ЛитМир - Электронная Библиотека

- Знаешь, это странно. Я, конечно, совсем не знаю профессора Снейпа… Но я помню, какое у него было лицо – тогда, в последний день Турнира. Мне показалось, он очень тревожится за Дамблдора и… как-то привязан к нему. Хотя и пытается это скрыть.

- Скрывать он научился на службе у Волдеморта!

- Может быть, он…

- Только не надо про Империус! Под ним и так, судя по всему, разгуливает половина магического Лондона. Я в свое время наслушался слезливых баек. В том числе от ублюдка Малфоя. Он, видите ли, боялся за жену и сына! За свою поганую шкуру – вот за что он боялся! Я говорил Альбусу… Но он завел свою обычную волынку: пожалеть, дать второй шанс… И вот пожалуйста! Вот они, его вторые шансы!

Пижаму вынула, опустила крышку.

- А Розмета! Да на эту курицу и Империус накладывать не надо! Побежит за первым встречным кобе… Кхм!

- Но разве она что-то…

- А то нет! Римус говорит, она следила за Альбусом и обо всем сообщала малфоевскому щенку. Вчера ночью она предупредила его, что директора в школе не будет, – тогда он и впустил Пожирателей… Черт, надо было все-таки набить из него спорран!

Повернулась, взгляд поймала. И догадалась как будто.

- А ведь Поттер был прав. Тогда, на Рождество. Когда говорил, что Снейп с сопляком Малфоем что-то затевают. Дери меня гиппогриф, мы должны были его послушать!

- Мы и послушали! Рассказали Дамблдору…

- Срать хотел Дамблдор… Черт! Надо было сразу…

- И что бы ты сделал? Посадил шестнадцатилетнего мальчика в Азкабан?

В правом, светло-голубом глазу странное…

Подошла, потянулась.

- Аластор…

- Почему ты никогда не спрашивала…

- Я думала, ты не хотел… и не знала, как.

Отвернулся. Медленно, приволакивая ногу, добрел до кровати, присел на траченое молью одеяло.

- Надо рассказать тебе кое-что. Давно надо было.

- Ты про…

- Эти ублюдки из министерства только и ждали случая, чтоб от меня избавиться. Еще с той поры, как я обзавелся этим, - мотнул головой: железный ботинок торчит из-под брючины. - И если б не Альбус… Старуха Багнольд к нему прислушивалась, а уж Фадж по первости и почесаться без него не мог.

Кивнула. От деда слышала и о Милисенте Багнольд, состарившейся на посту министра магии и, по уверениям Хэмиша, к концу впавшей в маразм, и о сомнительных способностях Корнелиуса Фаджа.

- Но… сколько… шесть лет назад я их все же допек. Да так, что Альби сам первый обалдел.

- Ты так говоришь…

- Ладно, без шуток. Ты уже поняла, главное, для чего эти штуки сделаны… - В узловатых пальцах мелькнула палочка. - Убивать. И кто будет тебе говорить обратное… Да, мне не очень приятно это утверждать, но… Иногда у тебя просто нет выбора.

- Кассандра?

- В точку, зайчонок, ты молодец… Ты тоже скоро научишься не видеть в них людей. А этот ублюдок… Он жил рядом. Друг семьи, вместе лепили куличики во дворе, родительские сопли, умненький мальчик, будет как папа… Меня от него затошнило сразу – друг детства, бесполая тварь… Как меня бесила его вежливость! Здравствуйте, мистер Грюм, до свиданья, мистер Грюм! Кассандра думала, что я ревновал. Мы ссорились! А он просто мешался под ногами. Будущий хранитель министерских реестров, мальчик с голубыми глазами идиота!.. И конечно же, в тот день он действовал строго по инструкции! Этим он мне доказывал, что ни в чем не виноват! Как же! “В случае опасности – срочно пошлите сову в министерство!”

- Так…

- Один огненный шар, и от его почты остались жареные окорочка. Он думал, этой паршивой совы хватит, чтобы прикрыть себе задницу!

- Значит…

- Шар был сигналом. А потом он орал у них под дверью, изображая раненого. Этот трус звал Кассандру! Старик Трелони снял защиту… А такие вещи Пожиратели чувствуют кишками. Дальше все просто. Трелони, видишь ли, не посылал сову в министерство. Полез сражаться сам, старый дурак… А их была целая дюжина, не считая этого лживого ублюдка. Он-то в кусты уполз – чтоб не видеть.

- Но как ты узнал?..

- Ну, я, как смог, навестил в Азкабане парочку новичков. Гаденыша сдали с потрохами! Волдеморту он уже был не нужен. Попадись он мне тогда… Но он удрал, конечно. Как паршивая крыса. Все по каким-то углам. Боялся, что найду. И правильно.

Мэгги cжала губы.

- И нашел. Знаешь, где? В Лютном переулке, тролль меня задери! Пришел продавать какое-то фамильное дерьмо, видать, порядком поистратился по заграницам. Почти тридцать лет прошло, но я бы эту тварь и на том свете узнал!

- Но ты ведь не…

От его смеха по спине побежали мурашки.

- Утром примчался Альбус. Белее своей бороды. Следов не осталось. Еще бы им остаться после Авады! Никто ничего не видел. Но – подозрения… Они мне там в министерстве еще что-то вякали про то, как он раскаялся, да как скрывался от Пожирателей. Ублюдки!

Глаз не отвести.

- Альбус вмешался, как всегда. Уговорил Фаджа. Ну, вроде как почетная отставка, выслуга лет, все это чертово дерьмо…

Грюм встал спиной и открутил фляжке голову.

- Хочешь спросить, почему я тогда не успел? Трелони уже с жизнью распрощался, спрятал за собой дурочку Сиви…

- А…

- Я думал, что спас ее… Мне пытались разжать руки… платье оторвали вместе с кожей… Она кричала… а я не успел. Адское пламя, Мэг… У нее были такие белые зубы… а я видел сразу все – тридцать два… Встать хотел… Знаешь, о чем я думал? - Грюм дико улыбнулся. - Куда-то потерялась нога, надо бы найти.

Сзади скрипнула дверь.

- Сиди здесь.

Она осталась и не помнила, сколько прождала.

Утренний свет лезет в окна – зажмурилась.

Вздрогнула.

Руки больно взяли из кресла.

В нос ударил виски.

Белое пятно ожога на правой ладони крепко прижало к себе.

========== III ==========

Солнце уже высоко над Черным озером.

И мрамор в жарких лучах – холодно и спокойно.

Ладонью провела от затылка, вдохнула, прикрыла глаза.

Не думать.

Не вспоминать.

И все равно – как сейчас…

У самой кромки воды – школьные мантии, растерянные лица. Красный от возмущения Джим. У Седрика руки онемели – не разжать. Огромный кельпи жует губами ленту, глядит – как на хозяйку. На изрезанном шрамами лице – усмешка. И во взгляде – впервые как будто…

Воздух у самого уха лопнул.

Привычно клацнула нога, горячие пальцы стиснули плечо.

Подняла голову: туча стрел уже опадает в ослепительном небе.

- Чертовы клячи…

Хватку разжал, повернулся.

- И не надо мне говорить, что кентавры умный народ! Сам знаю…

- Ну, хоть этот цирк наконец кончился.

Мэгги огляделась.

По толпе прошло легкое движение. Мелькнуло позеленевшее лицо Гарри, а рядом почему-то – тонкий, летящий Скримджер…

Грузная фигура в потрепанном походном плаще стоит, тяжело опершись на палку, прислушиваясь к бормотанию Крауча-старшего. На губах усмешка, магический глаз вертится по сторонам, седая бровь нахмурена… В тот день видела в последний раз – до этого. До сундука. До…

- Да, не повезло…

- В Дублине нам все равно делать было больше нечего.

В Большом зале с потолка – длинные черные полотнища. Как флаги. И Дамблдор говорит о Седрике. Но почему-то – не о Седрике… о четырех месяцах…

- Лучше б оставались в Коннемара(*). Там хоть воздух. Но Мэг хотела увидеть…

Спокойные воды озера уже сомкнулись над головами русалок. Силуэты кентавров исчезают в чаще Запретного леса.

- Мне в Дублине очень понравилось.

Правый глаз прищурился.

- Ну еще бы!

*

Как и положено каждой коварной скале, лестница меблированных номеров Святого Патрика поджидала своих покорителей на спуске. Умирающий в темноте газовый рожок, должно быть, помнил еще подвиги неистового Кухулина(**) и вместо света истины погружал гостя в хтоническую тьму.

- Тебе помочь?

- Ну не вынимать же палочку ради пары чертовых ступенек. Да я и так все прекрасно вижу.

- Ты уверен?

- Мэг, этот вонючий скворечник я знаю как свои пять пальцев.

54
{"b":"574994","o":1}