ЛитМир - Электронная Библиотека

Душ я всё же решила принять. Стоя под горячими потоками воздуха в той же душевой кабинке, чувствуя, как влага стекает по телу, подгоняемая воздухом, и как легчают волосы, я успокаивалась. Раньше сушка волос занимала куда больше времени, чем сейчас. Расчесав пятерней просохшие локоны, я еще раз воззвала прощальную оду их длине и уверенно шагнула из кабинки. На сегодняшний день мой план таков: мне было необходимо исследовать жилище. Гостиная для меня ничего интересного не представляла, кухня была разделена на две секции, в одной из которых стоял сам гарнитур с барной стойкой, а в другой стол и прикрепленный к потолку проектор, видимо, домашний кинотеатр. В спальне стояли три кровати, три стула и всё. Подойдя к одной из стен, сделанной из матового черного материала, я дотронулась до середины, где предположительно должна быть ручка. Тут же нарисовалась панель с картинкой планировки шкафа. Я нажала на одно из отделений, но открываться оно не захотело, запросив код доступа. Моя дата тут не подошла. Нажала на правую часть картинки, и дверцы справа разъехались, явив мне ящички, полочки и отделение с чехлами для вешалок со встроенным зеркалом. Подтащив свой рюкзак, я быстренько разложила все по полочкам, после чего подошла к стульям, нащупав на стене кнопку для открытия выдвижной металлической горизонтальной панели, заменяющей собой стол, и села за него, уставившись в окно.

Две трети Земли были завораживающе-тоскливы. Где-то там на расстоянии тридцати земных диаметров работала в научно-медицинском центре моя сестра. Как всегда разговаривала по видеосвязи моя матушка, трудился в бизнес-башне отец, и гулял с друзьями Ромка. А чем ему еще заниматься?

Мучимая множеством вопросов, я побрела к Фаруху. Полуобнаженный мужчина открыл мне дверь, из-за чего мои брови мгновенно взметнулись вверх, а глаза успели оценить прекрасный генофонд и стальные мышцы под фиолетовой кожей.

— Я за коммуникатором…

— Бери и уходи, — всучив мне в руки устройство, ракшс, подмигнув, нажал на панель и дверь передо мной закрылась.

— Спасибо, — пробормотала я в пустоту и побрела в комнату.

По пути попадались немногочисленные студенты, а я уже вбивала в адресной строке Машкину страницу. Через несколько секунд коммуникатор выдал мне аккаунт сестры, и я облегченно выдохнула. Почему-то я до последнего сомневалась, что нужная мне страница отыщется.

«Платье уже доставили. Оно в прекрасном состоянии» — это было сообщение, похожее на СПАМ, мы договорились использовать его вместо шифра.

Скорее всего, отец установит «прослушку» на аккаунт Маши, так что я имела право только уведомить сестру о своем состоянии, и никак не говорить о большем.

«Вы ошиблись адресом», — пришел ответ, и я убедилась в том, что сообщение прочла именно сестра, но рисковать дальше и отвечать не стала, зайдя в комнату.

На самом деле Фарух слишком доверял мне, раз отдал личный коммуникатор мне в руке. Ведь я могла сделать что угодно! Кроме денежных и еще ряда операций, которые требовали сканирование сетчатки глаза и отпечатка пальца, я могла прочесть все сообщения, сделать СПАМ-рассылку, может, изменить ход чьей-то жизни… Но ничем таким я пользоваться не стала, положив коммуникатор рядом с собой и включив домашний кинотеатр. Зато до вечера я знала точное время! Ровно до того момента, когда на панели появилось счастливое лицо Фаруха, а когда я открыла дверь, то убедилась в этом еще и вживую. На все вопросы мужчина лишь отшучивался, а я смотрела на его удаляющуюся по коридору спину и понимала, что, возможно, любовь с первого взгляда существует. Так может мне стоит влюбить в себя Рому с первого взгляда, не дав ему возможности опомниться?

Я усмехнулась, представив, как Рома делает предложение мужику. Что ж, если не влюблю, то отомщу точно. В таком прекрасном настроении я отправилась дальше досматривать какой-то мультфильм.

Глава 7

Время текло как на картине Сальвадора Дали «Постоянство памяти». Вроде бы так медленно, что даже его ход не заметен, и в тоже время так текуче, что просачивалось сквозь пальцы, и я не успевала зацепиться за минуты. С каждым дням общежитие заполнялось народом, но преимущественно шумными первокурсниками. В этом году было двести тридцать пять имен, которые объявляли и торжественно вручали студенческие карточки. Хотя слово «торжественно» слишком растянуто звучит для вручения, которое было короче, чем это слово. Получив долгожданные документы, я отправилась в город в последний выходной день. Потом выход будет разрешен только в увольнительные.

— Парень, конечная, — голос водителя из динамика заставил меня вздрогнуть и взглянуть в окно, где пейзаж остановился и явил множество ангаров с пассажирскими шаттлами.

Извинившись, я выскочила на улицу. Звезды тут можно было увидеть даже днём, если хорошо присматриваться, но в это время суток они были видны особенно хорошо. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, я направилась к другому шаттлу, который привезет меня в ИнСверх.

Это был некий ритуал. Я уже третий круг ездила по одному и тому же маршруту, чтобы выбить все ненужные думы и привести мысли в порядок. С завтрашнего дня начнется новая жизнь. За эту неделю я успела освоиться в ИнСверхе, даже несколько раз получалось осознанно телепортироваться. В соседнюю комнату. Пару раз неосознанно, к моему счастью, тоже в соседнюю комнату, так как происходило это ночью.

— Каково родиться второй раз, а, Кромолов Юрий? — прошептала я, смотря на полупрозрачное отражение в отблесках стекла.

Перед глазами пробегали детские воспоминания. Не сказать, что детство у меня было во вседозволенности. В моей жизни всегда были определенные рамки, за которые выходить строго воспрещалось. Но вместе с тем были и приятные, неожиданные и счастливые моменты, один из которых уходил корнями в пятилетний возраст…

— Ром, я не могу найти пустую бутылочку! Их нет!

Десятилетний Рома стоял рядом и с усмешкой глядел на перепачканную в мусоре подругу. Причем на губах его играла улыбка, которая была присуща этому возрасту: добрая и беззаботная.

Девочка же стояла и пыхтела от негодования, не в силах найти пустую бутылочку из-под йогурта даже в мусорном баке для пластиковых отходов. Губы её стали дрожать в преддверии слёз, но глаза были полны надежды и обращены к лучшему другу.

— Совсем нет? — переспросил мальчик, и девочка достала откуда-то снизу покореженную тару, и Рома улыбнулся, кивнув. — Эта подойдет.

— Правда?! — радостно воскликнула девочка, и мальчишка одарил её повторным кивком.

— Правда-правда. Теперь идем за мной.

— Куда?

— Увидишь.

«Наверное, из Ромы получился бы отличный шпион! Он вечно такой загадочный», — подумала Юля, когда они с Ромой пробирались к ней в сад. Там был пруд, у парадного входа. От пруда шел маленький ручеек, заканчивающийся в «зарослях» пышных цветов, словно бумажных даже на ощупь. Рома пробрался в самый центр, поломав несколько стебельков, но тогда дети об этом не задумывались. В середине лежал ИХ камень: на нем было нарисовано сердце и солнышко, а так же написанные Ромкой их имена.

Мальчик поставил на камень пустую бутылочку, после чего так же покинул цветник, и девочка последовала за ним.

— И что дальше? — она знала, что на этом все не закончится и её выдумщик-друг вновь придумал какую-то грандиозно-веселую затею.

Она немного ошиблась. Скорее это была не затея, а чудо, сделанное человеческими руками, подобно кораблю с Алыми парусами у Грина.

— Что дальше? Что дальше… — казалось, Рома сам еще не был уверен в своей затее, но озорно улыбнулся, — теперь ты должно полить бутылочку.

Девочка выполнила, и таков был ответ её друга:

— Всё. Теперь всё.

— Как всё? — недоумению ребенка не было предела.

— Вот так, — развел руками Рома. — В течение всего дня ты не должна подходить к этому кусту ни под каким предлогом, ни за что! Ты меня поняла? Если подойдешь, то магия рассеется, и фея Чуда уйдет от тебя навсегда.

20
{"b":"575035","o":1}