ЛитМир - Электронная Библиотека

- Сколько времени у нас есть? - незамедлительно спросил Алектис, только что закончивший молитву.

Внутри крепости, под защитой оберегов им ничего не угрожало, по крайней мере, пока. Пастырь выглядел измотанным и постаревшим, под его выцветшими глазами залегли мрачные тени, а губы по цвету начали напоминать седину в волосах.

- Не знаю, - честно признался Эгистес. - Этого не знает никто.

Пустые залы

- Все могут идти? - Гирион быстро огляделся. Единственным источником освещения являлся горящий зеленым огнем посох некроманта, поэтому все, что увидел гиритец - просторный зал, стены и потолок которого терялись во мраке. - Мы не можем терять времени.

- Он прав, - Скар потрепал по загривку волка, пережившего и этот бой. - Если те твари прорвутся сюда - нам конец.

- Надо хотя бы перевязать раны, - Лисандра сорвала с плеч остатки плаща, разорвав его на несколько неровных лент.

- Мне и братьям помощь не требуется, - покачал головой Алектис. - Милостью Гирита раны на нас заживают быстрее, а распространения Скверны в эти стенах опасаться не стоит. Обереги выжгут ее следы с вашей брони и очистят тела и души.

- Мы, также, обойдемся, - пожал плечами Скар, проведя пальцами голове и недовольно взглянув на оставшуюся на их кончиках кровь. - И на нас все быстро заживает, - буркнул он и Таллаг утвердительно кивнул.

В результате Лисандра быстро перебинтовала свою руку и щиколотку Каи, которую зацепило обломком колонны. С Калеосом дело обстояло гораздо серьезнее - булыжник, врезавшийся в эльфа, явно сломал ему пару костей, и теперь каждое движение причиняло тому боль. Правая рука Калеоса безвольно свисала вдоль тела, а на плече разрастался огромный кровоподтек.

- Жить буду, - успокоил всех темный эльф с вымученной улыбкой, и его сестра недоверчиво покачала головой. После применения магия своего народа, Исель была немного не в себе. Перед взглядом темной эльфийки до сих пор было лицо Лертаса, что отдал свою жизнь за нее. Храмовник умер, выполняя свой долг, и Исель мысленно поклялась, что никогда больше не назовет орден своего спасителя бездушными.

- Учитывая недавние события - я бы с этим поспорил, - похоже, Скар не терял присутствия духа в любой ситуации.

Последнюю полоску ткани Лисандра повязала на лапу свирепому волку, по имени Карт. Прежде чем подпустить человека к себе, хищник тщательно обнюхал девушку, искоса взглянул на Скара, будто прося разрешения, и когда вожак зверолюдов кивнул, Карт спрятал клыки и позволил перебинтовать рану на лапе.

Когда же Лисандра закончила, волк благодарно лизнул ее в щеку и ткнулся влажным носом в плечо.

- Учти, приятель, она ворчливая, - предупредил хищника Скар, заслужив недобрый взгляд паладина.

Гремя броней, Гирион приблизился к Кисаре, только что выровнявшей дыхание и теперь устало опустившейся прямо на холодный мраморный пол.

- Демоны, они ждут нас? - прямо спросил гиритец.

- Ждут, - южанке не требовалось обращаться к дару, чтобы ответить на вопрос бездушного. - Обереги отпугнули их, но не прогнали. Демоны отошли подальше и, наверняка, окружили крепость. Не знаю, сколько продержится ее защита, без духовной подпитки.

- Пока нас это устраивает, - задумчиво кивнул Алектис, внимательно слушая слова демонолога.

- Мало же вам надо для счастья, - покачав головой, Скар закинул топоры в заплечные крепления.

Несмотря на смерть товарищей, зверолюд держался стойко. Воспитание и отношение к смерти его народа учили воспринимать ее как неизбежность. Для детей Урсулы значение имели лишь обстоятельства смерти, а не она сама. Воины, следующие за своим вожаком, ушли достойно, а на большее не мог надеяться ни один зверолюд, посвятивший себя утолению вечного голода ненасытной и кровожадной Праматери.

- Может, вы еще и расскажете, что мы ищем? - Таллаг пристально посмотрел на Алектиса.

- Скоро сам увидишь, - снова уклонился от ответа пастырь, повернувшись к некроманту, задумчиво разглядывающему свой посох. - Тебе удалось осмотреться здесь?

- Если бы я это сделал, то мы вряд ли бы сейчас разговаривали. Я чувствовал Алиру и спешил, ориентируясь исключительно на это чувство. Иначе я заблудился бы в коридорах, - оторвавшись от своего занятия, Эгистес заметил, как Алира неотрывно смотрит на посох Фирота. Глаза девочки казались пустыми, а лицо сейчас походило на безжизненную маску больше обычного.

- Нам нужны архивы ордена Сидония Воздаятеля. Знаешь где они? - Не спеши, брат Гирион, - остановил рыцаря-защитника Алектис. - Мы ищем нечто иное и, возможно, колдун сможет нас провести. - Вряд ли, - покачал головой Эгистес.

- Но ты же знал, как открыть ворота! - Фалкон решительно шагнул к некроманту. - Знал про мою кровь!

- Это далеко не тайна, - пожал плечами колдун, выразительно посмотрев на Гранера Ласкнира и, видя, что старик его не услышал, сам повторил когда-то услышанные от него слова: - Сидониты - орден отмщения, кровавый орден. Неудивительно, что они ограничили доступ к своим тайнам. Ты один из немногих, в чьих жилах течет кровь тех, кто служил Воздаятелю. Остальных, благополучно, уничтожил твой собственный орден.

- Что? - глаза старого гиритца удивленно расширились.

- Ты же сам все видел во внутреннем дворе, - невозмутимо продолжил некромант. - Не мы первые, кому удалось добраться до обители Нерушимых Врат. Те, кто прибыл до нас, смогли открыть ворота, но оказались запертыми во дворе, не сумев пробраться в крепость. Естественно, что они со временем обезумели. Могу предположить, что кто-то решил, будто потомки сидонитов решили им отомстить и специально удерживают их во дворе, не позволяя войти в цитадель. Кто-то предложил убить изменников, кто-то воспротивился, остальное, думаю, легко представить самому.

- Это невозможно! - пылко бросил Гирион. - Наши братья никогда бы...

- Не все так праведны, как ты, рыцарь-защитник, - безрадостно улыбнулся Эгистес, погладив посох. - Если сомневаешься, просто вспомни то, что видел снаружи. К тому же я смог воспользоваться останками твоих братьев, что лишний раз доказывает то, что они пали. Ни одному некроманту, прежде, не удавалось взаимодействовать с телами храмовников. Я пробовал сделать подобное, когда мы шли к этой обители. Тела гиритцев не подвластны некромантии, но не тех, что остались лежать во внутреннем дворе обители.

- Должно быть какое-то другое объяснение! - не сдавался рыцарь-защитник, отказываясь верить в то, что его братья могли пасть до того, чтобы убивать невинных.

- Возможно, оно есть, - со вздохом произнес Алектис, устало потерев переносицу. - Но мы ничего не узнаем, если продолжим просто сидеть здесь. Нужно двигаться. Если эта обитель устроена также, как и большинство крепостей сидонитов, то архивы должны находится где-то на срединных этажах.

- Ищем лестницу? - Исель отошла от остальной группы и сейчас оглядывалась по сторонам.

Темные эльфы отлично видели в естественном мраке и ночью могли обходиться без факелов или заклинаний.

Осмотрев просторную залу с высокими потолками, Исель увидела два коридора, огибавшие огромную, в несколько десятков человеческих ростов статую закованного в броню красивого молодого мужчины. Он возвышался вдоль дальней стены, поражая своими размерами и искусностью скульптора, выточившего рыцаря из цельного куска мрамора. Положа руки на гарду широкого меча, лезвие которого упиралось в мраморный пол, мужчина взирал на раскинувшийся перед ним зал.

Не узнать бога возмездия - Сидония Воздаятеля было невозможно. Несмотря на то, что орден сидонитов упразднили, а их обители уничтожили, многие из изваяний божества не пострадали и были перенесены в храмы светлых богов. По бокам от Великого Воздаятеля, спускаясь с потолка, на пол ниспадали белоснежные стяги ордена, украшенные символом Сидония - алой латной сжатой в кулак рукавицей, усеянной острыми шипами - карающей дланью бога.

67
{"b":"574999","o":1}