ЛитМир - Электронная Библиотека

Скорбный, обросший бородой Джейме привлекал внимание — но карлик притягивал больше взглядов. Тирион не без гордости заявил: «Отруби ты себе еще и ногу, я все равно буду заметнее тебя, братец. Стоило сразу играть по-крупному и научиться жить без головы. Тебе она без надобности. Вот мне она нужна — я туда думаю. А ты бы стал звездой в одночасье.» Джейме хмыкнул и занялся едой. Через полчаса Бриенна перестала сжиматься от каждой остроты Тириона и тоже начала наслаждаться ужином.

Они покинули паршивый городишко через несколько дней. Следствие, по всей видимости, зашло в тупик. Их несколько раз посещал Сэм Тарли, в последний свой визит со сконфуженным видом сообщивший, что вся группа мерзавцев, похоже, дала деру куда-то за кордон, отлично заметя следы. Он продолжал работать над этим делом, но особых надежд, кажется, не питал. Джейме мрачно сказал, что, так или иначе, новая рука у него от поимки садистов не отрастет, поэтому раньше это произойдет или позже — уже не имеет значения.

Две недели назад Бриенна таки уговорила жившего у нее Ланнистера поехать в один небольшой городок за восточным морем, где были отличные рекомендованные им знакомыми специалисты по имплантам и протезированию конечностей. Джейме сопротивлялся до последнего, говорил, что это бред, и он не хочет стать живым экспонатом музея робототехники, но Бриенна ничего не хотела слышать. Денег у него хватало, — а тратить их было особо некуда. Она бы сама поехала с ним, но под весну на нее навалилось с полдесятка проектов разной степени срочности — многие из них висели еще с зимы, когда она большую часть времени проводила с Джейме, который скучал дома над сценарием своего фильма. Теперь дела надо было разруливать, и Джейме пришлось лететь одному. Тирион подхватил работу над незаконченным текстом — сегодня перед дурацким раутом как раз надо было забежать к нему и обсудить пару вопросов, которые Бриенна не хотела доверять телефону.

Итак, обычный набор: пиджак, рубашка, которую надо было еще погладить, и брюки. Лишь бы на приеме не было Серсеи. Та теперь демонстративно не ходила туда, где появлялись Джейме с Бриенной или даже одна Бриенна. Впрочем, после скандальной истории с Джоффри и последующим расследованием жуткого дела на море, Серсея вообще избегала выходить в свет слишком часто — появлялась только на закрытых вечеринках, рассказывая всем желающим, что все это — чудовищный поклеп и попытка опорочить ее семью. Как это было принято на приемах, все сочувственно кивали и пели слова подбадривания, а как только вдова Баратеона поворачивалась спиной, шипели, что поделом досталось гордой и надменной Ланнистерше, и что она вполне это заслужила. Бриенна считала, что такого не заслуживает никто, и пресекала на корню все обсуждения или попытки втянуть ее в подобные разговоры. Потом, она помнила — Джоффри был еще и сыном Джейме — а тому, наверняка, было бы неприятно, если бы его сестру и отпрысков обсуждала его же женщина втайне от него. И потом — были еще Мирцелла и Томмен, которые уж точно ни в чем не виноваты и не должны были отвечать ни за брата, ни за грехи матери с отцом, кем бы он ни был.

2.

Бриенна со вздохом взялась за ненавистную глажку. Только она включила утюг, в дверь позвонили. Она никого не ждала — тем более, время было уже позднее: в половину седьмого редко кто заходит без приглашения. Разве что какие-то соседи забежали по делам кондоминиума.

Выдернув из сети шнур уже нагревшегося утюга, Бриенна поплелась к двери и открыла, как всегда, забыв спросить, кто там. На пороге обнаружилась молодая девушка, обвешанная сумками. Бриенна не сразу сообразила, кто это, и лишь когда глаза чуть-чуть привыкли к полутьме коридора, по копне рыжих волос поняла, кто перед ней.

— Санса? Какими судьбами? Проходи!

Санса молча зашла внутрь, сняла с себя свои баулы и выжидающе уставилась на Бриенну. Та жестом пригласила ее в залу, размышляя, не валяется ли там чего неподходящего, и выбросила ли она пустую бутылку из-под ликера, которую они распили третьего дня на двоих с приятелем — каждый плакался о своем, что было теперь более равновесно.

Санса прошла в комнату, села на диван, подогнув под себя ногу. Бриенна поморщилась — диван был новый, со светлой обивкой. Что-то говорило ей, что не стоит сейчас делать девочке по этому поводу замечаний. Как и ни по какому другому. Что-то было такое в ее лице, что настораживало.

Санса подозрительно огляделась вокруг, задержала взгляд на картинах на стенах и на фотографию Джейме, что теперь красовалась у Бриенны на модерновой металлической полке с киносправочниками. Хозяйка поймала брошенный в этот угол взгляд и, как всегда, пошла красными пятнами. Стоило убрать фотографию в спальню. Или вообще держать где-нибудь в альбоме.

Санса, меж тем, едва заметно усмехнулась и отвела взгляд, уставившись на пепельницу, в которой остались окурки неожиданно пристрастившегося к сигаретам с ментолом приятеля. Достала свою пачку — тоже с ментолом — вопросительно взглянула на Бриенну, подняв одну бровь — что должно было, видимо, означать «можно?» Бриенна мрачно кивнула и пошла открывать балкон. Молчание явно затянулась, но, поскольку Санса явно не желала заговаривать первой, Бриенна судорожно пыталась придумать тему для разговора.

Она вернулась и села в свое любимое жесткое кресло. Санса, глядя вбок, продолжала смачно затягиваться. Бриенну передернуло. Любая тема была плоха. Ну не спрашивать же, как она живет. Если приехала сюда — да еще в таком виде — едва ли хорошо. Тут Бриенне неожиданно пришла на ум спасительная зацепка, которой она не замедлила воспользоваться.

— Санса, тут мне подарили диск с музыкой в исполнении твоего дяди. Он играет божественно!

— Да. Играет он божественно. И не только на виолончели, как выясняется.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Они там все такие игроки. Прямо в пару Ланнистерам. Как там Серсея поживает? Надо познакомить ее с моей теткой. Они более похожи, чем мне казалось…

— Я не понимаю. Ты говоришь загадками.

— Я не говорю загадками. Я их разгадываю. Поэтому и приехала к тебе. У тебя, возможно, есть еще одна подсказка для меня.

- Я с удовольствием тебе помогу, чем смогу, Санса. Может, кофе?

- Да, с удовольствием. Я не ела с утра.

- Тогда я еще тебе сделаю пару бутербродов. Ужином я не озаботилась — у меня сегодня был запланирован поход на прием. Ты… эээ… уже где-то остановилась?

— Пока нет.

— Тогда оставайся у меня. Тут есть гостевая спальня, хотя места, как видишь, не очень много.

— Мне все равно. Я не хочу никого напрягать. Мне просто нужны некоторые ответы, и все.

— Мы можем отложить этот разговор? Ну, хоть до завтра?

— Боюсь, что нет. Это недолго.

Бриенна вздохнула. Помня реакции девочки в горах, спорить с ней не стоило. Тем более, глаза у нее были какие-то совершенно мертвенные. Пугающе безжизненные и полные какой-то непонятной решимости, что старило ее лет на десять.

— Хорошо. Ты уже докурила? Тогда можешь переместиться на кухню — пока я варю кофе и делаю тебе сандвичи?

— Да, я закончила. Кухня так кухня. Самое место для таких разговоров — чем безумнее, тем ближе к кухне…

330
{"b":"574998","o":1}