ЛитМир - Электронная Библиотека

Зейр тем временем покосился на последнюю лепешку, не зная, что делать. То ли съесть, то ли так оставить… Неожиданно поймал задумчивый взгляд Амира, и тут же решение было принято. Съесть. Дже’дайи лениво цапнул выпечку и принялся неторопливо откусывать маленькие кусочки. Настроение у забрака было просто превосходным. Он подозвал дроида, расплатился за съеденное и встал.

— Пока, Амир.

Джедай молча смотрел, как бывший товарищ равнодушно поворачивается к нему спиной и выходит из кантины.

***

Обучение Мола шло полным ходом. Конечно, называлось это обучением, но Люк прекрасно знал, что пока это только дрессировка. Что поделать, по-другому было нельзя. Палпатин сознательно выращивал из забрака нерассуждающую машину смерти, запрограммированную на полное и безоговорочное подчинение только ему. Для Мола Сидиус был не просто Мастером, а самым натуральным божеством с непререкаемым авторитетом, он даже помыслить не мог о попытке убить ситха. Совершенно.

Сидиус это отлично знал и использовал в своих интересах, что не мешало ситху начать задумываться над выбором еще одного ученика. А что делать, если экзамен на самостоятельность Мол провалил? И пока Палпатин пребывал в тяжких раздумьях, Люк медленно, но верно готовил Мола к восприятию новой для того реальности.

Спуску он забраку не давал. Пусть Мол и получил люлей в виде профилактических молний, это еще не значило, что он готов принять Скайуокера в качестве своего Мастера, пока что Сидиус был на постаменте, и сбрасывать его оттуда или освобождать место еще для одного идола Мол не собирался. Люка это не смущало. В свое время через его руки прошла уйма учеников, и все они не были паиньками, заглядывающими ему в рот, так что волей-неволей пришлось научиться ставить их на место, а личные воспоминания о дрессуре очень способствовали пониманию данного процесса.

В ход шло все. И физическое воздействие, и планомерное давление на психику. Задача была неимоверно сложной: заставить убийцу, наслаждающегося мучениями жертв, хоть немного себя контролировать, — это для начала. В идеале Люк хотел, чтобы Мол стал Мастером. Тем, кто может вести за собой и учить, а не тем, кто вечно слепо подчиняется кому-то. Это будет нелегко сделать… Но возможно, и самое первое условие — занять в восприятии забрака место Сидиуса.

***

Оби-Ван внимательно смотрел на своего Мастера. В последние дни Квай-Гон постоянно о чем-то размышлял, отвлекаясь только на уроки фехтования и обучение манипуляциям с Силой. Он не рассказывал о путях Силы, не читал нравоучений, не разъяснял Кодекс, не разбирал правила поведения джедаев, писаные и неписаные. Мужчина все время о чем-то думал, погруженный в себя, словно решая тяжелую моральную проблему.

Иногда Джинн косился на своего падавана, щурясь так, словно мучительно хочет что-то спросить, но потом морщины на лбу разглаживались, и лицо рыцаря вновь принимало непроницаемо-приветливое выражение. Кеноби просто умирал от любопытства, пытаясь понять, что настолько взволновало и впечатлило неизменно уравновешенного и спокойного джедая, впрочем, эта загадка быстро разрешилась, после того как Совет разродился-таки мнением по поводу возникшего из небытия Ордена дже’дайи. До всех, находящихся под сенью Храма, была доведена информация о том, что такое вообще существует, а также о том, как следует относиться к конкурентам. Тут Оби-Ван себя не обманывал — пусть он и подросток, к тому же все еще импульсивный, но мозги имеет, а мастер потратил достаточно времени, чтобы научить его думать.

Кеноби долго потом сидел в темноте, слушая журчание фонтанов, и анализировал не только то, что было сказано, но и то, как все было сказано. Магистры выразили свою волю под одобрительное прищуривание глаз гранд-магистра Йоды, высказав мысль, что не следует так прямо бросаться на представителей Ордена, но и бдительности терять не стоит. Винду, произнося короткую речь, так смотрел на внимательно слушающих его джедаев, что можно было подумать: он к войне готовится. Уж слишком яростно колола глаза острыми лучами Света его Сила.

Может, раньше Кеноби и принял бы все за чистую монету, но в последнее время слишком часто ему приходилось думать на темы, не подобающие джедаю, да и некоторые знакомства произвели на него слишком сильное впечатление. И теперь падаван чувствовал во всем этом непонятный подтекст. Он не мог понять, какой именно, но то, что подводные камни есть, чуял просто отлично.

Парень вздохнул и подпрыгнул, когда его плеча коснулась чья-то рука. Сила плеснула во все стороны, заставив облегченно свалиться обратно на скамейку, укоризненно повернув лицо к севшему рядом человеку.

— Мастер! Ну нельзя же так! — простонал Кеноби, схватившись за сердце. Джинн усмехнулся в усы:

— Можно. И нужно. Не расслабляйся, падаван.

Джедай прикрыл глаза, тихо выдохнув и пригладив ладонью волосы. Взгляд у мужчины был мрачный. Подросток нахмурился, но все-таки решился:

— Что случилось, мастер?

— Ничего, — пожал плечами Квай-Гон. — Просто мне только что сообщили интересную новость.

— Какую?

— Магистр Дуку ушел из Ордена.

— Как? — сдавленно выдохнул Кеноби. Джинн печально пожал могучими плечами.

— Да вот так. Принял титул и улетел на Серенно. Сказал, что не может больше жить в отвратительной иллюзии.

— Мастер… — сочувственно посмотрел на Квай-Гона Кеноби. Тот грустно дернул уголком губ.

— Он был моим учителем. Суровым, жестким, порой в чем-то непримиримым. Но он был моим Учителем. Он радовался моим успехам и поддерживал в неудачах. Даже теперь, когда я сам стал Мастером. И… — рыцарь шевельнул плечом, запахиваясь в накидку. Некоторое время в помещении царило молчание, и только журчание фонтанов нарушало тишину.

— И что теперь? — спросил Оби-Ван, глядя в темноту.

— Я на распутье… — прошептал Квай-Гон. — Пришло послание. Нас приглашают в гости.

— Магистр Скайуокер, — утвердительно произнес подросток. В Силе от Джинна плеснуло одобрением:

— От него. Молодец, правильно понял. Нас приглашают в гости. На Набу. Очень красивая планета. Тихая, мирная.

— Зачем? — подозрительно прищурился парень.

— Хочет что-то обсудить. Лично.

— А…

— Полетим. Мне как раз дали задание… — вздохнул рыцарь, вспоминая недовольные взгляды Винду и Пло Куна. Уход магистра повлек за собой не самые приятные последствия, впрочем, это было понятно. На самого Джинна и так постоянно неодобрительно косились, а уж теперь и подавно. В Совет его не примут. Ни на определенный срок, ни постоянным членом. Это Квай-Гон видел ясно и четко. Да и слухи до него дошли, что его кандидатуру в очередной раз отклонили после долгого, даже слишком, рассмотрения. Может, пришла пора что-то менять?

Рыцарь плавно вдохнул-выдохнул, проваливаясь в легкий транс, чутко прислушиваясь к Силе. В нем крепла уверенность, что скоро все встанет на свои места, примет тот вид, который будет правильным. Он встряхнул головой и впервые за последние дни улыбнулся легкой и веселой улыбкой.

— Собирайся, падаван. Мы летим на Набу. Прямо сейчас.

***

— Что скажете, Люк? — голос Палпатина звучал мягко и уважительно. Впрочем, ситх всегда был вежлив и неизменно доброжелателен. Скайуокер отлично помнил, как вернувшийся с той стороны Силы Император наказывал его за провалы молниями, читая нотации и делая выговоры. Вежливо. Неизменно вежливо. От этого становилось еще страшнее… тогда. Эта манера говорить врезалась в память, въелась в кровь и плоть, впиталась в Силу… Потом никто не мог сказать, что видел орущего или ругающегося Скайуокера. Он не мог заставить себя хамить, это требовало осознанного усилия! Ведь Ученик Владыки Сидиуса не мог позволить себе уронить лицо, продемонстрировав недостойное поведение. Он устраивал бойни и танцевал в крови, топча трупы, но не мог при ком-то выругаться. И он отлично помнил, как реагировали на его поведение те, кто встречал Палпатина. В их глазах он видел страх, порожденный сравнением.

— Что сказать… Кос. Скоро у нас будут гости. Мастер Джинн со своим падаваном. Еще я надеюсь на встречу с магистром Дуку. Вы ведь поддерживаете с ним контакт?

24
{"b":"575001","o":1}