ЛитМир - Электронная Библиотека

В глубине души Отверженный радовался, что дочь Фирота не пожелала покидать этот мир и ему не придется прощаться с девочкой навсегда. Это звучало эгоистично, но это было именно так.

Эгистес боялся остаться в одиночестве. Именно поэтому он хотел бы поговорить с Кисарой. Они оба обладали темным даром, но южанка жила среди обычных людей и могла бы многое рассказать Эгистесу, что так и не решился подобный шаг.

Но теперь южанки нет. Неизвестно, выживет ли сам колдун, когда все закончится и закончится ли это при его жизни. Умирать еще раз Эгистес не хотел и, если бы не фокусы архимага, его вместе с Алирой здесь бы уже не было.

Но сейчас, когда камень Возврата уничтожен, остается только держаться вместе со всеми. Эгистес не доверял никому, кроме Алиры и это угнетало его, не давая покоя.

- Мы кое-что нашли, - бесшумной походкой из темноты вышла Исель, недовольно взглянув на направленный ей в грудь меч Гириона.

- Что именно? - Рыцарь-защитник окинул темную эльфийку взглядом и опустил оружие.

- Большой зал, в середине что-то похожее на врата Пути, только очень старые и, - эльфийка отвела взгляд. - Сломанные. Они разбиты и, судя по следам, не магией. Мы проверили путь и само помещение - никаких ловушек нет.

- А какая-нибудь магическая дрянь? - поинтересовался Скар. - Может, пустим вперед старикана? Убьет - не жалко. Он свое уже отгулял.

- Благодарю за доверие, - сухо бросил архимаг, смерив ухмыляющегося зверолюда укоризненным взглядом. - Я был о Вас лучшего мнения, господин Кровожад.

- Прости, что разочаровал, - хмыкнул Скар, не проявляя ни капли раскаяния. - Теперь, наверное, не смогу нормально спать по ночам, без твоего-то доверия... Если выживу.

- Я проверила зал и на магию тоже, - вставила эльфийка. - Как я и говорила - я только учусь чародейству, но даже моих способностей хватает, чтобы распознать ловушки, если бы они были. Поверьте, в этом мой народ разбирается.

- Веди. - Несмотря на присутствие пастыря в отряде, команду отдал Гирион, а сам Алектис, казалось, замкнулся в себе.

Немного восстановив силы, Кая вновь разожгла на своей ладони маленький огонек и он, вместе с посохом некроманта осветил ровные гладкие стены, слегка подрагивающие в слабом пламени.

Подземелья обители Нерушимых Врат не отличались от убранства верхних этажей: знамена ордена и тексты молитв, выгравированные в камне чуть выше уровня глаз. Где-то писания прерывались вырезанными фресками, изображающими деяния Сидония Воздаятеля или сценами минувших битв его ордена.

Идеально подогнанным каменным плитам могли позавидовать особняки вельмож, так же, как и высоким потолкам, чьи овальные своды поддерживали белоснежные колонны, которых совсем не коснулось время. Все в обители Нерушимых Врат, будто замерло и лишь обереги учащенно бились в древних стенах, словно сердце самой цитадели, переживающей свои последние мгновения.

Как и говорила темная эльфийка, они вышли в темное помещение, в центре которого стояли врата Пути. Задумчивый Таллаг бродил кругами, а Калеос замер у дальней стены, изучая что-то сокрытое от остальных непроницаемым мраком подземелья. Обернувшись к прибывшим, зверолюд удостоил их мимолетного взглядом, после чего вновь склонился над вратами, водя по камням ладонью.

- Плохо видно, - проворчал Таллаг. - Посветите.

Архимаг подошел поближе, жестом подозвав Каю, и пламя волшебницы выхватило из темноты то, что когда-то являло собой портал. Чтобы не произошло с вратами Пути, пользоваться ими теперь не получилось бы при всем желании: камни с магическими символами кто-то нещадно обломал чем-то тяжелым, обратив в груду бесполезных булыжников.

- Так и знал, - Таллаг указал на явственные царапины на боку одного из обломанных столбов. - Это даже не молот, скорее булава, но уж точно не магия. - Острый коготь зверолюда поскреб раскрошившийся край глубокой царапины. - Кажется, у одного из ваших братьев было подобное оружие, булава в виде солнца. Его звали... Лертас! При упоминании храмовника, что спас ее жизнь, Исель опустила голову.

- Это не мог быть он, - недоверчивый Гирион в несколько широких шагов подошел к месту, рядом с которым сидел Таллаг. Внимательно изучив следы от оружия, гиритец помрачнел еще больше.

- Я же говорил, - с чувством превосходства, Таллаг выпрямился.

- Все булавы в нашем ордене выглядят так, - рыцарь-защитник продолжал изучать царапины, словно желал найти какой-то несоответствие. Но такового не нашлось. Гирион прошел множество сражений и легко мог узнать следы, оставленные оружием братьев по ордену. Так же, как и сейчас.

- Зачем гиритцам ломать врата Пути в обители сидонитов? - Фалкон посмотрел на обломки так, будто искал в них ответ на свой вопрос. - И где тот, кто это сделал?

- Его здесь нет, как и того, что мы ищем, - Гранер Ласкнир встал в центр круга на платформе и широко раскинул руки.

Между тонкими пальцами архимага промелькнули фиолетовые всполохи, искрами слетевшие на забитые каменной крошкой линии символов. Но ничего не произошло. Волшебство архимага почти сразу же погасло.

- Только не говори, что ты снова все сломал! - Таллаг скривил губы. - Опять оставил нас без шанса вернуться домой!?

- Отнюдь, - устало покачал головой старик.

Долгие переходы измотали немолодое тело мужчины. Он с трудом выровнял дыхание, но ничего не мог поделать со слабостью в ногах и болью в костях, терзавшей его долгие годы.

- В этих вратах Пути уже нет магии. Она исчезла в тот миг, когда кто-то уничтожил большую часть фокусирующих столпов. Думаю, что даже при должной подготовке, этот портал никогда не заработает. Он, как бы сказать, мертв.

- Замечательно, - буркнул Скар. - Прекрасные новости!

Пол в помещении вдруг резко дернулся, причем гораздо сильнее, чем прежде. Обломки камней на платформе врат тревожно зашуршали, обваливаясь с привычных мест, которые начали занимать новые, отваливающиеся от стен и потолка.

Не сговариваясь, все подняли головы вверх и в последние мгновения сумели отскочить назад, когда огромный обломок плиты, отколовшийся от потолка, рухнул вниз, похоронив под собой все, что осталось от врат Пути.

- Теперь уже точно - все, умер портал, - Таллаг еще не договорил, а его уже перебил Алектис:

- И мы все скоро умрем. Мужайтесь. Обереги...

С тревожным звоном обереги обители Нерушимых Врат начали один за другим лопаться, лишенные подпитки и не выдерживающие давления Скверны. Что-то наверху с грохотом обрушилось, и потолок вновь затрясся. Торжествующий и страшный смех разлетелся по верхним этажам цитадели и его отголоски, просочившись даже сквозь камни, достигли ушей тех, кто замер в комнате с уничтоженным порталом.

Эгистес Отверженный поднял посох и тот засветился сильнее, заполняя почти все помещение мягким и пульсирующим зеленым светом. Его было не много, но даже этого хватило, чтобы заметить, как по стенам поползли широкие паутинки трещин.

- Наверное, это упали ворота или вся стена, - резонно предположил Таллаг.

- Да ну? - Исель, нервничая, закусила губу.

- Серьезно, - как ни в чем не бывало, кивнул зверолюд. - Предлагаю что-то делать.

- Отличное предложение, - не удержавшись, съязвила Лисандра. - Что, например?

- Сражаться, - не задумываясь, ответил Скар. - Последняя битва...

- Нас просто раздавит камнями еще до того, как твари Бездны найдут это место, - сжимающий свой молот Фалкон расстроился не меньше жаждущего боя зверолюда.

- Сюда! - Калеос, все это время изучавший дальнюю стену, резкими жестами поманил остальных за собой и стремительно скрылся во тьме, не переставая шипеть от боли в искалеченном плече.

Скар, собравшийся было встретиться с полчищами демонов лицом к лицу, вынужден был убрать топоры и попятиться назад, когда повалившиеся сверху осколки застучали по его броне каменным градом. Зверолюд зарычал, но Лисандра ухватила его за плечо и увлекла за собой.

Кая замешкалась и слишком поздно сбросила с себя оцепенение. Когда над ней нависла тень, девушка запоздало подняла голову, увидев быстро падающий камень, размером с нее саму. Отказавшиеся повиноваться Кае ноги предательски подогнулись.

78
{"b":"574999","o":1}