ЛитМир - Электронная Библиотека

Я почувствовал крепнущее раздражение. Что-то я их избаловал. Совсем уважение потеряли!

- Уходи, или я заставлю тебя!

- Не заставить, - Оскар спокойно сложил руки на широкой груди. - Не... можешь...

Я был в ярости: это я-то не смогу?! Да сколько раз я его побеждал! Пора кое-кому преподать урок!

Я вскочил на ноги и кинулся на Оскара. Он и не думал убегать, только напрягся, понимая, что я не шучу и схватки уже не избежать.

С самого первого движения я почувствовал, что со мной что-то не так. Мои удары были очень быстрыми по человеческим меркам, но бесконечно медленными - по звериным. Я двигался без своей обычной грации, необдуманно и неуклюже. Самое страшное заключалось в том, что я прекрасно все это понимал, но ничего не мог поделать с собственным телом, оно просто не слушалось меня!

Мое нападение на Оскара было примитивным и грубым, как прыжок неразумного детеныша. Естественно, зверь первой серии без труда ушел от атаки, но сам пока не напал, что разозлило меня еще больше.

Это ведь я научил его так двигаться! Зверей, которых я считал своими друзьями, я лично учил сражаться. Это давало им определенное преимущество и существенно повышало шансы выжить на задании. Среди этих зверей были Оскар, Цербер, Титан, Алтай и Лино, которому, впрочем, мои уроки не помогли.

Не работали мои инстинкты, не работала способность чувствовать ауру - ничего не работало! У меня осталось только мое сознание и грубая физическая сила, даже скорость замедлилась. Создавалось впечатление, что кто-то сдерживает меня изнутри. Неужели демон сумел попасть и в меня? Бред, Кархародон не обладал такими способностями!

И все-таки... Я ведь считал, что он мертв! Может, он способен не большее, чем я от него ожидаю? Но почему он тогда сдерживает меня? Наверное, Оскар тоже на его стороне. Да и не удивительно, подчинить зверей первой серии всегда было проще, чем сломить меня!

Я все равно нападал, отчаянно, изо всех сил, хоть и знал, что ничего не выйдет. Долгое время Оскар просто уворачивался, надеясь, что я успокоюсь сам. Это меня унижало и злило до бесконечности.

Наконец зверь первой серии сообразил, что мои атаки так просто не прекратятся. Удар был простым и сильным: одно небрежное движение его хвоста отозвалось вспышкой боли во всем моем теле, заставило меня отлететь далеко назад, к скоплению камней. В другое время я бы с легкостью избежал такой атаки или, по крайней мере, приземлился бы более удачно. Но теперь мое собственное тело было против меня!

- Хватит... - покачал головой Оскар. - Ты не сможешь... Не победишь...

- Почему? - я чувствовал кровь во рту, но это не от внутренних повреждений; я просто прикусил язык.

- Он не даст...

- Кто? Демон?

- Нет демон... Ты... Другой ты...

По идее, такой ответ должен был смутить меня, но не смутил. Я сразу понял, кого Оскар имеет в виду.

Я давно уже знал, что у меня есть две половины: человеческая и звериная. Звериная половина большую часть времени дрыхла где-то в глубине моего подсознания, пока однажды не подставила меня: именно это моя часть подчинилась зову стаи. Тогда человеческое сознание оказалось на грани гибели и только чудом спаслось.

С тех пор я всегда считал зверя внутри себя своим врагом номер один. Еще бы, ведь он мог претендовать на мое тело! Мне казалось, что я полностью контролировал его, но я ошибся. Это он все это время был внутри меня, он подавлял мои силы и мешал сражаться с Оскаром!

Но почему?

Оскар подошел поближе, чувствуя перемены в моем состоянии. Я уже не злился на него, я окончательно запутался.

- Оскар, что здесь происходит? Это все демон?

- Нет демон, - нахмурился Оскар. - Здесь никого нет...

Мои способности вернулись так резко, что было больно. Однако благодаря им я смог понять, насколько же Оскар прав.

Здесь и правда никого не было. Ни демона в озере, рядом с которым мы находились, ни в лесу, ни во всей долине. В этом месте не жили животные, сюда не залетали птицы. Но чей крик тогда слышали люди?

У меня не было времени разбираться с этим, потому что вместе с моими способностями вернулась и моя связь с Литой. В этот момент я почувствовал, что моя смотрительница на грани гибели.

Я сорвался с места, чувствуя прилив сил, который может принести только очень большая опасность. Оскар последовал за мной, но я не дожидался его, расстояние между озером и лабораторией и без того было слишком значительным. Я уже знал, что не успею, но все равно бежал, потому что больше ничего не мог...

От Литы исходила бесконечная усталость, напряжение, физическая боль и жгучий стыд. Я не знал, что происходит, но понимал только, что она сражается. Но с кем?

Так, о чем там говорил доктор Стрелов? Я должен вспомнить того, кого я забыл, иначе будет слишком поздно... Но кого я забыл? Оскар остался позади, на него, похоже, сумасшествие этого места вообще не повлияло. Значит, не повлияло оно и на Лео, который остался в лаборатории и должен был защищать Литу! А может, он тоже отправился искать меня, и с моей смотрительницей никого нет?

Стоп, но ведь Лео не ее зверь! Лита присматривает только за мной и Оскаром! Однако Лео тоже приехал не один, он не мог...

Никита! Я совсем забыл про Никиту!

А ведь в дневнике было написано, что сумасшествие особенно сильно подействовало на мужчин... на людей! Зверей первой серии оно обошло стороной, меня задело, а Никиту и вовсе должно было сломить!

Лео предупреждал меня. Вернее, пытался предупредить о чем-то, когда я уходил, но я был не в том состоянии, чтобы слушать. Теперь от него помощи можно не ждать: Лео не пойдет против своего смотрителя. Если бы только там остался Оскар!

Я чувствовал, что Лита на пределе. Моя смотрительница не слабенькая барышня, она умеет драться, и все же ее силы ограничены. Они с Никитой прошли одинаковую подготовку, а он чисто физически сильнее, чем Лита.

Внезапно страх оборвался, и я даже подумал, что она умерла, но быстро взял себя в руки: глупости, ведь я все еще чувствую ее! Лите больно, но уже не страшно, да и стыд отошел. Значит, она спасена. Но что произошло?!

Расстояние сокращалось, медленно, слишком медленно. Пока я бежал, я вспоминал все новые и новые факты, но которые должен был обратить внимание, но почему-то не обратил. С того самого первого дня, как мы приехали сюда, Лите было плохо - так же, как и тем двум девушкам, что жили здесь раньше! И она тоже слышала птиц... Вернее, то, что звучало, как птицы, потому что на самом деле Оскар прав - здесь никого нет.

Как только я ворвался в здание, я сразу же почувствовал запах крови, услышал крики. Кровь несомненно была ее, но голос - нет. Кричал мужчина... Никита?!

Я сразу же рванулся к комнате моей смотрительницы, но уже там, в коридоре, застыл как вкопанный. Потому что на полу, в луже собственной крови, валялся Никита. Он выл, прижимая обе руки к нижней части лица, а между пальцами у него пульсировали алые ручейки.

А в противоположном конце коридора, прижавшись к стенке, стоял Лео. Глаза у зверя были дикие, наполненные ужасом, а хвостовой шип покрывал тонкий слой крови. Получается, Лео сделал невозможное - напал на собственного смотрителя! И, судя по глазам, знал, что ему будет за такое своеволие.

- Лео...

От моего голоса он сжался еще больше, зарычал - так рычит не нападающий, а раненый зверь. Вероятно, Лео решил, что это я накажу его за нападение на человека. А я хоть и не знал, что именно здесь произошло, но чувствовал, догадывался... Поэтому вместо того, чтобы броситься на Лео, я низко наклонил перед ним голову.

- Спасибо тебе.

- Умру, - проскулил зверь первой серии. - Убьют!

- Нет! Клянусь, я не дам им убить тебя, даже если для этого мне придется пойти против них.

Я не врал. В том, что Лео спас жизнь моей смотрительнице, я не сомневался, а за это я навсегда перед ним в долгу.

Одним резким движением хвоста я прекратил вой Никиты - не убил его, конечно, просто вырубил. Я не буду убивать эту мразь, но только для того, чтобы и дальше не ухудшить положение Лео.

30
{"b":"575017","o":1}