ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Про ЭТО
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Чапаев и пустота
Лягушонок Ливерпуль
Кровь на Дону
Леди и Бродяга
Рождественский экспресс
Почти человек
Облачный атлас

Ёсио был ксенобиологом и животных обожал до страсти. К любой инопланетной твари умел найти подход и войти в доверие. А вот с людьми отношения как-то не складывались. Сорок лет, а нет ни семьи, ни любимой девушки. Конечно, он постоянно мотался по галактике, нигде не задерживаясь надолго, но с другой стороны, похоже, Ёсио сам не слишком хотел с кем-то сближаться, и вместо голограмм близких людей комнату биолога украшали изображения забавных зверьков с разных планет.

Теперь эти снимки лежали в небольшом контейнере вместе с другими личными вещами биолога. Их было немного: плеер с любимыми записями, шахматный комплект с крохотными пластмассовыми фигурками, дымчато-серебристый кристалл с Угарды, внутри которого навеки застыло большеглазое крылатое насекомое...

Здесь, на Фливии, биолог держался особняком, но относился ко всем ровно и с уважением, так что неприязни к нему никто не испытывал, правда, и сойтись с ним никто, кроме Лидии, не пытался. Ей нравился Ёсио, нравилось слушать, как он увлекательно и вдохновенно рассказывает о диковинных обитателях других миров. У Лидии всегда получалось его разговорить... пока не случилась эта история с паутинником.

Паутинники были рослыми зверюгами, страшными и неприятными на вид. Они напоминали огромных кенгуру, потому что стояли на сильных задних ногах, опираясь на мощный хвост. Но на этом сходство с симпатичными земными сумчатыми заканчивалось. Туловище паутинника покрывали круглые наросты, из которых пучками торчали длинные жёсткие щетинки. Сверху на щетинках висели тонкие полупрозрачные нити. Они тянулись от одного пучка к другому и плотно окутывали зверя, образуя замысловатые переплетения, похожие на паутину. Из этого белёсого облака торчали мокро блестящее, вытянутое рыло и маленькие передние лапки, жутковато напоминавшие человеческие руки.

Паутинники всегда держались подальше от людей, но в тот день один из них вдруг вышел из леса и направился прямиком к куполу. Зверь двигался медленно, но, несмотря на солидный вес, легко и бесшумно. Вытянутый стрелой хвост равномерно покачивался из стороны в сторону, задние ноги мягко ступали по земле, паутинное облако подрагивало, искрясь и поблескивая на солнце.

Геологи Имре и Дана неторопливо шли к станции, о чём-то беседуя. Беседа быстро переросла в бурный спор, Дана забежала вперед Имре и развернулась к нему лицом, оживлённо жестикулируя и яростно доказывая свою точку зрения, да так и застыла с нелепо расставленными руками и выпученными глазами, позабыв, о чём говорила. Имре резко обернулся, рука его скользнула к правому бедру, нащупывая кобуру. Паутинник был уже метрах в десяти и продолжал двигаться вперёд, вытянув длинное рыло к людям. Внезапно он поднял передние лапы вверх, приоткрыл пасть и издал громкий протяжный свист. Внешний люк станции открылся, и оттуда с криком "Не трога-а-ать!!!" выскочил Ёсио. Но было поздно: зверь, с дымящейся дырой в шее, рухнул на землю.

Ёсио подбежал к мёртвому зверю и опустился рядом с ним на колени. Ветер колыхал белёсое облако, неожиданно легко отрывая паутину от щетинок. Клоки спутанных нитей подхватывались воздушным потоком и уносились прочь. Имре и Дана подошли к биологу.

- Зачем? - спросил Ёсио, не поднимая головы.

- Он хотел напасть на нас, - ответил Имре, убирая пистолет в кобуру.

- Ой! Смотри, он жив? - воскликнула Дана.

Туша зверя шевелилась. Вся паутина уже разлетелась, открыв серую, сплошь в крупных бородавках, шкуру существа. Кожа на его боках вспучивалась и опадала, так что сперва и правда казалось, что животное дышит, пока не стали лопаться бородавки, и из них не полезли наружу розовые прозрачные змейки. Их маленькие круглые головки были увенчаны пучками щетинок, тех самых, что раньше торчали из кожи зверя, поддерживая паутинное облако.

- Чёрт, что это ещё за гадость? - Дана попятилась. - Паразиты?

Змейки выбирались на поверхность и медленно спускались по шкуре паутинника, оставляя блестящий след.

- Симбионты, - сказал Ёсио, осторожно подхватив одну из змеек. - Мутуалистический симбиоз... Эти существа и паутинник не способны жить друг без друга.

Имре пожал плечами и зашагал к станции. Дана ещё немного постояла, с отвращением разглядывая распростёртую на земле тушу, потом развернулась и тоже направилась к куполу. На станции она столкнулась с Лидией и рассказала о случившемся. Та быстро надела защитный костюм и выбежала наружу. Биолог всё ещё сидел возле убитого зверя. Несколько змеек уже спустились на землю и со скоростью миллиметра три в секунду пытались уползти прочь, остальные неподвижно застыли на шкуре паутинника.

- Ёсио, - позвала Лидия.

Биолог не откликнулся. Он сидел неподвижно, как изваяние. Лидия опустилась рядом с ним на корточки и взяла за плечо. Ёсио не обратил на это никакого внимания, оставаясь в той же каменной позе.

- Ёс! - Лидия развернула его лицом к себе и ахнула. Глаза Ёсио были закрыты, и через прозрачное забрало шлема биолога она увидела, что его голову охватывает повязка из ткани, и внутри неё что-то шевелится. Ёсио открыл глаза, и шевеление тут же прекратилось.

- Ты что, Лида? - Его взгляд был глубоким и внимательным. Ёсио всегда так смотрел.

- Я... - женщина растерянно умолкла, глядя на повязку. Просто полоса из свернутой ткани. Совершенно обычной ткани. Может, ей показалось? - Ты так неподвижно сидел...

- Я задумался, - Ёсио извлёк из притороченной к поясу сумки пачку пластиковых пакетов и стал аккуратно укладывать в них мёртвых змеек.

- Помочь?

- Не надо, я сам.

- Ну, как хочешь. - Лидия поднялась. - Не буду тебе мешать.

Вечером в столовой она подошла к столику Ёсио.

- Можно?

Биолог безразлично пожал плечами. Лидия уселась напротив него и сразу же принялась за "тушёный картофель с грибами". Блюдо выглядело как невразумительная жёлто-коричневая каша, но Лидия не привыкла привередничать. Съедобно, и ладно. Синтезатор пищи делает, что умеет. Ёсио, видно, думал так же, и некоторое время оба сосредоточенно жевали, уставившись каждый в свою тарелку.

- Слушай, Ёсио, - покончив с "картошкой", сказала Лидия, - а тот паутинник... он что, особенный? Почему он пришёл?

Биолог хмыкнул и взялся за какао. За столиком повисло молчание.

- Послушай, Ёс, я тебя понимаю. Мне тоже жаль зверя...

- Ничего тебе не жаль! А остальным тем более... Человеку вообще плевать на всех, кроме себя.

- Ты так говоришь, будто сам - не человек, - усмехнулась Лидия, неприятно задетая его словами.

Ёсио ничего не ответил. Допив какао, он поставил пустую чашку на стол и вдруг сказал:

- Он шёл ко мне.

- Паутинник?

Ёсио кивнул и встал, собираясь уйти.

- Подожди, Ёс, я не понимаю! Как это - к тебе? Зачем?

- Извини, Лида, но я не могу сейчас объяснять. В другой раз.

Но другого раза не получилось. На следующее утро Ёсио пропал. Его не было на станции, и установить с ним связь не удавалось.

Неделю его искали, пока во время очередного прочёсывания ближнего леса один из техников вдруг не провалился под землю. Яма оказалась глубокой - техник вывихнул плечо и сильно повредил ногу. Сверху яму скрывали от глаз плети стелющегося по земле растения. На дне обнаружили защитный костюм Ёсио. Техника подняли, костюм биолога тоже извлекли и тщательно осмотрели: был повреждён только встроенный коммуникатор, вот почему Ёсио не мог выйти на связь, а в остальном с костюмом всё оказалось в порядке - застёжки не сломаны, но разомкнуты, на ткани нет никаких разрывов, дыхательный аппарат исправен. Создавалось впечатление, что биолог снял костюм, бросил в яму и ушёл в неизвестном направлении. Понимая, что это полнейший нонсенс, поисковая группа обследовала буквально каждый сантиметр леса в пределах километра от ямы, но самого Ёсио так и не нашла. Скрупулёзное изучение костюма в лаборатории тоже не дало никаких результатов.

Ясно было одно: вне станции и без защитного костюма Ёсио не мог выжить в ядовитой атмосфере Фливии. Аммиак, сероводород и другие едкие соединения содержались в ней в смертельных для человека дозах. И если биолог, решив покончить жизнь самоубийством, снял защитный костюм, то не сделал бы и пяти шагов, кашляя и корчась в мучительных предсмертных спазмах от удушья и агрессивного действия газов, разъедающих слизистую оболочку дыхательных путей. Лидия как химик отлично это понимала. Да и остальные не сомневались, что Ёсио погиб, а с его телом, по всей видимости, расправились дикие звери. Конечно, странно, что не осталось совсем никаких следов, но кто знает, на что способны местные обитатели леса.

5
{"b":"575004","o":1}