ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока что гранд-магистра спасал непререкаемый авторитет и личное могущество консула, но все это было бессильно перед надвигающимися переменами. Мейс видел, что грядет нечто, что изменит все вокруг до неузнаваемости, и появление Люка Скайуокера стало первым сигналом о том, что необходимо меняться.

Мейс… испугался.

Первой реакцией на раздражитель стало совершенно естественное желание уничтожить источник беспокойства, но чем больше проходило времени, чем больше происходило неприятных и пугающих событий, тем сильнее магистр ощущал, что все это необходимо.

Уход Квай-Гона только подтвердил смутные догадки коруна. Винду Джинна терпеть не мог, видя в нем кривое отражение его учителя — Дуку, однако, корун не мог не признать выдающиеся качества последователя Живой Силы. Квай был умным, сильным и великолепно понимающим Силу джедаем. Из него вышел бы прекрасный магистр, получивший это звание по праву, а не в качестве награды за лояльность, и все же… Джинн предпочел смириться с тем, что его постоянно отодвигали в сторону. Вот эта черта, если честно, Мейсу и не нравилась. Если бы Квай проявил настойчивость, если бы он объединил одиночек, которые бы выступили единым фронтом… О, Мейс тогда первый бы проголосовал за присвоение мастеру титула магистра.

Но Джинн предпочел уйти… И вот это изумило коруна до глубины души. Уж если этот пофигист смог преодолеть свое смирение и найти в себе силы и мужество проявить неповиновение, пусть и таким образом… Винду отлично понимал, что такая оценка не слишком подходит джедаю, что сам он смотрит на окружающих слишком жестко, слишком резко, слишком… на грани.

И поступок Джинна наглядно показал: Люк Скайуокер умеет мотивировать. А еще он умеет отвечать ударом на удар и действовать в рамках соглашения.

Когда они составляли договор, Мейс прекрасно понимал, к чему приведет оговорка в тексте. И он видел, что гранд-магистр Ордена Равновесия полностью с этим согласен. Тайные действия, испытания противника на прочность, поддержание себя в тонусе…

Отряд Стражей прекрасно укладывался в эту схему.

Но потом Йода решил играть грязно, и получилось то, что получилось. О том, что Оппо предложил попытаться прижать Скайуокера законно, Винду узнал постфактум. Опытный политик, он сразу понял, что это — провальная затея, и не постеснялся высказать свое мнение окружающим. Его не послушали, Орден закономерно сел в лужу, Винду попенял коллегам за идиотизм и недальновидность, расписав, к чему может привести такая поспешность. И что?

А ничего. Опять то же самое!

Получив отчет с Набу, магистр первым делом изучил протоколы пропущенных заседаний Сената, после чего схватился за голову. Скайуокер переиграл их по всем статьям, а в том, что это его инициатива, корун был твердо уверен. Мейс снова принялся капать на мозги окружающим, предупреждая, но его не услышали.

И вот теперь Винду трясет от гнева, а его собратья смотрят на него упрямыми взглядами, сопротивляясь попыткам объяснить. И самое печальное, что корун отлично видел, с чем это связано: страх.

Высший Совет Ордена джедаев до умопомрачения боялся… перемен.

Мужчина покачал головой, развернулся и молча вышел из зала. Бесполезно. Все это бесполезно. Через три дня Орден сотрясет до основания, и вот тогда Мейс увидит, чего стоят попытки сохранить статус-кво.

Мужчина шагал по коридорам, распугивая встречных одним своим видом, мрачно размышляя о том, что нет ничего опаснее страха. Страх застилает глаза, парализует волю и направляет в неверную сторону.

Магистр Мейс Винду, Глас Совета, вышел на крышу храма, остановившись на маленьком балкончике, вперив полный ярости взгляд в пространство. Когда-то, когда он был совсем мальчишкой, Мейс мечтал изменить мир, он мечтал совершать подвиги и войти в историю.

Кто же знал, что шанс осуществить детские мечты наступит через несколько десятков лет?

— Будущее всегда в движении, — прошептал мужчина, вспоминая любимое высказывание Йоды. — Что ж… Я к этому готов.

Корун смиренно склонил голову, соскальзывая в транс. Темные эмоции окружили мужчину, словно стенки колодца, но многоопытный магистр прекрасно видел сияющие над его головой звезды.

***

— Уважаемый Сенат… — летающая платформа зависла в середине огромного зала, вкрадчивый голос Палпатина наполнил помещение. Мейс, мрачно ухмыляясь, стоял, сложив руки на груди, впереди сидел Йода, за спиной молчали Шаак Ти и Пло Кун.

Винду был спокоен, только кривая усмешка, возникающая время от времени на его лице, давала понять, что не все так просто, как кажется. Мужчина не знал, как так получилось, что зал Сената не был полон, но списывать этот факт на удачу не стал. Магистр ощущал тотальную уверенность в том, что сегодняшнее заседание станет поворотным, а полупустой зал только укрепил его в этой уверенности. Самые значительные события, переворачивающие вселенную, зачастую так и происходят: незаметно, словно малозначительно… Вот только эффект…

— Сегодня мы собрались по крайне необычному поводу, — сенатор обвел помещение тяжелым взглядом, его голос был сух и тверд. — Сегодня мы должны решить… Имеет ли право Орден джедаев арестовывать кого-либо только на основании того, что разумный исповедует другую религию.

В зале на миг наступила напряженная тишина, неожиданно взорвавшаяся негодованием, яростью, недоумением, злорадством и искренним возмущением. Часть присутствующих листала расписание, часть переговаривалась, от ложи Бейла Органы, одного из самых влиятельных политиков, исходило напряженное внимание.

Мейс усмехнулся. Всё. Одна фраза — и они проиграли. Кос Палпатин — настоящий набуанец. Прирожденный интриган… Недаром Люк Скайуокер выбрал для проживания именно эту планету. Сенатор уже выиграл, всего парой слов добившись необходимого эффекта. Сенаторы чрезвычайно любят свои права и терпеть не могут, когда на них покушаются… Отстраненные размышления мужчины прервали возмущенные возгласы: Палпатин продолжил планомерно забивать гвозди в крышку гроба Ордена.

— … попытались арестовать лорда Скайуокера, советника его величества Варуны, короля Набу, на основании того, что лорд Скайуокер, являющийся Одаренным, не принадлежит к конфессии, к которой относится Орден джедаев.

— Какая наглость! — раздался первый возмущенный комментарий.

— Поздравляю, гранд-магистр, — густой голос коруна наполнил ложу. — Поздравляю, магистры Шаак Ти и Пло Кун. Жаль, Оппо Ранцизис не присутствует, его бы я тоже поздравил. Вы довольны?

— Это еще ничего не значит, — повернулся кел-дор, — сенаторы еще поддержат наше решение…

— Сенаторы, — равнодушно оборвал его корун, — оплюют нас. Показательно.

— Почему? — тогрута придвинулась ближе, вглядываясь в лицо Винду. Мужчина изогнул бровь:

— Почему? Ти, я ожидал от тебя большего! Слушай!

— С каких пор джедаи решают, какая религия правильная, а какая — нет? — сверкающий драгоценностями гуманоид потрясал худыми руками. — А как же право на свободу и самоопределение?! Кто им дал такое право?

— Они посмели указывать что-то лорду? — представитель Ондерона гневно напыжился. — Видимо, снова решили, что могут уничтожать представителей высшего общества! Насаждать свое понимание! Искоренять династии! Мы помним, кто уничтожил законную власть на нашей планете!

— Что? — опешила тогрута. — Но ведь… Фридон Надд! Тьма… Все знают…

— Я буду исповедовать ту религию, которую исповедовали мои предки!

— Не имеют права!

Зал гудел, что заставляло тогруту растерянно озираться.

— Довольны, гранд-магистр?

Йода вздохнул, вставая. Платформа поплыла вперед.

— Тьма застилает взор ваш, сенаторы, — старческий голос заставил умолкнуть возмущенные вопли, внимание сенаторов сконцентрировалось на маленьком зеленокожем гуманоиде. — Гнев разум затуманил. Вопрос не в исповедуемой религии, а в правах Ордена. Веками мы Республику защищали, веками покой хранили. Веками на страже законов стояли… — Сила Йоды растеклась по залу, успокаивая, снимая напряжение, настраивая на вполне определенный лад. Мягко… Незаметно… На лицо смотрящего прямо на ложу джедаев Люка Скайуокера, стоящего на платформе, зависшей посреди зала, выползла нехорошая усмешка.

54
{"b":"575001","o":1}