ЛитМир - Электронная Библиотека

- Да так...

Не удержавшись, я посмотрел на дежурного и быстро отвёл глаза, но Орлова заметила.

- Ревнуешь, что ли? - спросила она и, не дожидаясь ответа, скомандовала: - Ложись!

Я опустился на узкую лежанку в нише, окружённой приборами.

- Ничего я не ревную...

Орлова наклонилась и поцеловала меня в губы. Я хотел ещё и потянулся к ней, но она уже держала в руках шлем, от которого, как щупальца от медузы, тянулись провода.

Прохладные зажимы плотно охватили череп, по телу прошла дрожь.

Орлова вставила цилиндр в приёмник, и меня вдруг охватило беспокойство. Казалось, я забыл учесть какой-то фактор, не выяснил что-то важное, но я никак не мог понять, что именно.

Раздался тихий чмок, и кристалл вместе с окружавшей его жидкостью исчез в недрах машины.

- До встречи, Федя! - ласково сказала Орлова и коснулась сенсора активации программы восстановления.

В этот момент вызывавшая беспокойство мысль попала наконец в фокус!

Она была о том, что никто ещё не пробовал восстанавливать вырезанного суба, когда остальные уже слились в единую личность. Моё синтезированное состояние - вот тот неучтённый фактор, который сделает всю процедуру непредсказуемой!

Я хотел крикнуть "Стой!", но рот не открылся. Тело мне больше не повиновалось. Глаза перестали видеть, словно ослеплённые ярким белым светом, и я их закрыл. Ещё секунду невысказанный вопрос вертелся в сознании, а потом оно померкло, и наступила темнота.

II

1

Словно сквозь вату, я услышал мелодию вызова и увидел, как в тумане, что Аня подошла к кому. Что она сказала, мне разобрать не удалось, сознание уплывало, я никак не мог овладеть телом и принять сидячее положение.

Потом передо мной возникло Анино лицо - испуганное, в глазах отчаяние. Она трясла меня за плечи, и голова моя то вскидывалась, то падала на грудь, из-за чего её лицо то появлялось, то исчезало из поля зрения.

- Фёдор, очнись! Да очнись же ты, фрики тебя разукрась! - кричала она. - Они идут! Идут за тобой!

В следующем кадре её щёки уже были залиты слезами. До меня наконец начала доходить серьёзность ситуации.

- У-у-а-арь, - неожиданно для себя промычал я, кое-как удерживая голову в вертикальном положении.

- Что?!?

- Мменя ударь, пжалсст.

Аня сглотнула и стукнула меня кулаком сверху по голове. Это было совсем не то, что я просил, но говорить стало чуть легче.

- Да нет, по лицу!

Она ударила меня по щеке. В ушах щёлкнуло, как будто лопнула закрывавшая их до этого толстая плёнка.

- Бей! - попытался крикнуть я, но вышло лишь немного громче, чем до этого. - Бей со всей силы!

- Ладно! - Она шмыгнула носом, а потом размахнулась и влепила мне такую затрещину, что я свалился с лежанки.

Приземлившись, как кошка, на четвереньки, я тряхнул головой и сознание резко прояснилось, словно в тёмной до этого голове вспыхнул мощный прожектор. Я вскочил и схватил лежавший на столе парализатор.

- Отлично, молодец!

- Федя?

- Да, да! Почему не сработало?

- Что не сработало? - не поняла Аня.

- Удаление ... что ж ещё! - выругался я.

- О святые кластеры! - Она прижала руку ко рту, глядя на меня округлившимися глазами.

- Аня, чёрт, у нас нет времени! - Я тряхнул её за плечи, прислушиваясь к отдалённому шуму лифта.

- Мы восстановили тебя, восстановили Фёдора с кристалла!

- Восстановили?.. - этим словом она меня, как кувалдой, по башке огрела. - Что... - Я вспомнил про повязку на глазах и ощупал голову - нет, не сдвинута, её просто нет! - посмотрел на свою одежду - не та! - окинул взглядом помещение - всё не так! Не так, как когда мы пришли сюда! И парня этого, за столом спящего, здесь не было!

Смысл произошедшего прояснялся, но времени поражаться и додумывать не оставалось, поэтому я, отбросив эмоции, заставил себя сосредоточиться на главном: уйти и вывести Аню из-под удара.

- Что с ним? - я ткнул пальцем в парня.

- Снотворное.

Я вывел парализатор на максимум и почти в упор пальнул спящему в затылок - тело его дёрнулось и снова обмякло - пара недель полной амнезии парню обеспечена.

- Скажешь, что я заявился к тебе и, угрожая убить, заставил привести сюда, - я убавил заряд парализатора до минимума, - поняла?

Она молча кивнула.

- Знать ничего больше не знаешь, продержись несколько дней, я вернусь за тобой.

- Да.

В коридоре раздался топот, Аня вздрогнула, по щекам снова покатились слёзы.

- Сюда!! - заорал я, ткнув пальцем, где встать.

Она подбежала к указанному месту, я спустил курок и прежде, чем её тело упало точно на лежанку, уже сунул оружие за пояс, вскочил на шкаф и вырвал решётку вентиляции: я заранее наполовину вывинтил удерживающие её шурупы. Я готовился к любому варианту и, прежде чем лишиться себя, продумал план отступления, если придётся спешно отсюда уходить.

Солдаты СБ ворвались в комнату, но меня там уже не было. Я уходил по вентиляции, через технические туннели, потом по крышам и узким вертикальным лестницам. Мне был отлично знаком этот путь, и тело само совершало нужные движения.

2

Я покинул наукогородок ЦВМЛ на терпеливо дожидавшемся меня в контейнере на южных складах "Шмеле". Аэромаш это был, надо сказать, видавший виды. Ему давно требовался ремонт, но я не успел этим заняться до удаления Федора, так и бросил здесь до лучших времён, позаботившись лишь о том, чтобы "Шмель" был на ходу. Ход этот, конечно, был настолько далёк от совершенства, что подняться в воздух я остерёгся и четыре с лишним часа пилил по объездным, удалённым от магистралей с полицейскими пунктами, плохим и потому мало кем используемым дорогам, чтобы добраться до заброшенного здания на промышленной окраине города. Отсюда через подвал можно было попасть в помещение, куда я вывез нашу лабораторию, когда запахло жареным.

Ребята встретили меня, мягко говоря, настороженно. Я появился неожиданно, не в оговоренное время, и это их напугало.

К тому же я ни черта не помнил, кем был, как жил и что делал после удаления Фёдора, не мог переключиться на других своих субов, и вообще не чувствовал их существования. Если бы не скумар, я бы даже не знал ни их имён, ни что их девять. Как такое возможно? Что стало с моим п-ключом? Как и куда могла деться программа переключения, неотъемлемая часть памяти каждого суба? Вопросы оставались без ответов.

Фёдора (или Эфа, как прозвали меня ребята) среди позиций не было, и логика подсказывала, что это я сам, прежде чем себя удалить, заказал и поставил новый маркер. Однако среди воспоминаний ничего такого не всплывало, как я ни старался, а значит, скумар мне поменял кто-то другой, причём уже после записи Эфа на кристалл.

Разумом, сверяясь с объективными данными, я понимал, что до восстановления меня с кристалла прошла пара месяцев, но по моим ощущениям этого периода не существовало, и оставалось только гадать, почему так получилось.

Ясно было одно: если бы я оказался предателем и слил инфу о ребятах и лаборатории, их бы уже накрыли - так я им и сказал. Но они всё равно, игнорируя мои призывы думать логически, вкатили мне сыворотку правды и долго выпытывали, не пошёл ли я на сотрудничество с СБ. Потом ушли, а я повалился на стоявшую в комнате узкую койку и отрубился.

А когда проснулся, рядом снова стояли Борода и Муха, и с ними ещё Кира. Она улыбнулась, открыла дверь и крикнула в коридор:

- Эй, Тимка! Где ты там? Тим!

- Чего? - раздался за стенкой знакомый голос и звук шагов.

- Иди сюда! Давай скорей, не пожалеешь! - Кира рассмеялась и распахнула дверь настежь.

Звук медленных шагов сменился быстрым топотом, и через пять секунд на пороге возник Тим.

- Дядя Эф! - возопил мальчишка, бросаясь мне на шею.

- Здорово, приятель! - Я обнял Тима. - Ну, как ты?

62
{"b":"575004","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кукла затворника
Пепел книжных страниц
Мужчина и женщина. Универсальные правила
Скелет в шкафу
Призрак дома на холме. Мы живем в замке
В сторону Новой Зеландии
Слепой убийца
The Power of Now. Сила настоящего
Кошмар на улице дачной