ЛитМир - Электронная Библиотека

Руки легли на грудную клетку трупа, Сила потекла от Люка в тело, а из тела — по Узам. Выглядело это жутко: словно по тонкой струне поднимался черный дым, разъедая ее на глазах. Скайуокер размеренно дышал, продолжая медитировать, сохраняя нужный настрой, и направлять Силу. Неожиданно нить Уз растаяла, и магистр прекратил накачку. Он медленно поднял руки и коротким энергичным выдохом избавился от остатков Силы, направляемой в мертвое тело, которое начало усыхать, на глазах превращаясь в мумию.

Некоторое время Люк следил за этим с равнодушным интересом, после чего встал, содрал с себя пропахшую тлением одежду, бросил на пол, запустил в комнату дроидов, отдав указания прибрать все, и отправился в душ.

Мужчина долго стоял под струями воды, пытаясь смыть неприятное ощущение грязи на коже и избавиться от холода, замораживающего внутренности. Брошенный в зеркало взгляд позволил увидеть неприглядную картину классического Темного: провалы глаз, серая кожа, черная сетка сосудов… Ему очень долго придется медитировать, восстанавливая баланс.

Люк вздохнул. В подвале куча трупов, и отступать теперь нельзя. Некуда. Но об этом он подумает завтра.

***

Медититирующий среди сада из миниатюрных деревьев пожилой мужчина человеческой расы коснулся подбородка и недоуменно уставился на окрашенные багровым пальцы. Кровь текла тонкими струйками, голова кружилась, словно при тепловом ударе. Мужчина моргнул, попытавшись встать, но не удержался на ногах: впервые за долгие годы его подвело собственное тело.

Джедай упал навзничь, бессмысленно таращась на прозрачный купол крыши сада, слабо ворочаясь и хрипло дыша. Кровь продолжала заливать бежевые одежды, мужчина застонал, пытаясь собраться с силами и все-таки встать. После нескольких тщетных попыток ему это, наконец, удалось: он сумел перевернуться и поползти на четвереньках к выходу.

Неожиданно двери распахнулись, в сад влетел молодой забрак, тут же устремившийся к мужчине.

— Мастер! — в голосе юноши звучала паника. — Что с вами?

Джедай попытался ответить, но из горла вырвались только хрипы и сипение, глаза закатились, и мужчина потерял сознание, обвиснув в держащих его руках. Забрак с ужасом посмотрел на еле живого наставника, вскинул тело на плечо и побежал.

Дроид только развел манипуляторами: пациент умирал, но понять причину было невозможно. Кровотечение не останавливалось, кровь отказывалась сворачиваться, не реагируя на вводимые бантовыми дозами лекарства. Поднялась температура, мельчайшие ранки на коже, вроде заусениц и уколов от шипов растений, начали гноиться, тело разлагалось заживо.

Ученик в отчаянии метался, не зная, что делать. Он послал сообщения всем, кому мог, но учебная база располагалась в достаточно уединенном месте, и ждать, пока прибудет помощь… Мужчина жутко захрипел, царапая платформу, и забрак осел на стуле, не пытаясь сдерживать слезы. Все обитатели базы улетели выполнять какое-то задание, они одни, и помочь некому, теперь парню только и оставалось, что в полном бессилии наблюдать агонию учителя.

***

Дни были заполнены тягучей рутиной: ритуал, отдых, восстановительные медитации, снова ритуал. И так раз за разом. После второй сессии Люк перестал смотреться в зеркало, настолько страшно было видеть, во что он превращается.

Зал, где он проводил ритуалы, пропитался Тьмой и холодом, запах тления невозможно было выветрить, и чем дальше, тем больше магистр склонялся к мысли о переезде на новое место жительства после того, как все закончится. А это здание надо будет долго «обеззараживать» Светлыми техниками. «Стеной Света», не меньше.

Нельзя допустить, чтобы здесь кто-то жил, последствия могут оказаться самыми непредсказуемыми. Начиная от постоянных болезней у жильцов и заканчивая темными мутациями и безумием.

С каждым разом ритуалы проходили все легче и легче, Люк отработал все действия до автоматизма. Каждая сессия несла смерть минимум одному разумному, а то и двум. Мужчине казалось, что он промерз насквозь, а Тьма пела, в полном восторге, ластясь к нему, словно ласковый хищник. Сила явно возросла, как и контроль, но какой ценой все это было достигнуто?

Завершив ритуалы, Люк долго отмывался в ванной, скреб себя мочалкой с остервенением, пытаясь содрать с себя нечто липкое и отвратительное, пропитавшее кожу. Он долго собирался с духом, медленно вытираясь подогретым полотенцем, пока не нашел в себе силы подойти к зеркалу и бестрепетно взглянуть правде в глаза.

В золотистой поверхности отражалось чудовище в облике молодого мужчины человеческой расы. Кожа побелела, как у утопленника, вены извивались черной сеткой, белки глаз в потемневших и провалившихся глазницах налились кровью, приобретя насыщенный алый цвет, радужки пылали золотом. Люк молча посмотрел на окутывающую его черную дымку и отвернулся. Не время рефлексировать, надо срочно проводить медитации и продолжать разбираться с врагами.

Внешность — это еще не самое страшное… Главное — психика. Он снова шагнул за грань.

Еще несколько дней Скайуокер потратил на медитации, призванные восстановить баланс энергий, однако процесс неожиданно пошел со скрипом. Темная сторона Силы сопротивлялась, не желая отдавать завоеванные позиции. Люк проваливался в транс с легкостью, но все было бесполезно — никаких изменений.

Попытавшись отстраненно поразмышлять над проблемой, Люк пришел к выводу, что требуется что-то посущественнее, к примеру, нахождение среди адептов Светлой направленности. Тогда есть шанс привести себя в привычное состояние быстро. А ведь сроки поджимают… Он еще раз недовольно осмотрел через Силу дом и поморщился: такое впечатление, что на Коррибан попал. Пискнул комлинк, напоминая о встрече с Палпатином, Скайуокер вздохнул, мельком взглянув на себя в зеркало, но выбора не было. А Сидиус… Что ж, из всего можно извлечь пользу.

Люк переоделся, накинул мягкую теплую черную робу (что-то ему было зябко в последнее время) и направился к платформе дальней связи.

Сидиус напряженно ждал, когда установится связь с Набу. Ситх еле сдерживал нетерпение, готовясь оценить происшедшие с его предком изменения, а в том, что они есть, Палпатин не сомневался.

За последнее время по Узам перло такой Тьмой, что ситх изумлялся, как на этот фон не сбежался весь Орден джедаев. Глупцы и слепцы, привыкшие к своему превосходству и слишком разленившиеся за последние столетия. Мир никому не пошел на пользу — ни ситхам, ни джедаям. Первые слишком привыкли прятаться, словно песчаные крысы, а вторые чересчур уверовали в собственную непогрешимость.

И вот настало время стряхнуть эту сонную одурь и обнажить то, что прячется внутри, за демонстрируемыми окружающим масками.

Засиял конус света, ситх нервно сжал на мгновение пальцами подлокотники кресла: жест, вызвавший у вышедшего на связь мужчины понимающую улыбку.

— Неужели все настолько страшно? — прошелестел голос Люка, и Палпатин, справившись с удивлением, задумчиво прищурился, рассматривая собеседника, остро сожалея, что нельзя снять маскировку и оценить не только внешний вид, но и Силу. Хотя ему хватило и тех капель, что просачивались по Узам.

— Скажем так, — дипломатично начал Палпатин, — в приличное общество вам пока лучше не выходить.

Люк рассмеялся.

— Как изящно… Вы всегда были мастером слова, Кос. Всегда. Прирожденный оратор, гениальный дипломат. Раз так, то… В неприличное можно? Впрочем, я думаю, нужно. Как и во все остальные…

Сидиус польщенно улыбнулся, рассматривая магистра более внимательно. На первый взгляд ничего ужасного: обычный мужчина человеческой расы. Молодой, сильный, здоровый, ухоженный. А на второй…

— Глаза выдают.

— Знаю, — вздохнул Люк. — Внешние признаки я убрал, а вот над выражением глаз надо поработать.

— И вас считали Светлым? — скептически дернул бровью ситх. — Джедаем?

— Да. Но боялись больше, чем ситхов. Знаете, те, кто со мной общался близко… Они презирали меня, ненавидели, строили на мой счет планы, считая наивным, вредным, мешающим им, каким угодно! И практически все боялись. Боялись, что я такой, как отец. А когда получили доказательства… — магистр тихо рассмеялся, — прямые доказательства, то все равно продолжили считать меня наивным, подчиняющимся им идиотом, отправив в изгнание. Все, что угодно, только чтобы я не маячил у них перед глазами. Покушений было… Не сосчитать. Про попытки прижать меня законодательно, политически, я вообще молчу.

45
{"b":"575001","o":1}