ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Под колёсами мягко журчал гравий, трасса ушла в сторону, вдалеке перемигивались огоньки фермы. Над самой дорогой мелькнула ночная птица. Коди воспринял это, как добрый знак.

- Ты очень неразумно поступила, - он говорил жёстко и даже грубо. - А ты знаешь, что я наркокурьер? Под твоим сидением четыре килограмма чистейшего героина. "Снежная королева". Слышала про такой?

Она сжалась в комок, вцепившись кулачками в воротник своего кардигана, как будто это могло защитить.

- Тогда зачем вам я? Зачем вы меня подобрали?

- Глупая! Ты выглядишь, как ботаник. Таких милашек, как ты не останавливает полиция. Ты не вызываешь подозрений, поэтому я и взял тебя. Для прикрытия, понимаешь?

Она кивнула, спросила, что с ней будет потом? Когда они приедут в Шривпорт? Он ответил, что отрежет ей ухо: - "Левое... скорее всего... а быть может правое, если оно симпатичнее", - только и всего. Это его принцип. Манера поведения.

- Видишь? - он потряс перед её лицом замшевым мешочком. - Там мои трофеи.

Вот уже четверть часа Коди ощущал в штанах сладостное томление, пора было переходить к решительным действиям. Он настойчиво рассматривал обочины, подбирая подходящее местечко. Что-нибудь сокрытое от посторонних глаз.

Позади неожиданно вспыхнули фары, коротко и требовательно взвизгнула сирена. Звук походил на возглас: "Уау! А вот и я!" Усиленный мегафоном голос приказал: "Принять вправо и остановиться!" И голос этот явно привык, чтобы ему повиновались.

"Откуда он взялся?" - чертыхнулся Коди и посмотрел на попутчицу. Ника сидела, не шевелясь, сжимала в руках сумочку и смотрела во все глаза.

- Веди себя смирно, - сказал Коди, - и всё обойдётся. Я знаю, как решить эту проблему.

Он вынул из бумажника двадцатку, свернул и воткнул в бумажник поверх водительских прав. Потом сменил двадцатку на полтинник.

По борту пикапа скользнул луч фонарика, Коди опустил стекло.

- Что случилось, офицер?

Луч выдержал внимательную паузу, потом ответил, что пока ничего не случилось. И лучше пусть так и будет. Он потребовал права, Коди подал бумажник.

- Что это такое? - Коп вынул купюру, брезгливо швырнул её на пол пикапа. - Ты даёшь мне взятку, сынок?

Луч фонарика переместился на лицо Ники, потом вернулся назад, снова на девушку. Что-то смутило полицейского.

- Что за дерьмо здесь творится? А?

- Послушайте, офицер, - Коди поднял обе ладони, будто готовился принять волейбольный мяч. - Я вам всё объясню.

- Да, уж, сынок, лучше объясни.

Коп глубже сунулся внутрь пикапа, стараясь рассмотреть Нику, вторая рука его скользнула вниз, к кобуре.

- А ну-ка, выходите из...

Слово "машины" офицер не успел произнести. Пуля попала ему в глаз, фонтаном брызнуло глазное яблоко...

Коди оцепенел. Нет, он не потерял способность видеть и соображать, но чувства в нём притупились и замедлились, будто это не он сидел в машине, а его двойник - безмозглый тормозной двойник.

Этот двойник схватил голову полицейского, попытался зажать рану. Палец провалился в тёплую тягучую жижу, Коди не сразу сообразил, что палец погружается в мозг... в мозг копа, перемешанный пулей. И чем сильнее Коди сжимает руки, тем глубже проникает палец.

Сквозь серую пелену пробился визг девушки: "Что ты делаешь, идиот? Он зальёт кровью салон!" Она наотмашь ударила Коди - голова ударилась о подголовник, - потом два сжатых кулака с силой вытолкнули труп из машины.

...Когда Коди пришел в себя, он обнаружил, что лупит по рулевому колесу и повторяет: "Чёрт! Чёрт! Чёрт!" будто это была магическая мантра, способная повернуть время вспять или исправить ситуацию.

- Зачем ты это сделала? - кричал он. - Ты понимаешь, что натворила? Ты завалила копа! Копа, мать твою! Чёрт-чёрт-чёрт... Боже, сделай так, чтобы этого не было! Чтобы это был сон! Боже! Боже!

- А что мне было делать? - кричала в ответ девушка. - У тебя полная машина героина. Ты хотел, чтобы нас взяли с четырьмя килограммами? Это десять лет тюрьмы! Я бы пошла, как соучастница! И это не считая отрезанных ушей!

- Какой героин, дура? Какие уши? Очнись!

Он выскочил из машины, споткнулся о труп, выругался и побежал вперёд, туда, где фары очерчивали на дороге светлый радостный полукруг.

- Посмотри на меня. - Он взмахнул ладонями вдоль тела, демонстрируя себя. - По-твоему, я похож на наркокурьера? Мне бы доверили товара на двадцать миллионов?

- Тогда зачем ты... - Ника тоже выскочила из машины, остановилась рядом.

- Я клеил тебя, идиотка! Всего-навсего! Я придумал такой способ! Все эти разговоры про маньяков, извращенцев, про героин - это способ склеить девчонку! Верный способ! Нормальная девчонка после этого безоговорочно даёт!.. Я бы трахнул тебя и... - Коди взмахнул руками, будто приветствовал высокую особу, - и отвёз бы в твой Мухосранск или где ты там обитаешь? Только и всего! А теперь что? Теперь что делать?

- Теперь? - Ника нахмурилась, будто решала сложную математическую задачу. - Теперь необходимо убраться за собой.

Она велела оттащить тело к полицейской машине и посадить на водительское сидение. Сказала, что нужно заметать следы. И ещё она сказала, что ничего непоправимого не произошло. Эта фраза удивила Коди, вот только у него не было времени её обдумать.

- Я? - опешил он. - Ты хочешь, чтобы я трогал покойника?

- Не просто трогал, а сделал, как я говорю.

Вдалеке вспыхнул светлячок, весело моргнул лунным глазком, рядом задрожал ещё один. По дороге ехала машина.

- Твою ж мать!

Коди подхватил тело под руки, Ника уцепилась за ботинки. Коп оказался очень тяжелым, ботинки всё время выскальзывали, потом она сообразила взяться за брючины. Коди старался не смотреть на изуродованное лицо, задирал голову вверх, как бурундук, который принюхивается.

Они почти успели. Почти усадили тело, когда мимо проскочил синий универсал с красивой надписью на борту: "Мы мчимся за удивительными приключениями!" И две ошарашенные физиономии припали к стеклу, таращась на ночную картину. Это вам не охота на сусликов, это настоящее убийство.

Ника нырнула внутрь полицейской машины, чем-то там загремела. Вынырнула наружу с дробовиком в правой руке. В другой руке она держала патронташ.

- Разворачивай!

- Что?

- Разворачивай, машину, идиот! Живее!

Из-под колёс полетел фонтан гравия, пикап накренился, яростно заревел мотором.

- За ними! - распорядилась Ника.

Коди переключил передачу - на рукоятке осталось бурое пятно, он посмотрел на свои руки - все они были в крови. На локте расплылась большая клякса, ткань в этом месте пропиталась и прилипла к телу. Даже на вороте виднелись крошечные брызги.

- Послушай... - У обочины вяло загорелась и почти мгновенно вспыхнула полицейская машина. Пламя жадно лизало пластик, вырывалось из распахнутого окна. Коди невольно засмотрелся в зеркало и подумал: "Когда она успела? Когда доставала дробовик?" - Послушай...

- Ты хочешь спросить, зачем мы это делаем?

- Да.

- Всё очень просто, - ответила Ника. - Мы не хотим оказаться в тюрьме.

Коди кивнул, он, действительно не хотел оказаться в тюрьме. Всякий раз, перед съёмом (его забавляло, что съём девчонок называется пикап, и ездит он на пикапе - одно и то же слово обозначает два совершенно разных понятия), он мысленно проговаривал, что его не в чем обвинить. Он не угрожает и не принуждает, он просто беседует. "И в следующий раз эти курицы будут осмотрительнее, - думал он. - А то, что меня тянет к брюнеткам... так это не наказуемо".

Ника попросила его не разгоняться выше восьмидесяти пяти. Сказала, что они в любом случае нагонят универсал: "У них лысая резина и изношенный движок". Коди посмотрел вопросительно, она пояснила: "Понюхай воздух, он пахнет горелым. Значит, в двигателе изношены поршневые кольца. Он не выдержит гонки".

3
{"b":"575033","o":1}