ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Контрфевраль
Заказано влюбиться
Победитель должен умереть
Жизнь взаймы
Властелин Пыли
Девочка, которая не видела снов
#они любили в интернете
Девушка, которую вернуло море

Бел Джулия

Восхождение к свету

Ночной демон

Синий сумрак неона. Белый кафель светится холодным адским пламенем. Обвиваю металлическую змею душа вокруг горла приезжего бизнесмена. Имя его запамятовал - чёртовы дыры в башке с каждым днём всё шире. И к лучшему.

Тело судорожно бьётся в капкане смерти, вода плещется по сторонам. Затягиваю змеевик сильнее, пока этот полудохлый кальмар не выпучивает глаза. Готов. Какого хрена припёрся в Центр? Идиот. В первый же день на него выкупили лицензию. И как только пробил час охоты, знаменуя время убийств, я пришвартовался к его номеру в отеле. Девяносто девятый этаж небоскрёба "Ангел". Как пафосно.

Во внутреннем кармане пальто спит старомодный револьвер с пулей вместо сердца. А я скручиваю "ангелочка" голыми руками. Ну, почти голыми, если не считать перчаток-паутинок. Пользуется ли сейчас кто из киллеров револьверами, выдаваемыми по регламенту Фондом? Вряд ли. Это ведь совсем не "кул".

Но мне начхать на моду. Просто люблю поразмять руки. Они созданы для таких дел, как и всё моё громадное тело. По ночам предпочитаю использовать его по назначению. Однако мой мозг тоже весьма востребован.

Надавливаю на мочку уха, активируя чип, и включаю камеру.

"Дело сделано, господин Шуга", - отправляю мысленное сообщение клиенту.

"Окей, Ночной Демон, кул! - тут же отзывается заказчик. - Видюха есть. Кидаю тыщу русских баксов на счёт".

"Всегда к вашим услугам", - скалюсь я, прикрепляя к мысли дьявольский смайлик.

Коридоры пустынны, наполненные лишь стонами горничных и проституток. Время убийств, время похоти. У каждой букашки своя роль.

Двери внешнего лифта разъезжаются, выкидывая меня в ночь. Здесь, снаружи, спокойнее. Еду в стеклянном гробу, как чёртова Белоснежка. Правда сходства у меня с этой особой ноль. Кожа не бела и не румяна, череп гладкий, росту два метра. Стены лифта пестрят голо-рекламой. И ни одного слова. А для кого? Для этих тупоголовых?

На шестьдесят шестом кабина останавливается, впуская внутрь тощего хлыща, который нажимает на кнопку нужного ему этажа. Стрелки на чёрных брюках идеально отутюжены, бордовую рубашку рассекает галстук цвета бильярдного сукна. В другой жизни я может и сыграл бы в бильярд с этим клоуном Гильдии Чтецов, но сейчас мне по душе другие игры. Кровь ещё кипит от совершенного преступления, а тут такое сокровище подвернулось.

Клоун слишком занят, бормоча что-то под нос и держась за ухо, но когда видит меня, когда узнаёт - его вылизанную рожу так и перекашивает.

- О великий Гугл... - тихо изрекает он.

- Не поверишь, мне вообще застрелиться охота, так гадко от твоего вида, - говорю я гамадрилу и обнажаю кривой зуб. Потом сплёвываю ему на блестящий, как моя лысина, ботинок.

Слишком поздно он включает защитный пузырь - примочка не из дешёвых, - с моей реакцией клоуну не сравниться. Как и с моими талантами Чтеца - всё же я занимаю вторую строчку в рейтинге Центра. У нас, фрилансеров, с Гильдией давние счёты, а у меня и подавно. Они украли мою Малютку.

Я внутри пузыря, прижимаю клоуна к прозрачной стене лифта. На его голове, как на подиуме, пляшет кислотно-зелёный голо-заяц. Если включить звук, забавно выйдет. Поржу от души.

- Курт Смирнов! Это нарушение субординации! - вопит клоун. Конечно же, моё имя ему известно, а вот он - лишь один из многих.

- Субординации? - повторяю, широко раздувая ноздри. - Не верю, что ты слово-то такое знаешь. Мозг не взорвётся?

Клоун что-то пищит, пытаясь дотянутся до уха, но я выкручиваю ему руку, чтобы извлечь новую порцию визгов. Ария боли, как же я её обожаю.

- Ты за это ответишь, сын-ов-бич! - поёт клоун, беря высокую ноту. - Я выше тебя по рангу... фак-перефак!

- Что вы сделали с Малюткой?

- Ей у нас очень гуд! Она такая милая девочка, - подмигивает мне он.

А вот это он зря. Есть у меня один неиспользованный билетик на убийство. Револьвер удобно ложится в руку, предлагая свои услуги совсем как шлюха. Дуло к виску. Выстрел. Пуля пробивает дупло в деревянной черепушке клоуна - хоть белок туда заселяй - и застревает в теле пузыря. Сознание недочтеца гаснет, следом сдыхает чип, снимая поле вокруг нас. Пуля со звоном приземляется на металлический пол. Чин-чин. За ваше здоровье!

Станет ли Гильдия мстить за своего и выкупать лицензию на моё убийство? Если станет, пробегусь на радостях голышом по улицам. Когда меня заказали в первый раз, я восстал из мёртвых. Пуля до сих пор сидит у меня в башке.

Но эти трусы не будут связываться со мной в открытую. Они действуют иными методами. Например, присваивают себе то, что я люблю больше всего на свете. Точнее, кого. А ведь без фото я уже не вспомню лица моей дочурки. Но фото у меня нет.

Тридцать третий этаж. Пожалуй, выйду. Что за дела тут у этого клоуна? Ага. Вон, возле фонтана, и Кресло Чтеца.

Прохожу пруд с жирными утками - сожрал бы я сейчас одну такую - и приближаюсь к Креслу. Вокруг уже собралась ребятня, ожидая нашего парня, а мамаши сидят поодаль на низких диванах, выдыхая розово-голубые пары кальяна и общаясь на "миксе".

Опускаюсь на мягкую сидушку, предназначенную для нежных задниц клоунов Гильдии. Мамаши даже не глянули в мою сторону, закатывая глаза от укуренного смеха. В меню, встроенном в подлокотник, выбираю подходящую книжку и ввожу секретный код Гильдии. Слопали, недоумки? Через пару секунд передо мной на светящейся подставке появляется книга.

- Хотите сказочку, детишки? - улыбаюсь я. Этим сморчкам уже давно пора по кроваткам, но мамочкам охота порезвиться.

- Да! - в один голос кричат мерзкие маленькие создания. Люблю детей.

- Так, что тут у нас? "Жили-были..."

Истина в вине

- Халло, Курт, - звучит в голове голос моей компьютерной леди.

- Приветствую тебя, Майя, - кидаю ей мысль и шагаю к лифту. Тело уже убрали. Вот и славно. Детали убийства, что я совершил наверху небоскрёба, постепенно выветриваются из моей головы. Скоро, может, и про чёртова клоуна забуду. А может и нет. Память стреляет наугад.

- Какая операция? - задаёт стандартный вопрос программа.

- Покувыркаемся, душенька?

- Курт, рипит запрос, плиз. Я не поняла.

- Куда тебе! - хмыкаю я. - Забудь, милая. Что там дальше по графику?

- Запрос принят. Двенадцать о"клок. Встреча с Даней Шмидтом. Бар "Голден Бык". Два о"клок. Сеанс с вип-персоной на пересечении Дубовой и Сосновой-стрит. Шесть о"клок...

- Довольно. А спать мне сколько положено?

- Курт, ты сам составлял график, - бескомпромиссно отвечает Майя.

- Ну да, ну да. Ладно, давай по плану. Сперва, значит, в бар. Бухнём как следует.

Перед глазами всплывает фото моего друга: светлые волосы уложены снопами пшеницы, глаза синющие, как хреновы васильки. Без напоминаний никуда. Вдруг сегодня я уже не узнаю Даньку?

На улице ловлю такси - оранжевый кар с гирляндой огней. Таксист высовывает лохматую морду.

- Халло! Куды едем, приятель? - спрашивает он на "миксе".

- Бар "Голден Бык", - кидаю на него звериный взгляд и замолкаю. Пусть вешает свою дребедень на уши кому-то другому.

Такси мчится по тёмным улицам, вспарывая лужам животы и разбрызгивая их чернильную кровь. Алая луна круглая и алчная.

После сеанса чтения на моей душе всегда штиль. Позволяю себе немного расслабиться и прикрыть глаза, пока мы рассекаем широкую Ринг-дорогу. Что там сказала эта инфузория в зелёном галстуке? Напрягаю извилины, от жаркого мыслительного процесса лысина покрывается испариной. "Ей у нас очень гуд!" Малютка... Помню лишь, как её волосы щекотали мой подбородок. Яркий росчерк перед глазами. Они медовые, её волосы как золотистый мёд! А пахнут имбирем. Ну ты и засранка, память. Это всё, что ты оставила мне?

1
{"b":"575029","o":1}