ЛитМир - Электронная Библиотека

***

Кхерах Котт брезгливо пнул валяющийся перед ним труп. Мерзавец посмел поднять бунт! Да как он мог… Капитан «Юркой» очень ревниво относился к своему статусу, не позволяя никаких намеков на разброд и шатание, а также покушений на его прерогативы.

А также он терпеть не мог, когда рабы пытались качать права. Если эти животные только пробовали что-то мычать, протестуя, разговор с ними был длинным и очень болезненным… в качестве назидания остальным.

Вот и сейчас капитан нервно дернул головой, успокаиваясь, еще раз пнул труп подчиненного, который посмел гавкнуть что-то под руку и законо за это огреб, и недовольно скривился, осматриваясь.

Дагобах… мерзкое местечко. Вечная сырость, туманы и дожди, грязь и болота, тучи насекомых, душные испарения.

Мерзость!

— Капитан? — невозмутимый помощник подошел ближе, равнодушно оглядывая пейзаж вокруг корабля. — Что делать с этим мусором?

— Ничего, — хмыкнул Кхерах, почесав основание височного рога. — Зачем утруждаться?

— Вы абсолютно правы, капитан, — одобрительно улыбнулся помощник. — Я…

Что хотел сказать мужчина, осталось невыясненным. Неожиданно он схватился за горло, дико захрипев, голова резко откинулась назад, и Кхерах с ужасом, перемешанным с изумлением, услышал хруст ломающихся позвонков.

Капитан бешено заозирался, молниеносно выхватив бластер, уловив краем глаза, как безжизненное тело оседает в грязь.

Никого.

— Кто здесь?! — бешено заорал Кхерах, взъярившись. Неожиданно бластер вырвало из руки, и оружие повисло над его головой, а сам капитан схватился за горло, чувствуя сжавшую его удавку. Из кустов справа выступил еле уловимый взглядом смутный силуэт.

— Обожаю работорговцев, — промурлыкал тихий довольный голос, — особенно — в мертвом виде!

***

Выкинув трупы команды за борт, Люк с удовлетворением потер руки и направился на поиски освежителя, морщась от пропитавших корабль отчаяния, боли и бессильного гнева, явного наследия перевозимых рабов. Никаких угрызений совести Магистр не испытывал. Работорговцев он искренне презирал и старался уничтожать при любом подходящем случае, для него это было личное: история жизни Энакина Скайуокера произвела на его сына огромное впечатление.

Вот и теперь он сделал галактику чуточку чище…

Освежитель нашелся, и очень хороший. Приведя себя в порядок, Люк обобрал покойного капитана, ему одежда все равно больше никогда не понадобится, после чего принялся искать ответ на животрепещущий вопрос…

В какое именно время его занесло?

Ответ привел Люка в состояние шока.

В переводе на привычное ему летоисчисление — 42 год до битвы при Явине. Самое начало…

Люк изумленно смотрел на стоящую на экране датапада дату и не знал, как на это реагировать. Да уж… Занесло его.

— Великая Сила… — протянул джедай, нервно приглаживая руками волосы. — Вот это поворот! Я на такое и не рассчитывал!

Мужчина откинулся в кресле, вспоминая все, что он знал про этот период. Республика, Сенат, рвущий ее на части, Канцлер Валорум, Палпатин, которому только стукнуло сорок, плетет интриги, все сильнее оплетая все своими сетями, а его отец… Его отец должен родиться в этом году.

Великая Сила, будущий Дарт Вейдер еще даже не родился, если он правильно понимает все происшедшее!

На лице магистра все сильнее расползалась искренняя, счастливая улыбка.

— Спасибо! — проникновенно выдохнул Скайуокер, вскочив. — Это просто невероятно! Что ж…

Радость уступила место сосредоточенности, Люк принялся прикидывать варианты дальнейших действий.

— Итак… О моем появлении, скорее всего, знают. Йода. Это точно… Палпатин. Без сомнений. Остальные… Вероятно, но меня они не интересуют. Значит… Прячусь и лечу за своим отцом. М-да… За своей бабушкой, которая беременна (скорее всего) моим отцом. Сила! От одной мысли о таком свихнуться можно! — рассмеялся мужчина. — Впрочем, ладно. Первым делом — Татуин. А там посмотрим. Очень хочу посмотреть вблизи на Орден, и на Палпатина, в естественной, так сказать, обстановке.

Люк сосредоточился, сжимая Силу вокруг себя и окутываясь обманными щитами. Для него это никогда не представляло проблем, хотя научился этому трюку он в самых экстремальных условиях: когда отец гонял его, как скера, в тронном зале на Звезде Смерти.

Тогда он неосознанно спрятался впервые.

Позже он сумел развить эту способность до такого уровня, что мог запросто скрыть свое присутствие в Силе от любых поисков, одновременно давая чувствовать себя определенному человеку. Его сына Бена это всегда приводило в восторг…

На губах Люка появилась слабая усмешка.

Сын… Теперь все изменится. Вполне вероятно, и это.

Но он сделает все, чтобы его потомки жили в мире и любви, а не кричали во сне от воспоминаний о своем детстве.

***

Йода недоуменно пряднул ушами, опершись на клюку. Старого Магистра подняло ни свет ни заря ощущение надвигающихся перемен. Не хороших или плохих событий, а… перемен.

Они ясно ощущались в Силе, пришедшие вместе с неопознанным фактором, перекроившим всю привычную картину, как камень, брошенный в пруд со стоячей водой, вызывает появление волн, или попавший в паутину шмель рвет весь узор.

Йода ясно видел, как вспыхнувшая на мгновение сверхновая неимоверной силы одним своим появлением изменила течение множества потоков, направив их по самым неожиданным траекториям, и изменения все продолжались и продолжались, хотя сверхновая… спряталась.

Когда до магистра дошло, что означает быстрое угасание сияния неопознанного фактора, его изумлению не было предела. Некто укутался в непроницаемый кокон, пряча себя от обнаружения, причем сделано это было явно привычно, легко и быстро.

Кто же этот Одаренный — а в том, что это именно Одаренный, магистр был абсолютно уверен — что может так легко оперировать своей энергией? Самому Йоде, например, спрятаться надолго было проблематично. Слишком большая Сила, слишком привык он ее не прятать…

А тут…

Йода задумчиво покачал головой, медленно направляясь в зал Совета. Такие новости следовало обсудить. И как можно быстрее.

***

Палпатин или, вернее, в данный момент Дарт Сидиус, пребывал в замешательстве. Что-то изменилось. Появился некто, способный повлиять на исполнение его планов самым непосредственным образом, некто, чье появление ситх учуял на рассвете.

Кто-то всколыхнул Силу, заставив все измениться, и теперь Сидиус ломал голову, как же его найти. Такое пускать на самотек нельзя, он близок к своей цели, как никогда. Еще десятилетие, максимум два — и его цель будет достигнута.

Так что…

Он будет искать. И найдет.

***

Пока корабль на автопилоте мчался сквозь гипер, Люк обшарил его снизу доверху. Найдено было много чего интересного… Все обнаруженное он разделил на две категории: то, что пойдет на помойку (девяносто процентов найденного), и то, что можно использовать или продать, на крайний случай.

Финансовая проблема была актуальна, невзирая на найденные заначки капитана с помощником, мелочь, обнаруженную в каютах трех членов экипажа, а также сведения о счете в банке, вытащенном из разума капитана.

На исполнение его задумки понадобятся деньги. Много-много кредитов. А еще ему нужна власть и положение в обществе.

Забавно… Люк усмехнулся, сметая Силой огромную кучу ненужного в трюм, где, по всем признакам, работорговцы обычно держали свой живой товар. Он практически всю свою жизнь не хотел влезать в политику, не гнался за властью, не рвался что-то кому-то доказывать. Боролся со всем этим, по мере возможности… И все равно влез во все это по самые уши. Конечно, ошибок он по молодости наворотил уйму. Предоставил Одаренным свободу — они превратили Орден в какое-то непотребство, пока он не прижал их таки к ногтю. Попустительствовал семье — его родные принялись истреблять друг друга… В общем, перечислять его косяки можно долго, но выводы он из них сделал.

Ему надо полностью раскрыть свой характер, перестать ограничивать себя, перестать прятать свою Темную сторону, закрывая ее Светлой, пора привести их в гармонию. Жаль, что понял он это только после смерти, но теперь у него есть шанс.

3
{"b":"575001","o":1}