебный совершил какой-то невероятный кульбит. Тяжелые клацающие шаги – уже у стойки.

Минуты не прошло. Стакан грога – дымится еще. Громадный кусок рождественского кекса.

- Спасибо, сэр…

- Постой!

И коснуться этого стакана не успела. Пальцам горячо и немножко больно. Сгреб ее руку, как успел, и сам понял, что не аккуратно. Кулак обветрился на морозе, вены надулись. Белое пятно ожога касается кожи. И сейчас переползет ей… Нет, не страшно. На свободе один только большой палец. Ожог под ним оказался нежным и теплым. И не хотелось отпускать.

- Экхм…

- Извините…

Палочка ткнулась в стакан.

- Профессор… Вы же не думаете…

- Постоянная бдительность! Мало ли кто в этом кабаке ошивается. Специалис ревелио!.. Отлично. Можешь пить. Тебе, кстати, тоже не мешает выучить это заклятье. Очень полезное, обнаруживает темную магию в обычных предметах.

В рождественском кексе тоже не нашлось ничего подозрительного – тарелка неловко придвинулась к Мэгги.

Булькнула фляга.

- Как у тебя с невербальными чарами?

- Я прочла то, что вы советовали…

- Да? Ну-ка.

Палочка мелькнула в широкой ладони.

- Что это? Ай! Мама!

У стойки что-то грохнуло, взвизгнула Розмета.

Повернулась – ферт болтает в воздухе ногами.

Голова над полом.

- Ай! На помощь!

- Вы что себе позволяете?! Сеймур! Сеймур, ты как?

Сосредоточиться.

Либеракорпус!

- Ай…

Сеймур грохнулся на пол под причитания Розметы.

- Отлично, Ви… Извини. Мэгги.

- Сэр… Мне кажется… не надо было здесь…

- Ерунда.

Торопливо простучали каблуки.

- Вы совсем рехнулись?! Мало того, что вы сидите здесь… с этим… - На флягу презрительный взгляд. - Вы еще и отпугиваете посетителей!

- Зато я оставляю хорошие чаевые, верно?

- Ну, знаете! Сеймур! Сеймур, куда же ты?..

- У тебя уже неплохо получается. Но Левикорпус – заклятье не сложное. Так, шалость… Ты должна помнить, что невербальные чары требуют большой выдержки и сосредоточенности. И никаких сомнений: надо – не надо, делать – не делать! Раз уж достала палку – действуй. Ясно?

- Ясно, сэр.

- Вот и хорошо.

Пошарил в карманах.

- Гиппогриф задери! У тебя есть часы? Я вчера разбил свои…

- Четверть первого.

- Одевайся. У меня с собой летучий порох – провожу тебя в школу.

- Эм… Спасибо, сэр. Но я… Мне еще надо купить кое-что. Возвращайтесь без меня.

- Да? Ну смотри, будешь тащиться по сугробам.

- Ничего. Метель, кажется, стихла.

*

Высокую фигуру у кассы заметила сразу.

- О, мисс Вилар, очень рад вас видеть, - ласковая улыбка, ровный голос.

- Здравствуйте, профессор Дамблдор.

- Вы любите лакричные конфеты? Конечно, они немного кусаются… Берите, не стесняйтесь.

- Спасибо, сэр…

- Насколько я мог заметить, вы быстро освоились в Хогвартсе, Маргарет. Учителя вами довольны. Уверен, вы без особого труда справитесь с выпускными экзаменами, особенно – с ЗОТИ. Профессор Грюм говорит, вы лучшая у него в классе.

Растерялась.

- У вас появилось много новых друзей, это замечательно. Вы очень славная девушка, Маргарет, и я рад, что весь этот год вы будете учиться с гриффиндорцами… Ну что ж, мне пора возвращаться в школу. И вам советую поторопиться. Сегодня на обед замечательная баранина в горшочке.

Дверь за ним мягко затворилась. Пальцы почти наугад выхватили с полки засахаренные ананасы для Габриэль и тараканьи усы – Фреду с Джорджем. И впрямь надо поторапливаться. Еще успеть в “Дэрвиш и Бэнкс”. Только бы денег хватило…

========== IX ==========

Ноги примерзли к полу.

Разорви горгулья того, кто придумал эту дурацкую форму! С ней даже кеды не наденешь. А попробуй надеть – мадам Максим такой крик поднимет. Еще и домой напишет. Дедушке-то, конечно, все равно, в дамских нарядах он не больно-то разбирается, но новая жалоба из школы его не обрадует. Уж лучше мерзнуть.

Тишина напряженно шуршит страницами учебника.

Надо тоже сосредоточиться. Ну и утро выдалось…

- Уизли! Мерзавец! Вот ты где!

- В чем дело, Дэвис? Стол перепутал?

- Роджер, что…

- Разорви тебя горгулья! Негодяй!

- Эй, потише!

- Что случилось, ребята?

- Наглая рыжая морда, чтоб тебя…

18
{"b":"574994","o":1}