ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да уж получше некоторых. Ты меня достал. Ответ на твой вопрос: да, я с ней спал. И не один раз. И не только я — и я не имею в виду Роберта. Она темпераментна, твоя сестрица. Бешеная и холодная — как анаконда. Не знаю, доставила ли ей радость эта наша связь, если так можно сказать. Мне — не слишком. И я с облегчением от нее избавился. Как, похоже, и ты сам. Возможно, если бы ты не оставил ее когда-то там — она бы не ползала по досужим веткам в поисках жертвы. А может, и ползала бы. Ей, похоже, все было мало — слишком велика жажда власти и обладания. Все эти игры мне были на хрен не нужны. Так что теперь можешь забирать ее всю — после того, как она прикончила наконец своего муженька, хоть бы и с помощью сигареты…

Джейме пригорюнился над стаканом. Похоже, на этот раз Сандор попал в точку — и умудрился-таки заткнуть этого псевдофилософа, любителя просвещать и обличать. Почему-то радости Сандору это не доставило. Он допил свой виски, поставил стакан на стол.

— Так, курю последнюю и иду спать. Ты пойдешь, горе-пророк?

— Пойду. Надо освежить голову…

— Вот-вот. Может, тебя в сугроб башкой ткнуть?

— Спасибо, обойдусь.

Они молча вышли на улицу, молча закурили — каждый свое, каждый — размышляя о собственном наболевшем. Потом Джейме бросил, глядя в темноту:

— Я же не просто ее трахал. Я любил ее — когда-то — понимаешь ты? А потом оно прошло. Потом возникло ощущение, что меня используют. Как вещь. Затыкают какие-то дыры. Мне это пришлось не по вкусу, вот я и ушел в свободное плавание. И не жалею. И то, что притащил сюда это чудо природы — он кивнул на второй этаж дома — не случайность, и не хочу я над ней поглумиться. Просто в ней есть какая-то чистота, что я раньше не встречал. Наивность какая-то, честность, что ли. Кто знает, что из этого может получиться…

— Зная тебя, Ланнистер, ничего хорошего. Да шучу я. Алаверды. Я тебя понимаю. Могу, по крайней мере, понять. И вот еще что — мне не нравится страдать. Я просто не хочу, чтобы страдала она…

— У меня, вообще-то, такое возникло ощущение, что она страдает больше, когда ты ее отшиваешь. Или когда она тебя отшивает. Ну, сам смотри. Ей нужно время — чтобы вырасти, переступить и пойти дальше. Возможно, и в твою сторону… Я от своих слов не отказываюсь… Было бы забавно, если бы в итоге вы все же соединились в экстазе. И это уже не попытки пророчить — просто пожелание удачи. А еще — если понадобится там помощь с адвокатами — я не большой знаток, но помочь смогу: знакомых-то целая туча накопилась за годы лицедейства. Так что рассчитывай. Или просто пристрели этого фрика — ее муженька…

— Это тоже вариант. Я над этим подумаю. Спасибо. Ты, хоть и Ланнистер, но не столь отвратительный, как другие твои родственнички… Ладно, пойду я спать, сил нет. Ты идешь в дом?

— Нет, я еще погуляю. А то как ты уйдешь — тут же явится призрак Роберта. Придется еще и с ним обсуждать наши дела. Это так скучно…

— Напои его — это лучший способ справиться с Робертом — что с живым, что с бестелесным. Ну, или дыши на него перегаром — тоже вариант…

— Спасибо за совет, хорошая, кстати, мысль — насчет перегара… Лучше на призрак Роберта, чем на Бриенну завтра в машине… Ты пойдешь в эту свою занюханную каморку?

— Вот нет. У меня уже есть место и есть постель — и есть, с кем ее делить. Меня же не гнали, как тебя, Ланнистер. По крайней мере, пока. Надо ловить момент…

— Удачи!

— И тебе. С Робертом. Или с мышами…

2.

Oh, God, I havenʼt read your book

I’m sure it was divine

Especially the part where

You turned water into wine

Oh, God, I want you to clear my mind

It’s covered up with dirt

And I want to taste your skin

One time before I taste the earth

Oh, God, I apologize

Didn’t knock when I arrived

Oh, God, I apologize

Didn’t say goodbye last night

Oh, God

Now I guess, you have your way

As I taste the earth today

Now I guess, you have your way

As I taste the earth today

Kʼs Choice — Elegia

2.

Сандор тихо и медленно поднялся по лестнице. В доме царила тишина. В этой треклятой избушке даже не тикали часы — ничего не демонстрировало признаков летящего времени. Только он был тут лишним — внутри, в голове, безнадежно и неумолимо отщелкивало, секунда за секундой — вперед, вперёд, вперёд… Он зашел в их спальню. Тут тоже было тихо, слишком тихо — не слышно было даже ее дыхания… Сандор наощупь добрался до ванной, зажег там свет, что слегка осветил комнату. Ага. Не слышно ее дыхания, потому что Пташки тут и нет. Постель смята, но пуста. Как и кресло. А больше тут и прятаться негде. Ну не в шкаф же она залезла? Сандор подошел к окну, отодвинул занавеску. В сливочно-желтом свете фонаря падали мокрые тяжелые хлопья. По поляне неверными — судя по следам — шагами бродил Ланнистер, периодически поднимая запорошенную снегом голову, словно в поисках ответа, к мутному красноватому небу. Пусть себе его ходит. Но где же Пташка? Спустилась вниз, в кухню? Но тогда бы он ее должен был заметить. В домике не то что было очень много мест, где можно спрятаться… Может, пошла в гости к Тарт? Ага — и они там сидят молча и смотрят друг на друга… И вообще, поздновато для дружеских визитов… Сандор глянул на прикроватные часы — полпервого ночи. Мда.

Он вышел из спальни, для верности прошел по коридору до двери Бриенны — там все было тихо — и обратно. На всякий случай заглянул в комнату, что отвел себе на эту ночь. Там Пташка и обнаружилась — дремлющая поперёк кровати поверх одеяла — в ночнушке и белой кофте, свернувшая клубочком от одиночества и холода необжитой комнаты. К тому же в их спальне Сандор днем топил камин, а тут даже воздух был какой-то спёртый и леденящий. Сандор осторожно поднял спящую под коленки и под шею; голова Пташки упала ему на плечо, словно это была не девочка, а кукла. Отнёс ее в спальню, уложил на кровать, кое-как выпростав из-под нее одеяло, накрыл по самый подбородок. Пташка все спала и никак не реагировала на все его телодвижения. Это Сандору не показалось подозрительным — в конце концов, свои пару бокалов она выпила. Да еще, похоже, и заела таблеткой от головы: вон, на столе стоит пузырек, даже не стала закрывать.

Сандор разделся, улегся рядом с неслышно сопящей Пташкой. Она лежала на боку, и он уткнулся по обыкновению ей в затылок. Девочка продолжала сопеть, даже не дернувшись. Эко ей спится! Сандор легко обнял торчащие из-под складок одеяла плечи — холодные. Уж не простыла ли? Он очень осторожно пощупал Пташке лоб. Тоже ледяной, как и все остальное. Ему самому cтало холодно и слегка не по себе. Пташка едва слышно застонала — снится ей, что ли, что-то? Видимо, опять один из ее пресловутых ночных кошмаров. Сандор потряс ее за плечи — легко, словно она могла сломаться от неосторожного движения. Никакого толку. Тогда он развернул ее — спиной на подушки — холодея от внезапной догадки. Включил лампу возле кровати — ее свет бил Пташке в лицо, но она даже не пыталась заслониться — ничего. Бледная, как привидение — даже губы словно выцвели — под синеватыми веками движутся беспокойные глаза — кошмар продолжается. И этот раскрытый пузырек с лекарством продолжал мучить Сандора. Он приподнял девушку над подушкой, посадил и уже резко потряс. Ничего. Седьмое пекло, да что же она учудила?

179
{"b":"574998","o":1}