ЛитМир - Электронная Библиотека

Пусть Грук, как и все его собратья, не сильно превосходил людей в росте, зато был почти вдвое шире и мощнее, а о боевом неистовстве, в которое орк впадал в битве, многие вообще предпочитали не слышать. Так что буяны в таверне всегда знали о том, что им дозволено и никогда не преступали этих, пусть и довольно широких, рамок. Клыкастая голова Грука поднялась, когда к стойке легкой бесшумной походкой подошел худощавый мужчина в темных облегающих одеждах.

- Сделаешь нам свое фирменное, старина? - Слегка нараспев произнес посетитель, отбросив с плеча тугую косу серебряных волос, резко контрастирующих с его темной кожей.

- А ты не подохнешь, остроухий? - хмыкнул орк, окидывая нарушителя своего спокойствия недовольным взглядом. - Отправишься на встречу с вашим богом-ящерицей, а Гвинет потом мне всю плешь проест, что я, мол, отправил в лучший мир смуглого задохлика, оставив его сестру без единственного родственника, а гильдию без лучших стрелков. Не, не надо мне такого!

Со стороны могло показаться, что эта пара абсолютно не ладит, но то было лишь первым впечатлением. Калеос, а именно так звали темного эльфа, сейчас стоящего с противоположной стороны стойки, и его сестра Исель, ожидавшая брата за столом Кисары, являлись далеко не новичками в гильдии и Грук относился к ним как к равным, ну или почти так.

Старый орк просто любил поворчать и лишний раз подчеркнуть свою важность вкупе с напускной неприступностью. На самом деле все члены гильдии знали, что бывалый вояка, не задумываясь, убьет за любого, кого он считает своим другом, а все, кто состоял в Крыльях удачи, входили в число друзей орка.

- Это так трогательно, что ты переживаешь о нашем здоровье, Грук, - тонкие губы темного эльфа растянулись в беззаботной улыбке, а красные глаза хитро прищурились.

- Вот только за вас я еще не переживал, мелочь желторотая! - Буркнул Грук, зазвенев бутылками причудливой формы. - На четверых пойла треба?

- Нет, девушки вряд ли оценят твои изыски, а вот и я Таллаг - не откажемся.

- Ха, в зверолюде-то я не сомневался! - Осклабился орк, посмотрев в сторону Таллага, меланхолично поедающего очередную булочку и уже пожирающего плотоядным взглядом разных по цвету глаз другую.

Ощутив на себе взгляд орка, мужчина обернулся к нему и энергично кивнул, отчего грива его рыжих волос, кое-где заплетенных в косички, увешанные странными оберегами и лентами, сместились, обнажая слегка заостренные уши.

Ни для кого не было секретом, что в давние времена между племенами зверолюдов, к которым относился Таллаг и дикими орками, шла непримиримая вражда. Но, когда Империя объединила в себе эти народы, им пришлось научиться уживаться друг с другом. И орки и зверолюды, будучи довольно злопамятными, не сразу нашли общий язык, однако уважение к воинскому умению и храбрости друг друга послужило первым шагом для построения союзных отношений.

Конечно, вначале случались кровавые стычки, но теперь, по прошествии трех тысяч лет, от становления Империи, эти два народа притерлись друг к другу, а их вожди, поклялись на собственной крови, что не допустят войны между своими племенами.

Возможно, перемирию поспособствовало и то, что, как говорили шаманы обоих народов, согласно божественному провидению, огромный кусок суши, соединяющий когда-то земли зверолюдов и орков, ни с того ни с сего отделился от материка. Став островом, который называли Скитающимся, он дрейфовал в Тихом море по сей день. Именно на этом куске суши и было заключено древнее перемирие между двумя народами, что, по мнению их вождей и провидцев, было угодно богам обеих рас. С того момента и по сей день, орки и зверолюды вполне мирно уживались не только друг с другом, но и с остальными народами Светлых земель, за исключением нескольких особо воинственных кланов зеленокожих, не принимающих никого, кроме себе подобных.

- Мне две порции! - не вставая с места, гаркнул Таллаг немного хриплым рычащим голосом.

- Харя-то не треснет, звереныш? - деловито осведомился орк, колдуя над напитком.

Вместо ответа зверолюд широко улыбнулся, демонстрируя орку острые клыки и подмигнул трактирщику зеленым глазом с вертикальным зрачком, второй глаз зверолюда был карим, перечеркнутым старым шрамом.

Собственно говоря, основным отличием зверолюдов от людей была немного необычная, пусть и почти человеческая внешность и диковатые повадки, вкупе с более мощным телосложением. Отличить одних от других, впрочем, не составляло особого труда.

- Молодежь... - многозначительно произнес орк, подвигая к Калеосу три пенные кружки. - Лишь бы лясы точить, да дармовое пойло лакать! Вот мы с братом в ваши годы...

- Уже успели сразиться с таким количеством страшных противников, что нам и не снилось! Угадал? - Глаза темного эльфа смеялись.

Вообще народ Калеоса не отличался дружелюбием и словоохотливостью, в особенности, если дело касалось других рас, и он сам вел себя так же с незнакомцами. Однако за годы жизни на поверхности, в обществе друзей, темный эльф научился вести себя иначе, точно так же, как и его сестра.

- Шаман из тебя, как из меня колдун, - орк сплюнул на пол, сразу же старательно затерев плевок сапогом. - Забирай пойло и проваливай к дружкам! Нечего меня тут отвлекать!

- Конечно-конечно! Спасибо, Грук. - Изящно поклонившись, эльф забрал кружки и направился к столу, за которым его ждали друзья.

Орк лишь хмыкнул. Налив себе кружку пенного напитка, он залпом осушил ее, после чего невозмутимо вернулся к протиранию стаканов, вновь потеряв всякий интерес к происходящему.

Проходя через зал, к ожидавшим его друзьям, Калеос остановился рядом со столом, за которым разместились двое молодых мужчин. Один из них, с короткой стрижкой и глубокими залысинами неторопливо потягивал пиво, уставившись задумчивым взглядом в одному ему видимую точку где-то на потолке. Второй, довольно крупный и слегка полноватый вольготно расположился на стуле, закинув ногу на ногу. Он сосредоточенно тыкал пальцем в какую-то коробочку, дымя трубкой. Его светлые волнистые волосы были взъерошены и он, время от времени проводя по ним ладонью, лишь усугублял положение.

- Пытаешься решить очередную головоломку, Холвит? - Участливо спросил темный эльф у взъерошенного мужчины.

- Можно подумать, он еще чем-то занимается, кроме этого, - тот, что был с залысинами, хмыкнул, сделав солидный глоток и вытерев губы тыльной стороной ладони, смахивая влагу с длинной щетины.

- Ты слишком строг к нему, Ингвар, кстати, как новая повесть? О чем пишешь?

- О сотворении Светлых земель. Ты же знаешь, что на заре мира, все земли были едины и существа их населяющие, жили в порядке и гармонии, под благодушным взором Ифриила Созидателя?

- Конечно, - с готовностью кивнул темный эльф. Подобные истории всегда занимали его, и эльф с радостью готов был услышать что-то новое, так как на его родине не слишком жаловали богов. - Все знают, что этот бог, покровитель и создатель всех существующих рас.

- Именно, - Ингвар улыбнулся, обрадовавшись неожиданному слушателю. - Ифриил так сильно любил чад своих, что безоговорочно в них верил, и именно в этом доверии заключалась его слабость! - Заметив заинтересованный взгляд Калеоса, рассказчик оживился:

- Время шло. Мир, созданный Ифриилом - расцветал, становясь все прекраснее. Но! - Мужчина поднял вверх указательный палец, став похожим на наставника, втолковывающего прописные истины в головы несообразительных учеников. - Как червь точит спелые плоды, так и пороки оставляли свои следы, становившиеся все ощутимее. Гордыня, злость, зависть - все они крепко пустили свои гнилые корни в единый мир. И наступил тот черный миг, когда брат пошел на брата в всколыхнувшейся войне, затронувшей всех без исключения.

- Я слышал об этом, - согласился эльф. - Не веря глазам своим, Ифриил Созидатель смотрел, как его создания убивают друг друга. Слезы текли из его глаз, когда прекрасный мир, что он создал из звездной пыли и надежд, тонет в крови его детей, обращаясь в безжизненные руины, - Процитировал Калеос строки из древнего писания. - Тогда он решил начать все заново.

8
{"b":"574999","o":1}