ЛитМир - Электронная Библиотека

- Так почему? - Таллаг впился взглядом в Колда и гиритец, вздохнув, все же ответил:

- Насколько я знаю, врата можно возвести лишь в определенных местах.

- Магия... - зверолюд пренебрежительно фыркнул.

Как и все его племя, Таллаг очень осторожно относился ко всяким проявлениям волшебства. Зверолюды, находящие общий язык со зверями и духами стихий, не могли в полной мере овладеть магией людей, но они обладали даром шаманства, чьи тайны не открывались никому, кроме диких и необузданных детей Урсулы и соседствующих с ними орков. Правда, шаманство зеленокожих отличалось от дара зверолюдов, как магия Знаков темных эльфов, отличалась от рунического волшебства дворфов, хотя и нечто похожее между ними было.

- Давно бы уже научились возводить эти врата там, где хочется! - Продолжал возмущаться Таллаг, которому до смерти надоело трястись в повозке. - Все равно демоны ими пользоваться не умеют ...

- Зато умеют демонопоклонники, не все из них рабы или выходцы из простого люда. - Неожиданно, пусть и довольно мрачно, поддержал разговор Колд. - Многие раньше были воинами, магами и даже жрецами, причем все это не только люди, среди оскверненных встречаются и эльфы, и другие народы. Правда, Скверна изменила их настолько, что теперь не узнать, кто как выглядел раньше. - Рыцарь стиснул зубы. - Сами отродья Бездны, хвала Гириту, чужды нашему миру и не имеют над ним власти - вода не принимает их, небеса отрекаются от них, а стена Святой Преграды не позволяет отродьям перемещаться по суше.

- Так вот в чем дело! - Неожиданно Таллаг привстал. - А я-то все думаю, почему бы тварям не перелететь стену или не добраться до Ариарда вплавь! Стены с оберегами вокруг закрытых врат делают тоже самое?

- Меня удивляет то, что ты додумался до подобного вопроса только в таком возрасте, - несмотря на ироничный тон, глаза храмовника оставались безжизненными, а выражения лица не изменилось.

- Погоди! - Таллаг уже собирался грубо ответить на замечание монаха, но очередная догадка поразила его. - Миаджи-то, летает!

- Рабыня демонолога? - Взгляд Колда скользнул по лицу спящей Кисары. - Под покровительством хозяев, не чуждых светлым богам, эти твари обретают определенные преимущества, к примеру, внешний облик схожий с человеческим. Ни один демон из Бездны не может выглядеть как человек, без посторонней помощи. К тому же магия демонологов не только меняет, но и поддерживает демонов, заключивших с ним контракт. Иначе, зачем им, по-твоему, вообще заключать договоры с людьми?

- Вашу ж мать, как все непросто! - присвистнул зверолюд, позабывший о том, что его собеседник гиритец, общество которых всегда ему не нравилось.

Долгий путь, история Фалкона, отсутствие общения и непреодолимая скука вынуждали Таллага посильно изменить свое отношение к Колду и его ордену.

- Как ты вообще дожил до своих лет, не зная того, что ведомо каждому ребенку в Светлых землях? - зевнув, сквозь сон пробормотала Исель.

- Вовсе не каждому, - буркнул Таллаг, но девушка ничего не ответила, снова забывшись сном. Зверолюд поерзал на неудобной скамье и снова обратился к гиритцу:

- А что эти демоны?

- Спроси у своей подруги - демонолога, - неохотно ответил Колд уже пожалевший о том, что поддержал разговор зверолюда.

- Сейчас она спит, а потом я забуду.

- А кто тебе сказал, что мне хочется с тобой говорить?

- Разве вы не щит своего бога? - протянул Таллаг, буравя бездушного взглядом. - Давай, поведай мне о демонах! Вдруг это сохранит мне жизнь?

- Ты не веришь в нашего бога, - парировал Колд.

- Но я житель Светлых земель! - Не остался в долгу Таллаг и гиритец вздохнул. - Давай, не ломайся, что там у этих демонов на уме? Вдруг вас всех перебьют, и мы с друзьями останемся в Потерянных землях одни?- насел на монаха зверолюд, почувствовав, что почти разговорил его. - А твои советы смогут нам спастись.

- Если вы останетесь в Потерянных землях одни, - гиритец выразительно посмотрел в разноцветные глаза зверолюда. - Вас ничто и никто уже не спасет.

Таллаг выдержал взгляд монаха и тот, еще раз вздохнув, продолжил: - Ни ты, ни я, ни другой смертный никогда не поймем созданий Бездны. Это невозможно. Ни один смертный не в состоянии осознать и понять, что происходит в испорченном разуме этих тварей, при этом, не потеряв рассудок. Здравый смысл, логика, человеческие чувства - ничто из этого не властно над созданиями Бездны. Поэтому и никакие человеческие проявления эмоций нельзя приписать демону, по крайней мере, в нашем их понимании. Им знаком гнев, но это не тот гнев, что иногда полыхает в наших душах. Он в бесчисленное количество раз сильнее, кровожаднее, он безжалостный и всепоглощающий настолько, что попросту выходит за границы нашего понимания ...

- Это ты сейчас вышел за границы моего понимания, - растерянно пробормотал Таллаг. - Я ни слова не понял из того, что ты сказал.

- Просто не жди от тварей того, что мог бы ожидать от человека. Ты никогда не поймешь их, не узнаешь, что у них в голове. Пример - оскверненные. Бездна лишь приоткрывает свои двери перед разумом смертного существа, а оно уже лишается рассудка, превращаясь в страшное создание. Оскверненные лишаются своего прежнего облика, лишь бы угодить Скверне в ее извращенных желаниях. Убивай демонов и демонопоклонников, чтобы они не говорили тебе и не щади, потому что им самим неведома жалость.

- Но Миаджи, она не кажется мне такой уж злой, - Таллаг нахмурился. - Ты уверен, что прав?

- Демонолог меняет демонов, подстраивает под себя, - пожал плечами Колд. - Но это не значит, что тварь изменилась, она просто стремится угодить хозяину, чтобы он и дальше делился с ней своей силой.

- Ты многое знаешь...

- Милостью Гирита, - сдержанно склонил обритую голову Колд.

- И эта милость сейчас ведет тебя в место, хуже которого нет на этом свете? - Таллаг не упустил возможности поддеть гиритца.

- У каждого из нас, есть свое предназначение, зверолюд, - невозмутимо ответил Колд. - Если волею Гирита мой путь ведет в Потерянные земли, значит, я нужен именно там. И я буду там. Какова бы не была воля моего бога. Я выполню ее, чего бы это ни стоило.

Речь монаха впечатлила Таллага, но он не сдавался: - Да ты бы и не отправился с нами, если бы одного из твоих братьев не ранили!

- Значит, то, что волею Гирита должно быть сделано в Потерянных землях было не под силу брату Ринону. Бог защитник избрал меня вместо него. Он счел меня достойным, и я не подведу. Не успел очередной вопрос сорваться с губ Таллага, как он услышал приближающийся конский топот, а спустя несколько мгновений, полог повозки сместился, и внутрь ловко забралась девушка в серебристых доспехах, по которым сейчас стекала дождевая вода.

- Снова начался дождь, - сообщила Лисандра, занимая место на дальнем конце одной из скамей, тянущихся вдоль бортов повозки.

Паладин Лигеи Благодетельницы энергично встряхнула головой, сбрасывая прозрачные капельки влаги с золотистых, еще не успевших полностью намокнуть, волос.

- Эка невидаль, - развел руками Таллаг.

- Знала бы, что Кисара и Исель спят - осталась бы мокнуть. - Нахмурив изящно изогнутые брови, проронила Лисандра, с явной завистью и сожалением глядя на пригревшихся под теплой шкурой подруг.

- Ну так вперед. - Приободрившийся возможностью поболтать с кем-то кроме гиритца, зверолюд широким жестом указал девушке на выход из повозки.

- Скоро и так выходить.

- Как так? - не понял Таллаг.

- Стена уже близко. - Неожиданно произнес Колд. - Мы почти прибыли.

- Да ну?! - недоверчивый зверолюд прислушался и его обостренный, словно у дикого хищника, слух, отчетливо выделил металлический скрежет, вгрызающийся в шум дождя. - С таким лязгом и скрежетом может подниматься...

Оборвавшись на полуслове, зверолюд вскочил со своего места. Высунувшись из повозки и получив в лицо горсть холодных капель, Таллаг увидел ее - темную громадину, отчетливо выделяющуюся на фоне покрытых лесом гор и сравнимую с ними по высоте, серую полосу, разделяющую горизонт и служащую барьером от Тьмы, веками защищающим жителей Светлых земель - Стену Святой Преграды.

35
{"b":"574999","o":1}