ЛитМир - Электронная Библиотека

Пришелец обнаружился на кровати. Не зажигая света, я медленно двинулся к нему. Сочный храп прекратился, и фигура на кровати завозилась. Я остановился, наставив на неё пистолет.

- Эф, это ты? - раздался знакомый голос.

- Профессор?! - поразился я, продолжая держать его на мушке.

- Да, - сказал Гаврюхин, садясь на кровати. - Прости, я спал и не слышал, как ты вошёл.

- Не слышал он! Да ты храпел тут на всю вселенную, Проф! Чёрт! Да как ты, вообще, здесь оказался?!

- Сбежал из Цева.

- А про эту квартиру откуда знаешь и как вошёл?

- Всему своё время, Эф, всему своё время! - непонятно ответил Гаврюхин, включая сразу весь свет.

- Фрики тебя разукрась, Проф! - полуослепший от ярких ламп, я не опускал пистолета. - Так ведь можно было и на пулю нарваться, не боишься?

- Я уже слишком стар, чтобы чего-то бояться. - Он с кряхтеньем слез с кровати. - Но стрелять в меня не рекомендую, если хочешь получить ответы на свои вопросы.

- Ребята сказали, что тебя арестовала СБ, - сказал я, опуская оружие.

- Как там племяш мой? - вместо ответа спросил старик. - Сто лет его не видел, где он?

- Тимка в полном порядке, не волнуйся. Он с ребятами из лаборатории.

- Отведёшь меня к нему? - он заискивающе посмотрел мне в глаза.

- Нет, Проф, не отведу. Ты что, забыл наши правила? Каждый знает как можно меньше.

- Помню-помню. И понимаю. Но повидаться так хочется! Ну пожалуйста, пожалуйста, отведи! - заканючил он, как ребёнок.

- Нельзя, Проф. Время такое, прости.

Он вздохнул и стал натягивать свитер.

- Ты не ответил на вопрос про СБ.

- А-а. Ну, арестовали меня, да, - нервно хохотнул старикан. - Закономерный, в общем-то, поворот, учитывая, что я сам припёрся в Цев и довольно долго болтался у них под носом, вынюхивая твои следы и смущая расспросами честных субов.

- Ты искал меня?

- Тебя, тебя, мой мальчик! - Профессор похлопал меня по плечу и прошаркал к двери.

Я молча двинулся за ним, напрягая свои давно уже переутомлённые извилины, в очередной бесплодной попытке вспомнить, где и кем я был после переноса себя на кристалл - ведь именно в это время, по всей видимости, старик рискнул заявиться в закрытый городок ЦВМЛ.

Войдя на кухню, Гаврюхин включил чайник и по-хозяйски полез в шкаф за посудой.

- Похоже, ты тут не первый день и уже вполне освоился, - сказал я.

- Я тут уже несколько дней. Жду, когда ты придёшь. Присаживайся, - он поставил на стол два стакана.

Автоматически опустившись на предложенное место, я наблюдал, как старикан разливает чай.

- Не помню, чтобы говорил тебе об этой квартире. Да и с чего ты взял, что я сюда приду? Я вообще-то и не собирался даже... просто проветриться захотелось.

- Ты - нет, а вот тело твоё собиралось. Память тела, знаешь ли, вещь стоящая, хотя мы и мало уделяем этому внимания. Здесь был твой дом, Эф. Твой дом. И ты пришёл бы сюда обязательно, не мог не прийти.

Меня охватило чувство нереальности происходящего. Я взял один из стаканов и отхлебнул горячего чая. Тепло разлилось по телу, я принялся жадно пить, стремясь продлить это простое удовольствие.

- Ты сильно устал, мой мальчик, - наблюдая за мной, сказал старик. - Тяжело было?

Я молча пожал плечами.

- Ничего, - он закивал, тряся белой бородкой. - Фёдору многое по плечу. Это сильная личность. Хорошая, непростая личность - синтез двадцати субов!

- Что?.. - Я всматривался в лицо Профа: может, он меня разыгрывает? Нет, не похоже - старик был серьёзен. - Но как? Почему я ничего об этом не помню?

- Ты помнил. Раньше, сразу после синтеза в Фёдора. Когда ты ещё чувствовал своих субов. Запись на кристалл сыграла роль котла, сварившего воспоминания в единое и неделимое целое. После восстановления ты получил память о жизни и поведении одного человека, а то, что противоречило этому, твоё новое сознание Фёдора просто отбросило. Побочный эффект перезаписи с кристалла в мозг. Часть памяти каждого из субов сгинула в угоду слитности. Если, например, один суб любил наесться на ночь мяса, а другой считал это вредным и перед сном употреблял только кефир - ты будешь помнить только одно из двух: то, что лучше вписывается в общую схему жизни.

- Откуда ты знаешь про запись на кристалл?

- Это я потом уже догадался, а сначала я знал только, что СБ тебя арестовала и отправила в Цев, но наша лаборатория продолжает работать и вскоре будет акция... А потом бац! - эта жуткая новость о взрыве на складе! Люди погибли, АС-2 пропал, многие из синтезатов отчаялись, - казалось, всё катится в тартарары. И я решил, что должен тебя увидеть, должен понять что, вообще, происходит. Пришлось пробраться в городок и там начать поиски. Надо сказать, я в этом преуспел и уже даже разузнал, где ты живёшь, когда меня сцапали. Видно, настучал кто-то. Но нет худа без добра: буквально через день я столкнулся с тобой нос к носу, - старикан громко хихикнул.

- Не смешно, Проф! Так рисковать... А если бы они тебя отпрошили и мозги промыли, накачали дрянью какой-нибудь?

- Как ты меня сходу отпрошишь, если я давным-давно синтезнулся? Моё сознание теперь уже не так-то просто расщепить, требуется большая работа и куча времени! - Гаврюхин затрясся, поскрипывая, что у него означало смех крайней степени ехидности. - А насчёт дряни, так и что? Ты ведь не говорил мне, куда вывез лабораторию, где и когда состоится акция и прочее... Что нового я мог им рассказать? Что ты - тот человек, который знает, как связаться с Иксом?

- Но я не знаю, как связаться с Иксом! - перебил я Гаврюхина. - Чёрт, да я понятия не имею, где он и кто, фрики меня разукрась!

- Сейчас не об этом, - Проф повёл рукой, словно смахивая моё возмущение. - А о том, что всё, что я мог выдать - было известно им и без меня, потому-то за тобой и охотились, потому ты и вырезал Эфа. Я сразу догадался, что ты это сделал, когда узнал, в каком виде тебя обнаружили. Да, ты - молодец, это было очень умно! После того, как они поняли, что Фёдора в тебе больше нет, ты стал им неинтересен. И ходил по Цеву как отработанный материал с промытыми мозгами. Но я-то сумел вернуть тебя к работе. Я это сделал!

- Но как? Как?!

- Я спровоцировал у тебя синтез, используя твою скороговорку: "Ошибочно и грубо рубить ребят на субы".

От этой бубняще-рычащей фразы у меня вдруг захватило дух, и возникло лёгкое головокружение.

- Так мы проверяли твою дикцию, - продолжал старик, внимательно следя за моим состоянием, и его голос отдавался в мозгу болью. - Когда у тебя первый раз произошёл всеобщий синтез, обнаружились дефекты речи, и для тренировки ты придумал скороговорку и произносил её бессчётное количество раз. Даже после того, как речь выправилась, ты, соединяясь в единую личность, всё равно её частенько по привычке повторял... В общем, эта скороговорка стала для тебя как бы символом синтеза.

Головокружение прошло, но я всё равно чувствовал себя некомфортно.

- Вижу, теперь тебя так просто не спровоцируешь, - сказал Проф. - Но тогда всё получилось. Я подумал, что ты наверняка предусмотрел, как восстановить Фёдора в случае экстремальных событий. Синтез, безусловно, такое событие и заставит тебя действовать. И я оказался прав!

Я смотрел на Гаврюхина с открытым ртом. Синтез?! От его слов у меня заболела голова.

- Погоди, Проф, я что-то совершенно запутался. Синтез кого?

- Девяти субов, оставшихся после удаления Фёдора.

- Но ты сказал, что Фёдор сам - соединение двадцати субов. Тогда каких ещё оставшихся?! Этих, что ли? - осенило меня, и я постучал по скумару, а Гаврюхин согласно кивнул. - Но как такое возможно? Разве синтез бывает частичным, это же... невероятно!.. Я никогда о таком не слышал.

- Да, ты, Эф, не слышал, но я-то знаю, какой ты уникум!

- Так расскажи мне!

Профессор взял свою чашку и, попивая чай мелкими, птичьими глоточками, какое-то время просто меня рассматривал. Я молча ждал.

Наконец, он поставил чашку на стол, откинулся на спинку стула, устало прикрыл глаза и заговорил:

64
{"b":"575004","o":1}