ЛитМир - Электронная Библиотека

Слепо подчиняющиеся ему не нужны, таких совратить или сбить с пути гораздо проще, чем кажется, а вот осознанный выбор, когда разумный сознает, что именно ему дают и чего требуют взамен — это совершенно другое дело.

— Учитель? — ломкий голос Мола был наполнен интересом. — А куда мы идем?

— Я же говорил, — хмыкнул Люк, Силой расчищая себе путь; ветки, камни и все, что мешало продвижению вперед, разлеталось в стороны; в результате образовывалась настоящая тропа. — Это Явин IV. Чем он знаменит?

Мол задумался, вороша свою память.

— Экзар Кун! — неожиданно выпалил подросток. — Здесь построены по его приказу храмы…

— И в одном из храмов обитает его дух, — закончил фразу Люк. Мол выпучил глаза:

— Призрак?!

— Да. Вполне живой, так сказать, и даже излишне бодрый, как на мой вкус.

— Магистр?

— Да, Тамир?

- А зачем нам Призрак Темного лорда?

— Нам? Нам он ни к чему, Тамир, совершенно. Уж очень Кун себе на уме, с ним невозможно договориться, кроме того, он одержим мыслью вновь вернуться к жизни, а этого допустить нельзя, иначе этот хренов экспериментатор, не умеющий останавливаться, опять развяжет геноцид против истинных и мнимых врагов. Так что ты прав, Тамир. Нам Экзар Кун ни к чему.

— Есть ведь и еще причина, не так ли? — неожиданно включился в разговор Квай-Гонн. Люк кивнул:

— Вы совершенно правы, мастер Джинн. Такая причина есть, и она крайне банальна. У меня к Экзару личные претензии.

— Какие именно?

— Когда-то он почти убил меня и отобрал мое тело. Мне удалось его вернуть, но я дал клятву отомстить. Лично. Что ж… пусть времени с тех пор прошло предостаточно, это ничего не значит. Пришла пора исполнить обещание… — Люк расплылся в хищной улыбке, глаза на миг полыхнули золотом, и под потрясенное молчание спутников великий магистр Ордена равновесия зашагал к прячущемуся вдали храму в виде пирамиды.

Идти было не слишком далеко, да и трудностей особых не было: магистр сметал все со своего пути, по принципу «Вижу цель — не вижу препятствий». Через час бодрой ходьбы путешественники вышли к нужному месту: огромной, мрачного вида пирамиде, украшенной по периметру колоннами и статуями. Выглядел храм странно. Черные каменные плиты, облицовывающие здание, были гладкими и чистыми, как в момент постройки, но украшения, резьба, колонны разрушились практически полностью, и обломки усеивали пространство, на которое джунгли так и не решили посягнуть. Вход был открыт, оттуда тянуло могильным холодом, а от пирамиды разило Тьмой. Она буквально пропитала здание, не оставляя никаких сомнений в том, кто был строителем этого архитектурного шедевра, но напрягало даже не это. Все вокруг смердело болью и смертью.

— Жертвоприношения, — спокойно пояснил Люк морщащимся и напряженным спутникам. Даже Мол притих, настороженно сжимая посох. — Кун проводил опыты над массасси, там до сих пор пленены души его жертв.

— Мерзость какая… — прошептал Кеноби, безотчетно отступая за спину Джинна в поисках защиты. Скайуокер задумчиво покивал, явно что-то вспоминая:

— Мерзость, кто ж спорит. Впрочем, массовые убийства с различными целями практикуют все, независимо от стороны, к которой принадлежат. Всего и отличий, что оправдания разные.

Мол искоса посмотрел на мужчину, и Люк хмыкнул:

— Я не исключение. Увы. Или к счастью?

Глаза мужчины блеснули, на лице мелькнуло странное выражение, он хмыкнул и шагнул вперед, не обращая внимания на переглядывающихся спутников. Храм встретил их могильной тишиной, странной затхлостью и ощущением направленного в спину взгляда. Люк деловито осмотрелся, ненадолго задумался, вспоминая свою прошлую встречу с Темным лордом, после чего кивнул и направился к стене. Первый зал, в который можно было попасть, пройдя длинным коридором, был пустым, просто прихожая. Самое интересное скрывалось в другом месте.

Встав на строго определенную плиту пола, Люк послал импульс Силы, активируя механизмы. Стена разъехалась, открывая настоящий зал — огромный, украшенный статуями, барельефами, росписями с искусно вплетенными в рисунки символами. Его спутники завертели головами, рассматривая все вокруг себя, но почти сразу же взгляды сконцентрировались на стоящем прямо посреди зала саркофаге. Каменный параллелепипед совершенно без украшений — просто гладко отполированные черные каменные плиты — навевал безотчетную жуть. Казалось, внутри лежит нечто живое, дышащее медленно и размеренно, и в такт дыханию спящего колышется практически видимая Тьма, просачивающаяся сквозь камень.

Зал наполнила звенящая тишина, неожиданно гулко сглотнул Кеноби, нервно сжимающий руками сейбер, зажглись алые клинки Мола, ситх напружинился, пригибаясь в стойке и безотчетно скаля зубы, как хищник, пытающийся казаться страшнее, чем он есть, при встрече с превосходящим врагом. Люк глубоко вдохнул, выдохнул… И отпустил свою Силу полностью. Энергия захлестнула зал, пронизывая стены, унося навалившийся на спутников Люка страх. Квай восхищенно уставился на магистра, смотря сквозь Силу — потрясающее зрелище. За его плечо уцепился Оби-Ван, замерший с отвисшей челюстью.

Тьма и Свет, сплетающиеся в неостановимом танце, окутали Люка, обрушиваясь на саркофаг. Лопнули плиты, осыпаясь мелким крошевом, обнажая свое содержимое: остатки костей, часть черепа, доспехи, из которых вытек набирающий плотность призрак. Однако, прежде чем он сформировался полностью, Люк развел руки в стороны, и нестерпимый Свет залил пространство. Мол упал на колени, закрывая лицо руками, отползая за спину магистра в поисках укрытия.

Почти сформировавшийся призрак высокого черноволосого мужчины-человека в доспехах дернулся, но было поздно, и лицо, украшенное татуировками, исказила нечеловеческая ярость, заставившая глаза вспыхнуть золотыми звездами: его плотным коконом окружил Свет, начавший неумолимо сжиматься, сжигая полупрозрачное тело.

— Ты!!! — донеслось до потрясенных зрителей, всплеск ярости Экзара заставил плиты пола пойти глубокими трещинами, его силуэт налился Тьмой, заметавшейся в поисках спасения, но эта попытка пропала втуне. Заскрипевший зубами Люк медленно сводил руки, контролируя технику, которую когда-то применили джедаи для развоплощения Темного лорда. Тело магистра мелко подрагивало, лицо застыло мраморной маской, Стена Света неумолимо выжигала пространство, сжимаясь плотнее.

Экзар дико закричал, развоплощаясь, Тьма растворялась в нестерпимом сиянии, пока не исчезла полностью. Люк сомкнул ладони, замирая, а затем резко опустил руки, и Стена исчезла. Магистр тяжело дышал, голубые глаза превратились в два провала, заполненных ослепительно-белым сиянием, сейчас медленно угасающим. За спиной пошевелился Мол, осторожно оглядывая зал, потерявший все свое мрачное великолепие: стены поскрипывали, как и пол, покрываясь ясно видимой паутиной трещин, уродующих росписи и барельефы.

Квай-Гон покачал головой, отцепляя от себя руку падавана:

— И после этого вас считают Темным…

Люк хмыкнул, устало прикрывая глаза, принявшие свой обычный цвет, и слегка приглушая свою Силу.

— Когда-то я был именно таким. Сплошной Свет. Никаких компромиссов. Никаких сомнений в правильности выбранного мною пути. Да. Было время.

— И что произошло? — осторожно поинтересовался Тамир, глядя на мужчину с затаенным восторгом. Люк грустно улыбнулся:

— Я повзрослел и понял, что мир не делится на черное и белое.

Джинн на мгновение опустил глаза, явно вспоминая собственную жизнь. Тамир задумчиво кивнул, почесав подбородок. Мол встал, с опаской разглядывая открывшегося с очень неожиданной стороны Мастера. Люк размял шею, утомленно прикрывая веки. Сил техника выжрала прилично, но оно того стоило. Он добился поставленной перед собой цели, и результаты будут такие, как ему надо. Сила привычно окутала тело, Свет прорезали лучи Тьмы. Скайуокер тряхнул головой и подошел к остаткам саркофага, рассматривая валяющиеся среди обломков кости и доспехи, потерявшие весь свой лоск. Надо будет их сжечь. Теперь это можно сделать легко и спокойно, не стоит оставлять кому-то повод для искушения, глупцов всегда хватает.

27
{"b":"575001","o":1}