ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он доехал.

— Что?

— Доехал. Но не добрался до меня. Что-то его спугнуло — а что, пока не знаю. Подозреваю, вмешался кто-то из моих родственников. Скорее всего, тетя. Джон — мой кузен — видел Сандора возле моей школы. Как тот наблюдал за мной. А потом просто уехал в никуда. Не совсем в никуда, как выясняется. Есть одна зацепка…

— То есть? Ты знаешь, где он?

— Не знаю. Пока. Но у меня имеется одна мысль. По поводу путешествия моей сестры.

— Младшей сестры? Арьи?

— Да. Она как-то тут сбежала из дома на несколько дней и вернулась в очень странной майке. С изображением маяка и с надписью: «Лебяжий Залив» Мне и в голову не могло прийти, что она потащилась искать Сандора. Она всегда была так решительно настроена. Против всякого рода наших отношений, в смысле…

— Погоди. Ты можешь мне поведать последовательность событий? Что, все же, произошло — как ты это видела? Только если тебе не очень тяжело…

3

Санса доела бутерброд и взяла из рук Бриенны дымящуюся кружку с кофе. От молока она отказалась. Бриенна удивилась, помня, что в горах Санса совершенно точно пила кофе со сливками. Из ее жизненного опыта следовало, что люди могут сменить пол, ориентацию, работу, но вот от привычки пить кофе с молоком или без избавиться было куда труднее.

Санса уже довольно давно начала казаться Бриенне чем-то вроде психофизического хамелеона: или происходила адаптация с тенденцией подстроиться под цвет и настроение окружающих, или малышка уходила в перегруз. Также, в зависимости от общей атмосферы и собственного настроения она меняла и внешность, перекрашивала волосы и т.д. Сама Бриенна не меняла прическу уже лет пятнадцать, если не больше — еще со времен средней школы, когда впервые подстриглась «по-мальчишечьи» — с тех пор, все зависло лишь от причуд парикмахера — но это всегда была вариация одного и того же.

Глядя на Сансу теперь, Бриенна размышляла: а где же она настоящая? Черное или рыжее? С молоком или эспрессо? Конфеты или сигареты? Похоже, девочка сама еще не определилась, и ее до сих пор носит из одной крайности в другую.

— Последовательность? Да, стоит поставить все по порядку. Я и сама уже запуталась. Мы остановились в Мертвой Заводи — после аварии. Там пробыли несколько дней, ожидая окончания дел в морге. Потом он купил мне билет — казалось, что хотел избавиться от меня побыстрее, словно я его тяготила. Раз уж решил — то что тянуть — голову не отрезают по частям…

Санса невесело улыбнулась, отхлебнула еще кофе, поморщилась и продолжила:

— Купил мне билет в первый класс, посадил на самолет. Я сама толком не помню, как долетела. Все словно стерлось… Да, перед вылетом подарил мне колечко. Запоздалый подарок на день рожденья…

— Колечко? Как мило! — Бриенна подумала о том, что Джейме до сих пор не дарил ей ничего, кроме собственной фотографии… Не то, чтобы она чего-то ожидала — времени прошло совсем немного, — но в такие вот моменты становилось неожиданно обидно.

— Да, очень мило. Особенно учитывая все, что было потом. Лучше бы ничего не дарил. Ну да фиг с ним. План у него был доехать до столицы — его ждал детектив Тарли. А я должна была начать учиться.

— А более… ммм… долгосрочный план у вас был?

Санса улыбнулась — такой горькой и душераздирающей улыбкой, что Бриенне стало ну совсем не по себе и она отвела взгляд. Так улыбаются матери, когда им говорят, как красив был их умерший ребенок.

— Он хотел, чтобы я, как минимум, закончила школу. Это была первая моя планка, которую надо было перескочить. Жить рядом со мной и принимать протекцию кого-либо из моих родственников Сандор категорически отказался. Это его унижало. Хотел найти себя. Ну, или хотя бы работу — сам. Собирался после столицы ехать на север. Думал доехать до моего родного города — уж не знаю, зачем это ему понадобилось. У нас не было четкого плана. План был один — выжить и не потерять друг друга. По крайней мере, я хотела этого. То есть, я хотела другого — но это его мало прельщало, как выяснилось…

— Что ты имеешь в виду?

— После гибели Мизинца я предложила ему жениться на мне. Он отказался. Сказал что-то в духе «нецелесообразно». Сообщил мне, что без разрешения тетки нас поженят только в свободной зоне. Потом я уже узнала, что это не так — после смерти первого супруга мне уже не нужно было разрешение на последующий брак. Думаю, Сандор это знал изначально. Просто ему это было не в масть…

Санса опустила ресницы, словно хотела что-то скрыть — хотя бы попытаться. Бриенна, специально чтобы не смущать девочку, отвернулась и, вымыв забытые в раковине ложки, заняла себя протиранием поверхности плиты, которая, по совести, совершенно не нуждалась в чистке.

— Ну вот. Итак, он отправил меня, как посылку, к тете. Даже хотел, чтобы, надежности ради, за мной приехал Джон. Из рук в руки, так сказать. Это безумие я вовремя остановила и долетела сама. Освоилась на месте. И попыталась начать делать, что он просил.

— Что?

— Жить. По большей части, я выживала: от звонка до звонка, от разговора до разговора. Он звонил мне по вечерам. Иногда я ему. В процессе он доехал до столицы. Сходил в полицию. Там встретился с тобой, как я понимаю. А дальше — ты знаешь больше меня. После отбытия его из столицы наши разговоры стали очень странными. Неровными. То плохо скрываемое раздражение, то неожиданные приступы нежности — с его стороны. С моей всегда было все ровнее, но мое нытье его напрягало, и я перестала. А мне был нужен только он. Ни эта пресловутая жизнь, образование, какое-то гипотетическое светлое будущее — лишь заслужить право просто быть рядом. Я просто делала то, чего он от меня ждал. Потихоньку стала вживаться, друзья появились. Когда сказала ему — думала, он обрадуется, а он, похоже, стал ревновать. В какой-то момент он перестал звонить. Просто исчез. Я чуть не рехнулась, — погода стояла неустойчивая: то дожди, то снегопады. Я боялась самого страшного: в голову приходили мысли вроде того, что это расплата за то, что мы отправили на тот свет двух людей…

- Ты имеешь в виду старшего брата Сандора и Бейлиша?

- Да, их. Эта авария была спровоцирована нами. Мы были на мотоцикле, а они гнались за нами на огромной машине. Я знала про резкий поворот на съезде с трассы и сказала об этом Сандору. Мы воспользовались маневренностью байка и, по сути, заманили их в ловушку. Так что это, практически, было преднамеренным убийством. Я все время внушала себе то, что мне должно было быть стыдно — люди есть люди, и они погибли страшной смертью. Мне должно было быть стыдно — но мне не было. Тогда я подумала, что это начало конца, что за свою свободу я заплатила душой. Подумала о том, что человек без души и любить не сможет — а тогда чего ради все это было? Но потом поняла, что это - очередная попытка самообмана. С душой или без души, чистая или грязная, я все равно любила его больше всего, что могла себе представить. И отрыв от него был невыносим — не как смерть, хуже. Как его смерть…

Бриенна думала, что девочка в процессе начнет рыдать — раньше у нее глаза, казалось, всегда были на мокром месте. Глянула на Сансу — ничуть не бывало. Только немного больше блестят — и то, может быть, показалось. Санса едва заметно улыбнулась, но тут же посерьезнев, продолжила:

332
{"b":"574998","o":1}