ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Реаниматолог. Записки оптимиста
10 аргументов удалить все свои аккаунты в социальных сетях
Империя Млечного Пути. Книга 2. Рейтар
Homo Futurus. Облачный Мир: эволюция сознания и технологий
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Размороженный. Книга 3. GoodGame
Шантаж с оттенком страсти
Сладости без сахара. Пирожные, торты, печенье, конфеты
Тайная жизнь слов: тормашки и компания

– Хм-м-м, пожалуй, я была бы не против.

Ее обнаженная светлая кожа особенно явно контрастировала на фоне

темного постельного белья. Я пробежал взглядом по ее телу и несмотря на

сегодняшнее возвращение и, скорее всего, грядущий не самый приятный

разговор, который откладывался до последнего, не смог отвернуться.

– Мне нужно сначала в душ, но… – пытаясь собрать мысли воедино,

сказал я, но так и не смог оторвать взгляд от ее груди. Маленькие розовые

соски затвердели от прохладного утреннего воздуха, а кожа покрылась

мурашками, когда она потянулась, выгнув спину.

– Хм, душ, – Пиппа села, свесив ноги с кровати. – А вот это отличная

идея.

Посмотрев ей в глаза, я заметил озорной блеск.

Наверное, не я один избегал разговоров.

Пиппа встала и подошла ко мне. Притворно надув губы, она провела

пальцем по моему нахмуренному лбу.

– Ты помнишь наш уговор? – встав на цыпочки, она звонко чмокнула

меня в губы. – Расслабься.

От близости ее обнаженного тела к моему одетому я почувствовал, как

начал твердеть член. От нее пахло теплом. Смесью меда, ванили и чего-то

безоговорочно принадлежащего Пиппе, что я захотел снова попробовать,

просто чтобы напомнить себе, как она ощущается у меня на языке.

Поцеловав меня еще раз, Пиппа отправилась в ванную. Мой взгляд

пропутешествовал по изгибу ее спины, округлой заднице и ниже, по

длинным ногам. Она исчезла из виду, и я услышал шум включенной воды,

после чего захлопнулась дверь душевой.

Я посмотрел в окно. Логика делала все возможное, чтобы накидать мне

причин, почему мне не стоит стаскивать с себя остаток одежды,

присоединяться к ней и, забыв обо всем на свете, трахать ее у стены душевой

https://vk.com/beautiful_bastard_club

кабины. Через несколько часов мы уезжали – назад в Бостон, туда, где, как я

прекрасно знал, меня ждал неизбежный кавардак. Пиппа поедет к своему

дедушке, а потом вернется в Лондон. Не означало ли это, что мне стоит

перестать играть в семью и начать думать о реальной жизни?

Я услышал, как она что-то напевала, и это выдернуло меня из

размышлений. Заглянув в ванную, увидел ее силуэт за запотевшей дверью.

Глупо даже рассматривать вариант, что я к ней не присоединюсь.

***

Поскольку перед отъездом нам нужно было опустошить холодильник,

нашим последним завтраком можно запросто накормить целую армию. Пока

Уилл раз за разом наливал тесто для блинчиков на сковородку, Найл

занимался колбасками и беконом. Руби с Пиппой нарезали дыню, клубнику,

бананы и вообще все, что можно было добавить во фруктовый салат, а я

выжал, наверное, литров пять апельсинового сока.

Мы слопали все это под песни Тома Петти, доносившиеся из гостиной, и

если существовал лучший способ завершить отпуск, вообразить его было

трудно.

И вот посуда вымыта, а багаж отнесен к машине. Мы с Пиппой

улыбались, когда проходили мимо друг друга во время сборов. Еще вчера я, не задумываясь, прижал бы ее к стене, уговорил улизнуть в лес или заперся с

ней в спальне.

А сейчас словно прозвучал какой-то сигнал, и времени на это у нас

больше не осталось. Словно вышел наш срок годности. Руки теперь каждый

держал при себе, а на губах красовались счастливые улыбки. И больше

никаких прикосновений, дразнящих поцелуев или спешных ласок. Мы снова

стали друзьями, скорее даже близкими знакомыми. И этого должно было

быть достаточно.

Когда все собрались и попрощались с нашим прекрасным домиком, мы

отправились домой. Большую часть дороги сюда за рулем сидел Уилл,

поэтому когда заметил, что он зевает, я предложил вести первую половину

пути. Я говорил себе, что вызвался, желая помочь, а не чтобы отстраниться, ведь мне придется сконцентрироваться на дороге, а не на разговорах – или на

их отсутствии.

Пиппа села на один из задних рядов рядом с Уиллом, который после

гигантского завтрака – не говоря о его бессменной кухонной вахте в течение

всех этих дней и, скорее всего, немалом количестве секса – вырубился

практически сразу. Первое время все о чем-то болтали, а потом разговоры

стихли, и те, кто не спал, надели наушники. Звука голоса Пиппы ощутимо не

хватало, и его отсутствие эхом раздавалось у меня в ушах. Большую часть

дороги она выглядела задумчивой, и время от времени я поглядывал на нее в

зеркало заднего вида. Еще больше легких улыбок. Еще больше дружеских

кивков.

https://vk.com/beautiful_bastard_club

После заправки мы с Уиллом поменялись местами, и я пересел на пустое

место рядом с Пиппой. Лес сменился лугами, а в результате и проселочная

дорога сменилась шоссе. А полупустое шоссе в свою очередь – улицами с

высокими домами, автомобилями и огромным количеством людей. Пиппа

оставалась заметно тихой. Тот молчаливый комфорт, что я ощущал рядом с

ней всю неделю, куда-то исчез, а на его месте появилась почти осязаемая

тишина, растущая с каждым километром и в результате ощущавшаяся еще

одним человеком, сидящим между нами.

Невидящим взглядом я смотрел в окно, пока мы сворачивали с одной

улицы на другую, и множество случайных мыслей пролетало у меня в

голове. Я задавался вопросом, была ли Пиппа рада вернуться домой. Отчасти

я ожидал этого от нее. Ведь ее жизнь была в Англии: ее мамы, квартира,

работа. Но еще там было и то, от чего она сбежала сюда – в том числе и та

«бледная задница», как она часто называла Марка.

И это привело мои мысли к изначальной причине ее приезда. Ей было

больно – достаточно больно, чтобы она выгнала его из квартиры, в которой

они жили вместе, и полетела на другой конец земного шара, чтобы

отстраниться. Возможно, я не впечатляющ в качестве бойфренда и уж точно

гораздо хуже как муж, но я никогда не изменял. А Пиппа жизнерадостная и

умная, забавная и красивая, и я почувствовал удовлетворение, понимая, как

быстро она поняла, что Марк ее не заслуживает и потерял ее навсегда.

Но, конечно же, будут и другие мужчины, я это понимал. Моя рука сама

собой поднялась к груди и потерла ее, почувствовав там неожиданное

напряжение. Было ошеломляюще заметить, что мысль о начавшей

встречаться с кем-то еще Бекки – как и о том, что она вышла замуж – меня

никогда особо не беспокоила, а вот от идеи, что Пиппа возвращается в

Лондон, на душе стало мрачно.

Это не значит, что потерять Бекки мне не было адски тяжело, просто та

боль была недолгой. Оставило след то, как именно она ушла – и мое

полнейшее недоумение по этому поводу – а не сам факт ее ухода.

С Пиппой все было по-другому. Она словно электрический заряд.

Вспышка света. Влюбляться в Пиппу и наблюдать, как она уходит, – все

равно что наблюдать, как кто-то погасил солнце.

Впервые за все это время я на самом деле посочувствовал Марку.

Машина остановилась, и, заморгав, я огляделся вокруг и понял, что мы

остановились рядом с отелем Руби и Найла. Все вышли, а я занял себя тем, что пошел выгружать их багаж и переставить оставшийся.

Я пожал руку Найлу и обнял Руби, улыбнувшись остальным через ее

плечо – Руби была мастер обнимашек. Она попрощалась с Пиппой и взяла с

нее обещание встретиться, как только та вернется в Великобританию.

Дискомфорт в моей груди появился снова.

Когда мы снова сели в машину, все казались бодрыми и заметно более

активными, но отсутствие Руби и Найла было сильно ощутимо. Я смотрел,

как Зиггс проверяла сообщения в телефона Уилла, хихикая над полными

тревоги смс-ками от Беннетта. Мой телефон лежал в рюкзаке у моих ног, и,

https://vk.com/beautiful_bastard_club

наверное, уже давно подключился к сети, но доставать его я не стал,

46
{"b":"575002","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гадкая ночь
Секрет гробницы фараона
Владычица озера
Призраки Сумеречного базара. Книга вторая
FERA. Апокалипсис: пособие по выживанию
Системное мышление 2019
Вверх! По лестнице успеха. Книга-мотиватор
Понаехавшая
Выжившие