ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мисс Ройс, вы уже закончили ваше эссе, я так понимаю? Хотите прочесть нам его вслух?

Миранда озорно улыбнулась на ехидный вопрос учителя и пропищала тоненьким елейным голоском:

— Нет, сэр, я просто объясняю новенькой диспозицию рассаживания людей в классе. Поздравляю ее со вступлением в ряды избранных примерных учеников, которым повезло сидеть вдоль панорамного окна с живописным видом на наш чудесный город.

— Мисс Ройс, должен вам напомнить, что урок искусства у вас не сейчас, а следующей парой. Так что от живописных видов вернитесь, пожалуйста, к нашим заточенным в башню девам. Предоставьте им право любоваться красотами из окна — а сами поразмыслите над тем, как это отражалось на их философии жизни — как и крайне необходимое умение думать, прежде чем раскрывать рот — умение, к несчастью, сейчас неоправданно забытое.

— Да сэр. Простите, сэр. Молчу.

Она сделала Сансе большие глаза, красноречиво подняв тонкие брови — и вернулась к своей работе, прилежно написанной мелким почерком с наклоном влево. Санса огляделась — и уставилась в учебник, мучительно раздумывая, что стоит вносить в список любимых книг -а о чем стоит умолчать. Пожалуй, на это раз стоит ограничиться перечислением ее любимых баллад.

На это у Сансы ушло минут двадцать — когда она подбиралась к концу, зазвенел звонок. Учитель многозначительно постучал по ящику, куда полагалось класть законченные работы. Одноклассники нестройно жужжащей толпой вываливались из класса, бросая в ящик свои опусы. Санса с Мирандой тоже прошли выходу, сдали сочинения — Миранда при этом умудрилась сунуть свою писанину прямо в руки препода, простодушно хлопая густыми ресницами и улыбаясь как девочка которой неожиданно вместо бутерброда на ланч досталось мороженое. Учитель деланно помотал головой и кивнул им обеим на дверь. Санса подтолкнула новую приятельницу в коридор — и они вывалились в шумное, беспорядочное пространство, гудящее как пчелиный улей.

Там Санса нашла свой новый шкафчик для вещей и сунула туда учебник. Сейчас было десять минут перемены — и потом сдвоенный урок живописи. Ну хоть что-то приятное.

Миранда меж тем вытащила из сумки яблоко и с удовольствием им захрустела.

— Ну и что? Рассказывай? Правда все то, что про тебя говорят?

— А что? — осторожно поинтересовалась Санса. Не стоило раскрывать карты — кто их знает, что тут о ней болтают. Нужно было понять, от чего отталкиваться, прежде чем придумывать удобоваримую версию.

— Да чего только я не услышала вчера, как прошел слух что ты будешь у нас в классе. Что ты замужем за стариком. Что тебя выкрали из дома бандиты — и растлили. Что у тебя два любовника — оба взрослые. Что на самом деле ты внебрачная дочь Рейегара Таргариена. Слышала я версию и что ты с ним спишь. Много чего говорят, словом. Из самых экзотичных — что ты предпочитаешь женщин или что ты пассия этого карлика-писателя, Ланнистера из столицы, поэтому и угробила его племянничка.

— Я? Кого я угробила?

— Ну этого певчика кошмарного, того, что оказался маньяком. В газете то про это уже написали, хотя я так понимаю, расследование еще не закончилось.

— Никого я не убивала. Вообще, все довольно прозаично.

— Ну да! Замужем-то ты была?

— Замужем — была.

— За стариком?

— Нет, за взрослым мужчиной. Но это был как бы фиктивный брак.

— То есть, ты с ним не спала? Повезло тебе. Я, знаешь ли, тоже вдова. Так получилось. Я чуток постарше, чем все остальные. Мне восемнадцать. А замуж вышла по контракту, с папочкиного разрешения — и не успела войти во вкус — а муж тут и помри. Прямо на мне. Так что не одна ты тут чудовище — радуйся. Мне уже перемыли все кости — теперь вот ищут другую жертву. Я, как видишь, выжила — выживешь и ты, надеюсь. А то тут так скучно… У меня уже была подруга — но она теперь не ходит — ушла на домашнее обучение. Не сошлась характером с нашей стервятницей-директором.

— Да, она мне тоже не понравилась. Предупредила о том, что не потерпит безнравственности. Чтобы я не порочила честное имя школы и не водила дружбу со взрослыми мужиками…

— Боги! Честное имя. Ха-ха. Да тут все либо шлюхи, либо дуры — либо всякие чудилы. Я вожу дружбу со шлюхами и чудилами. Дурам предоставляю право развлекать друг друга — тем более их большинство. А что до дружбы со взрослыми мужчинами — даже тут встречаются вполне себе ничего кадры. Ты видела препода по литературе? По нему половина этих овец сохнет. Ну, а я…

— А ты хочешь познакомиться с ним поближе и обсудить тематику заточения дев в башнях? — засмеялась Санса.

— Ага. Что-то вроде того. Чтобы я была девой — а он — башней. Дева из меня, конечно, никудышная… Но он однозначно столп нашего преподавательского состава. О нем тоже слухи ходят. Но он такой милый…

2.

После живописи, на которой Санса слегка пришла в себя и сделала несколько зарисовок — взяв за идею хохмы Миранды и изобразив пейзаж за окном — высотки в снегу, а среди них пририсовав с центра массивную башню в средневековом стиле — настало время обеда. Преподаватель — шустрый старичок с лицом ласки оценил ее работу и поставил ей первую оценку — A. Санса с ощущением выполненного долга -ну хоть будет чем похвастаться дома — не только же титулом «шлюхи» — прошла в большую светлую столовую. Народу тут хватало. У Сансы зарябило в глазах. Миранда протащила ее за локоть к свободному столику и бесцеремонно скинув на пол чью-то куртку, уселась на деревянную скамейку, стоящую спинкой к входной двери.

— Знают же, что я не люблю, когда занимают мой столик — и каждый день все та же история! — пожаловалась она. — Ты иди, бери еду — а я тут покараулю.

Санса нашла свою временную бумажную карточку — у всех студентов уже были пластиковые, с фотографиями, аккуратно развешенные в кармашках по стенам столовой — и, наковыряв себе еды ( аппетит бы не очень, но объективно поесть стоило) с подносом прошла обратно к столику.

— Ну что ты так долго — я и поесть-то не успею!

— А сколько времени на ланч?

— Двадцать минут. И еще пятнадцать — на прогулки на свежем воздухе. Но через двадцать минут нас по часам отсюда выставляют. Так что ешь быстрее. А я пошла добывать пищу себе.

Санса принялась за еду. Все было довольно вкусным — если не считать несоленого картофельного пюре и переслащённого кофе. Когда она расправлялась с салатом, вернулась Миранда, на ходу заглатывая бутерброд.

— Ну ты какую-то странную еду себе взяла. Ешь как птичка. Неудивительно, что такая тощая. А вот этот бутер с подсолнечным маслом и джемом — сказка. Люблю сладкое! И мясо! К несчастью тут мясо из мяса бывает редко…

— А я не очень жалую сладкое. Мне больше нравятся фрукты.

— Ну кто бы мог подумать. Ты травоядное?

— Не только. Но сейчас мне больше захотелось чего-то свежего…

248
{"b":"574998","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сын лекаря. Переселение народов
Чернобыльская тетрадь. Документальное расследование
Брошенная колония. Ветер гонит пепел
Бедабеда
Сердце Стужи
Стратегия голубого океана. Как найти или создать рынок, свободный от других игроков (расширенное издание)
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Достаток: управляй деньгами, чтобы они не управляли тобой
Моя семья и другие звери