ЛитМир - Электронная Библиотека

— А мне по такой погоде хочется чего-то посытнее. И погорячее. Кофе этот отвратителен — лучше носи с собой из дома. Как я.

— Миранда достала из сумки большой термос и налила себе из него в пластиковый стакан, взятый на столе с приборами. Небрежно выплеснув Сансин кофе в ближайшую мусорную корзину, щедро плеснула своего напитка и ей. Санса закончила с салатом и принялась за булочку с повидлом, запивая ее новым кофе. Тот оказался изумительным — ну по сравнению со школьной бурдой - точно.

— Ну как тебе? Нравится? Я туда бренди чуток плеснула — пока папа не видел.

— Да ты что!

— Ой, подумаешь! Не будь ханжой… Вкусно же — и расслабляет. Наша леди-стервятник тоже у себя в кабинете, бывает, прикладывается… Старуху мне жалко — управлять таким домом терпимости — и врагу не пожелаю…

Санса обратила внимание на мальчика, что сидел от всех отдельно, за маленьким столиком возле двери. Ел он принесённый с собой из дома обед — зависая над каждым куском, словно он требовал пристального изучения.

— Миранда?

— Ммм?

— Кто этот мальчик, что сидит один?

— Ты про кого?

— Там у двери стоит столик — он там один сидит. Худой такой.

— А, это наш Зяблик. Опять опоздал. Он редко приходит раньше третьего урока. Он один из моих чудил. Потом познакомлю. Если только ты перестанешь звать меня Мирандой. Терпеть не могу это напыщенное имя — как у той девы в башне. Просто Ранда. Так демократичнее.

-Хорошо. А почему зяблик?

— Не знаю. Кто-то его так назвал — ну и прилипло. Вообще, он птиц любит. Вечно ходит с биноклем — и смотри на них — и в каталог заносит. Может, поэтому и Зяблик.

— А почему он сидит один?

— А он весь из себя больной — и еще аллергия - на все буквально. Ну вот и вынужден сам есть с собой за компанию. А то могли бы позвать его к себе. Он ничего. Местами.

- А чем он болен?

— Ты лучше спроси — чем он не болен. У него легкое отставание в развитии — какой-то там синдром -не помню. Еще диабет — поэтому он все с собой таскает — и еще колется в туалете. И случаются эпилептические приступы…

— Боги! Так много на одного человека!

— Странно, что он еще жив… Но в математике он неподражаем. Я всегда у него списываю…

Санса еще раз взглянула на Зяблика. Очень худой — и какой-то тщедушный, сутулый, хоть и довольно высокий. Она вспомнила как сравнивала Сандора с мальчиками из школы — вот этот из этой оперы — длинный и тощий как червяк, растянутый на дыбе. Лицо могла бы быть миловидным — если бы не отсутствующее и какое-то болезненно-мертвенное выражение. Над губой пробивался темный пушок — намёком на усы. Нет, очень странный тип. Образ завершали длинные, как у девчонки волосы, почти до плеч — мягкие, каштановые, спадающие локонами на воротник форменного пиджака, что болтался на юноше как на вешалке. Зяблик вызывал с первого взгляда сочувствие и жалость.

В конце учебного дня, когда Санса выходила в холл на первом этаже — где висела на вешалках верхняя одежда школьников — Миранда подвела к ней Зяблика.

— Вот, дружок — это — Санса Старк. Наш вновь прибывший член общества.

Он застенчиво, из-под длинных прямых ресниц посмотрел сначала на подругу, потом на саму Сансу — и протянул ей худую, почти прозрачную руку.

— Я Робин. Рад познакомится. Ты будешь теперь с нами ходить?

— Не ходить, а общаться — ну что ты опять — как в детском саду. Еще скажи — на горшке сидеть…

— Но мы же вместе везде ходим. Когда ты не бросаешь меня одного.

— Я тебя не бросаю никогда — ты сам приходишь с вечным опозданием…

— Я не виноват. Это все дяди. И шофер. Они там все сами решают. Меня только вызывают из комнаты, когда машина готова.

— Ну сам бы и занялся распоряжениями, не маленький уже.

— Я не могу. Я же несовершеннолетий…

Зяблик вдруг неожиданно засмеялся — странным звонким смехом. Санса недоумевающе поглядела на Ранду. Та только головой помотала — не обращай, дескать, внимания.

— Ну хватит хихикать, Зяблик, одевайся уже. Да, шапку тоже — там холодно.

— Не хочу.

— Ну и дурак — опять застудишь уши — и будешь два месяца в постели валяться…

— Ну и что? В школе скучно.

Вдруг он неожиданно взял Сансу холодной рукой за запястье.

— Если я заболею, ты придешь меня навестить?

Санса растерялась, не зная, что сказать. Миранда жестом показала ей — «да».

— Конечно. Ты же мой друг теперь

— Ага. Тогда и заболеть будет приятно. Я себе лежу — и все ко мне приходят…

Зяблик мечтательно улыбнулся — как маленький мальчик, мечтающий о заветном подарке — и вдруг развернувшись, побрел к выходу. Санса и Миранда, подхватив сумки, пошли за ним.

У входа ее уже ждала тетка и все трое малышей, что весело обкидывали друг друга грязным мокрым снегом.

— Привет, дорогая! Ну что, поедем?

Санса улыбнулась своим новым друзьям — и помахала им рукой.

— Ранда, Робин — это моя тетя Лианна. А это — мой брат Рикон и кузены — Эейгон и Рейелла.

Миранда прощебетала своим образцово показательным голосом «хорошей девочки»:

— Я была на концерте вашего мужа, мэм. Это что-то потрясное! Он такой у вас талантливый!

— Спасибо, дорогая. Рада, что тебе понравилось. Санса, это твои одноклассники?

— Да, тетя. Ребята, увидимся завтра!

Миранда заговорчески ей подмигнула и утащила за собой устаивавшегося на Сансу немигающим взглядом Робина.

Лианна усадила малышей в машину. Пока Санса пристегивала многочисленные ремешки и выравнивала кресла так, чтобы всем хватило места на заднем сидении — она успела основательно вспотеть. Сегодня здорово потеплело — даже снег за полдня почти весь стаял — и теперь хлюпал грязным месивом под ногами, пятная новые Сансины сапоги разводами соли.

Лианна тем временем завела автомобиль, безуспешно пытаясь отмыть грязное окно, залив его водой из дворников. Копоть и каким-то таинственным образом попавшая туда соль с дорог только размазывалась по стеклу, создавая неприятную мутную пленку. Когда Санса наконец села в машину, тетя с досадой выключила скрипящее устройство очистки и тронула минивэн.

— Ну как прошел день?

— Ничего, спасибо. Получила первую оценку. По живописи

249
{"b":"574998","o":1}