ЛитМир - Электронная Библиотека

Стоящие в первом ряду двое бывших мастеров переглянулись — такого человека в Ордене они не встречали.

— Приветствую всех, — незнакомец слегка наклонил голову и уставился на мужчин, благодаря опыту, сразу вычислив их, как главных в этой толпе. — Меня зовут Люк Скайуокер, я — Великий Магистр Ордена Дже’дайи. И у меня есть к вам предложение, которое всем присутствующим придется по вкусу.

— Какое? — сузил глаза Тамир. Забрак нервно сжал рукоять сейбера, отчетливо понимая, что если что — их всех положат, не поморщившись.

— Я предлагаю всем присутствующим войти в Орден Равновесия.

========== Глава 6 ==========

Дом трещал по швам и мелко дрожал от переполняющей его энергии. Изгнанники собрались в зале, бурно обсуждая столь неожиданно поступившее предложение. Виновник переполоха скромно сидел в углу, слушая перепалку и внимательно разглядывая присутствующих. Сейчас Люк приглушил свою Силу, чтобы не отвлекать разумных от мыслей и не провоцировать. Что поделать, он для них слишком силен, их уровни несравнимы, он их просто «задавит».

А это недопустимо. Люк хотел, чтобы они сами приняли решение, чтобы никто не мог сказать, что он хоть как-то повлиял на результат обсуждения. Ему было необходимо полностью добровольное согласие.

Тамир Зейр, коричневокожий забрак с Таллуса, нервно крутил в руке потертый сейбер. Его друг, кореллианец Лерой Нис, молчал, слушая сыплющиеся со всех сторон высказывания своих собратьев.

— Что скажешь? — Тамир наклонился к мужчине, понизив голос. Лерой вздохнул, покосившись на совершенно невозмутимого Великого магистра, сидящего абсолютно неподвижно, судя по всему, погрузившегося в медитацию.

— Что тут скажешь? Мне страшно.

Тамир изумленно дернул бровью, уставившись другу в лицо:

— Страшно?

— Да. Я не боюсь в этом признаться. Мне страшно оттого, что появилась надежда.

Тамир отвел взгляд, сгорбившись.

Надежда.

Именно об этом они мечтали в изгнании, добровольном и не совсем, у кого как. Что поделать, джедайское воспитание накладывало свой отпечаток. Все они воспринимали друг друга как одну большую семью, утешали в горестях, разделяли немногочисленные радости. Пусть они сейчас стоят плечом к плечу — попытка воссоздать боевое братство, — но они слабы. Нет среди них истинного лидера. Они могут только хранить, но вот вести в будущее, сквозь горизонт… Им нужен тот, чью спину они прикроют, тот, кто поведет их вперед, невзирая ни на что.

Свалившийся с неба магистр был чудовищно силен. Такой не отступит, не бросит перешедших под его крыло, не выгонит за другие, не положенные по уставу мысли и желания. Люк уже сообщил изгнанникам, что их ждет, если они решатся.

Защита. Знания. Постоянное самосовершенствование. Жизнь, а не существование.

Бывшие джедаи гомонили, спорили, но мастера видели, какой отчаянной надеждой горят их глаза.

— Магистр? — один из изгнанников, пожилой твиллек, подал голос. Люк улыбнулся, выходя из медитации.

— Слушаю.

— У меня есть вопрос, — твиллек помолчал, решаясь, Люк его не торопил. В помещении наступила тишина.

— Скажите, магистр… а если я захочу создать семью?

Люк пожал плечами:

— Создавайте. Я совершенно не против, только «за». У меня самого сын подрастает.

Разумные замерли, переваривая свалившуюся на них новость.

— Сын? — просипел твиллек, подавшись вперед. Скайуокер хмыкнул:

— Сын. А что вас так удивляет? Никогда не понимал и не принимал запрета на отношения с противоположным полом. Да и вообще запрета на привязанности. Это глупо и опасно. И ведет к краху. У меня есть семья, есть сын. Вполне вероятно, что он будет не единственным, во всяком случае, я на это надеюсь.

— Он… Одаренный? — голос мужчины дрогнул. Люк улыбнулся:

— Да. Мой сын — Одаренный. Впрочем, если кто-то из моих детей не будет иметь Дара, это ничего не изменит. Я все равно буду любить этого ребенка.

Твиллек некоторое время смотрел на невозмутимо замершего Скайуокера, после чего решительно выпрямился:

— Великий магистр! Прошу принять меня в ваш Орден. Надеюсь на вашу милость.

Губы Люка слегка дрогнули в улыбке. Получилось. Всё. Цепная реакция запущена. Двое подростков, самые юные в этой толпе, переглянулись и шагнули вперед:

— Просим принять нас в ваш Орден, Великий магистр!

— И меня.

- И меня.

Тамир с Лероем переглянулись… и сделали шаг навстречу судьбе.

***

Оби-Ван Кеноби, падаван Квай-Гона Джинна, сидел в темноте, бездумно глядя на бьющий посреди огромного зала фонтан. Тихо журчала вода, сквозь открытую решетчатую крышу внутрь залетал легкий ветерок, шелестели листья декоративных деревьев и кустарников, воздух наполняли запахи травы и земли.

На сердце падавана было неспокойно.

Подросток обдумывал встречу в ресторане, которая произвела на него колоссальное впечатление. Встретиться с Одаренным, не являющимся джедаем. Невероятное событие. А ведь он думал, что такое вообще невозможно!

Люк Скайуокер несколькими фразами перевернул его сознание, заставив размышлять на темы, о которых он раньше просто не задумывался. Эмоции. Мысли. Чувства. Кодекс.

Он — чувствует. Каждый день. Каждую секунду. Он не может вырвать чувства из себя, полностью отказавшись их испытывать. Раньше он с таким боролся… Или не надо бороться? Ведь если перестаешь чувствовать, значит, ты… мертв?

Подросток потер ладонями лицо, чувствуя, что голова пухнет от размышлений. Ему требовался совет, помощь кого-то мудрого, того, кто выслушает.

Оби-Ван встал и решительно отправился к комнате своего Мастера. Что Квай-Гон скажет на эту тему?

***

Забавно… Как все меняется со временем. Когда-то он думал, что смерть Императора принесет всем счастье и процветание, вот прям как только, так сразу. Наивный идиот. Жизнь показала ему, быстро, резко и жестко, насколько он ошибается. И в разумных… И в себе.

Люк отлично помнил, как травили его политики, когда вонги пришли в галактику. Те самые политики, что не стеснялись использовать его для своих целей, те самые, которые пользовались его славой и влиянием. Кто он был для них? Выскочка, марионетка. Расходный материал, который не сдох, к их огромному сожалению сразу же после «подвига». И который посмел делать попытки выйти из-под их контроля. Сволочь неблагодарная.

Сколько на него было покушений… И отнюдь не все были организованы сторонниками покойного Императора. Совсем не все. Но он выходил, выползал, выплывал из всех устроенных на него ловушек, теряя каждый раз частичку своей веры в то, что разумные… разумны.

Его беда была в том, что он мерил всех по себе. Он старался не делать зла и рассчитывал на такое же ответное отношение. Вот только забыл, что у каждого свои мерки.

Спасало его только личное могущество: единственное, чего никто не мог отнять, включая и Экзара Куна. Даже тогда он смог выжить, вернуться, хотя никто и подумать не мог, что такое вообще возможно. Но он — Скайуокер, а они всегда удивляли Вселенную.

А потом… Он рос в своем мастерстве, становясь сильнее с каждым годом, с каждым испытанием, с каждой потерей, которых было не мало, растил потомков, старался сделать галактику хоть капельку лучше… Он ушел непобежденным. И смерть этого не изменила. Так же как и посмертие.

А теперь… Теперь ему наплевать, какой стороной Силы пользоваться и как на это смотрят окружающие. Его больше не волнуют чьи-то убеждения, ему все равно, каким его видят окружающие. Он слишком хорошо помнил, что разумные создают в своем воображении картинку, и горе тебе, если ты вдруг отказываешься ей соответствовать. Тогда, в молодости, он старался оправдывать ожидания окружающих, но чем дольше жил, тем больше ему становилось все равно. А теперь — и подавно.

Джедаям придется смириться с тем, что в галактике возник еще один Орден. И им придется смириться с тем, что вскоре появится еще один.

Привыкшие к монополии на Одаренных, не стесняющиеся отбирать детей или отрезать от Силы в случае сопротивления, погрязшие в догмах, они должны будут принять этот факт и измениться. В противном случае Сила их просто уничтожит.

18
{"b":"575001","o":1}