ЛитМир - Электронная Библиотека

Вскоре наступила первая ночь после моего странного пробуждения в этом мире. Жутко хотелось есть и пить. Удивительно, но мне казалось, что мой метаболизм значительно ускорился. Не знаю, так это или нет, но ощущения были довольно странные. Будто мне снова 17 или 18 лет, я полон жизни и не могу усидеть на месте. Но естественно это давало и свои недостатки. Например, та же потребность в еде усиливалась.Устроившись как можно удобнее, я попытался уснуть, и на какое-то время мне это удалось. Но вскоре некий посторонний шум ворвался в мои сновидения.Я открыл глаза и прислушался: снаружи шумел ветер в кронах деревьев. Стало намного прохладней, чем днём. В воздухе запахло свежестью и озоном, и я понял, что приближается гроза. Но среди этих природных звуков совсем слабо вплетался некий инородный. Я долго не мог понять, что это, пока очередной порыв ветра не донес его до меня более отчетливо. Плачь, это был, несомненно, человеческий плачь и совсем недалеко, иначе я бы его не смог услышать.

Я вскочил на ноги и, вооружившись куском покрытой ржавчиной трубы, осторожно пошел к выходу. Остановился возле дверного проёма, прислушиваясь,пытаясь сориентироваться, откуда исходит звук. Наконец, я приблизительно сумел вычислить, в какую сторону следует идти. Плач доносился с противоположной от той стороны, куда я ходил днём. Стараясь не шуметь и оставаться как можно более незаметным, я пошел на звук. Как не удивительно, но я прекрасно различал все окружающие меня предметы, несмотря на кромешную тьму. Как это получилось, непонятно. Может, снова что-то связанное с болезнью или что-то еще, но видел я хорошо, хоть и в каком-то сероватом цвете,как будто в одно мгновение на телевизоре убавили цветность и резкость. Но, тем не менее, это было лучше, чем то зрение, которым я обладал раньше.

Через несколько минут я вышел к соседнему дому. Он смотрел на меня провалом разбитых окон, и все же мне было не сюда, звук шел откуда-то выше по улице. Вскоре все же мне удалось обнаружить его источник. Около третьего дома я заметил слабый огонёк во дворе. Плач к тому моменту почти стих, но я слышал, как там кто-то тихо всхлипывает. Осторожно приблизившись к обвалившемуся местами кирпичному забору, я заглянул внутрь. На небольшой поляне из примятой травы горел костер. Света от него было мало, и скорее он даже мешал рассмотреть окружающее получше. Но я заметил одинокую фигуру, сжавшуюся на траве рядом. Это был человек, это точно. Но мне казалось, что с его пропорциями явно что-то не так. Решившись, я вошел во двор через пустой проем калитки и направился к костру. Не доходя около десятка шагов, я позвал:

-Эй, есть здесь кто?

Всхлипывания стихли и вскоре женский голос отозвался:

- Да, да! Вы кто?

Я вышел ближе к костру став в круг света, чтобы меня могли получше рассмотреть.

-Джо?! Это ты, сукин сын! Это ты со мной сделал! - Внезапно услышал я, и голос мне удалось узнать. Это было невероятно, но это была Кристи. Та самая девчонка из бара. От её неожиданного заявления я опешил, но когда она выпрямилась и шагнула ближе ко мне, я в ужасе отшатнулся.лишь с трудом удержав себя от позорного бегства.

Да, с ней явно был непорядок. И хотя она совсем не постарела с момента нашей последней встречи, но проступившая на руках и частью ногах, серая шерсть ее совсем не красила. Ее уши немного удлинились, а когда она заговорила, я увидел отнюдь не человеческие клыки у нее во рту.

- Посмотри, во что ты меня превратил!!! Зачем я только переспала с тобой тогда!!! - Она схватила ладонями лицо и, опустившись на колени, стала вновь горько рыдать.

Не секунды не мешкая, я присел рядом с ней и стал шептать успокаивающие слова, которые приходят на ум любому мужчине, когда рядом плачет женщина. Как это ни удивительно, но вскоре она успокоилась. Отстранилась от меня и села возле догорающего костра, обхватив голые колени руками. Я подбросил в пышущие жаром угли несколько обломков доски, и вскоре вновь вспыхнул древний друг и защитник людей - огонь.В его свете я рассмотрел её внешность получше. И понял, что её внешность испугала меня скорее своей неожиданностью и стереотипами. Хоть в ней и проступало нечто звериное, это было скорее косметическим налетом на теле человека.

Через несколько минут я свыкся с изменениями Кристи и полностью перестал их замечать.

-Хочешь есть?- спросила уже более спокойно моя странная спутница. И не дожидаясь ответа, подняла с травы палочку, на которой была нанизана освежеванная и хорошо прожаренная тушка какого-то мелкого зверька. Может, белки? Я с благодарностью кивнул и принялся есть. Сейчас было не до гастрономических изысков. Следовало выяснить, что здесь происходит, и Кристи пока что была моим единственным источником информации. Она явно провела в здешней реальности больше времени, чем я. Тем более меня интересовало, что случилось с ее внешностью,и не ждёт ли подобное меня.

Впрочем, ничего нового ее рассказ мне не принёс, за исключением всего двух фактов. О них чуть дальше. Итак, Кристи, как и я, после посиделок в баре у Эда и нашего с ней секса, о котором, впрочем, я совершенно ничего не помнил, отправилась домой. Ближе к утру, она почувствовала себя очень плохо. Странное желание забраться подальше и спрятаться от всех привело ее, как и меня, в подвал. Где она уснула, а проснувшись, не узнала окружающего мира. Поначалу она чувствовала себя великолепно. Сильной и здоровой и радовалась тому, что осталась жива, несмотря на то, что предстояло жить одной. Но она не унывала, сумела развести огонь и даже поставить несколько силков, как видела когда-то по телевидению. В силки попался кролик, и она обеспечила себя едой. Воду же удалось найти в пластмассовой сливной цистерне, куда раньше сбегала с крыш дождевая вода. Всё начиналось неплохо.

Но вот однажды утром по коже пошли странные покраснения, которые раздражающе чесались. Это было не похоже на грибницу, но все же испугало девушку. Она предполагала все, что угодно, даже вновь подступившую смерть, о которой она уже почти забыла. Но реальность оказалась более экзотичной и пугающей. Кожа в местах покраснения стала покрываться шерстью, самой настоящей шерстью, а отнюдь не волосами. Но начавшие изменяться зубы и удлинившиеся уши совсем привели Кристи на грань безумия. В голову лезли всевозможные фильмы ужасов и прочий бред. Она не могла понять, за что ей выпали эти испытания. Но всё же она смогла вспомнить обо мне и собаке, которая меня укусила. Она сделала выводы, и я, если честно, не знал, чем ей возразить. Конечно, возможно вскоре пробудятся ещё люди, с которыми я не контактировал вовсе. Но... По правде, это вряд ли будет служить хоть каким-то доказательством, так как есть в этом уравнении одно неизвестное, или вернее одна. Собака. Кого она могла ещё укусить, или облизать, не ясно совершенно. Не понятно также, куда девушку заведут эти странные трансформации. И возникнут ли они у меня.

Ещё Кристи сказала, что однажды в поисках полезных вещей она забралась в промышленный край города. И там она услышала далекий бой барабанов. Она не стала ни идти в их сторону, ни пытаться выяснить, кто мог производить этот звук. Разумно рассудив, что одной девушке грозит всеми понятная опасность. А в её виде еще добавлялся страх быть убитой как чудовище. По-моему она поступила просто ультра правильно и разумно. Её поступки и решения вызывали во мне все возрастающее уважение к этой молодой девчонке, по сути, подростку, которая попала в крайне щекотливую ситуацию, и сумела так разумно все обустроить.

Вскоре начался запоздалый ливень, и нам пришлось скрыться в подвале Кристи. Она призналась, что впервые за тот месяц, что провела здесь одна, она будет спать более спокойно. Мне не нужно было слышать от девушки других слов, чтобы понять, что она хочет, чтобы я остался. Да и куда мне теперь от неё идти? Она вполне возможно единственный после меня живой человек на планете. Теперь нам друг без друга никак.

Проснулся я довольно поздно, не знаю точно, во сколько, - часы я давно не носил, но думаю, ближе к обеду. Кристи рядом не было, с улицы тянуло дымком, смешанным с запахом поджаренного мяса. Можно было без труда догадаться, где она. Я даже немного смутился поначалу, подумав, что женщина просыпается ни свет, ни заря, ловит кроликов и готовит завтрак. А я, защитник и добытчик, сплю сном праведника. Но здравый смысл подсказал, что у неё было гораздо больше времени привыкнуть к новым реалиям. И не нужно требовать от себя сходу быть героем-спасателем. Обычно это плохо заканчивается.

3
{"b":"575006","o":1}