ЛитМир - Электронная Библиотека

— Юль, — в комнату с мольбой вошла Маша, пытаясь схватить меня за руку.

— Не трогай меня! — гневно вырвав руку, я вперилась взглядом в сестру. — Это ты хотела сказать мне в больнице?! Они решили нас обручить, поэтому мне обязательно нужно было присутствовать на сегодняшнем званом ужине?! Поэтому Ромина мама попросила его мне помочь?! Чтобы сблизить нас? Чтобы подогреть почву?! Маш, почему ты мне не сказала?!

— А что бы это изменило?! — тоже перешла на крик сестра, и я тут же стушевалась, успокаиваясь и закрывая дверь за сестрой.

Моей особенностью была вспыльчивость, но я так же быстро успокаивалась. Теперь следует думать холодно и расчетливо, найти выход из сложившейся ситуации. Для себя я уже наверняка решила, что никогда не соглашусь на этот брак. По мне лучше выйти за нелюбимого мужчину, чем за нелюбящего.

— Прости, что накричала. Маш, что мне делать? Я теперь в глаза ему посмотреть боюсь…

— Не переживай, он всё равно уедет в Институт… — начала девушка, но осеклась, приложив пальцы к губам, — ой, ты же теперь тоже там учиться будешь…

— Причем в статусе его законной невесты! — кажется, я тоже только сейчас осознала весь масштаб бедствия. — Уверена, что у родителей далекоидущие планы, и они заставят нас сделать обручальные татуировки! — всерьез запаниковала я, и Маша не спешила меня разубеждать, значит, всё действительно серьезно. — Это из-за наследников? Поэтому они хотят нас поженить?

— И из-за этого тоже. Сама подумай, что будет, если объединяться две таких компании. Тем более у Романовых вся надежда на ранних внуков, у них были проблемы с беременностью, поэтому Рома поздний ребенок, а они уже люди в возрасте. Им необходим наследник, впрочем, наши родители придерживаются этого же мнения: чем раньше, тем лучше. Сам Ромка из-за своих способностей навряд ли выберет скучную жизнь генерального директора.

— Да, но теперь шанс того, что у двух мета-людей родится ребенок без способностей, не так уж велик, где-то двадцать процентов, — возразила я.

— Согласна, но родители еще не знают о твоих способностях, — прошептала сестра, и я стукнула себе по лбу из-за недогадливости.

И почему я всё время забываю о них?

— Может, если мы им расскажем, то они откажутся от этой идеи? — предположила я, и Маша отрицательно покачала головой.

— Это приведет лишь к тому, что они свечку будут держать над брачным ложем, дабы рождаемость внуков увеличилась где-то до пяти, — серьезно ответила сестра, и мы некоторое время недоуменно смотрели друг на друга, а вскоре рассмеялись, представив данную картину.

— Маш, я не выйду за человека, который ко мне равнодушен, — вслух повторила я, и сестра вздохнула, присаживаясь на кровать. — Прошу тебя, придумай что-нибудь. Ты же у меня умная, ты всегда находила лазейки в самых безвыходных ситуациях.

— Юленька… — покачала головой сестра, а потом, вскочив, подошла к окну, где небо уже начало приобретать багровый оттенок, — что ты от меня просишь? Переубедить родителей? Пробовала. Изменить твою ДНК? Невозможно. Не отправлять тебя в ИС? Исключено.

— Но он же меня там узнает! — воскликнула я, и сестра неуверенно кивнула, и вдруг в наших головах одновременно возникла схожая догадка.

— Если он узнает…

— «Если» — это хорошее слово, — вспомнила я фразу из недавнего ремейка популярного когда-то мультфильма.

— Тебе можно сделать косметическую операцию, она будет не сложной…

— …но изменит внешность до неузнаваемости, — подхватила идею я. — Но что делать с родителями? Они же настоят на нашей помолвке, я в этом уверена.

Мнение родителей сильно давило на меня. У нас разница была больше ста тридцати лет, с отцом — сто сорок. Всё-таки рожать лучше в семьдесят-восемьдесят, иначе разница в возрасте достигает критической точки, когда понимание между детьми и родителями перестает существовать, и проблема «отцов и детей» становится ребром.

Мы с сестрой сели на кровать, и девушка обняла меня, поцеловав в макушку. Я перебирала варианты в голове. Что мы имеем? Мне нужно избежать помолвки, при этом отправившись в Институт, набор в который состоится через неделю, и начало обучения не заставит себя ждать. Я уже всё узнала по сети, хотя информации там было скудное количество.

— Белка! — в комнату вихрем ворвался на своей почти звуковой скорости Рома, почтенно улыбнувшись моей сестры и закрыв за собой дверь, — ты же понимаешь, что я не собираюсь жениться?

Вот сказал, а у меня такое чувство, что помоями с ног до головы облили. Однозначно: нашей свадьбе состояться не суждено! Мы в принципе не можем найти общий язык, если я — белка, то он — свинья!

— Представь себе, что я тоже не горю желанием выходить за тебя. Да-да, еще существует такая девушку, — скривилась я, показав кончик языка и отвернувшись к окошку.

— Вот и отлично. Но проблема стоит в наших родителях. Они нас поженят, — самое страшное, что это понимала и я, и Маша, которая лишь тяжело вздохнула, кивнув. — И на меня будет давить отец, говоря, что я тебя совратил и обязан жениться. Ты же понимаешь, что я тогда буду обязан согласиться на его условия?

Вот сейчас я действительно сильно жалела, что потеряла девственность по глупости, в жажде узнать всё новое и неизведанное, попробовать запретный сладкий плод. Кстати, случилось это не без помощи Ромы, когда он приехал с очередной «шкурой» в ночной клуб, где мы отдыхали с классом. Он меня тогда так взбесил, что мне захотелось показать, насколько я взрослая. Показала, блин. Теперь придется выходить замуж за этого несносного Ромео, по причине отсутствия доказательств невозможности наших с ним сексуальных отношений. А само обидное, что я сейчас даже видеть не хочу того единственного в моей жизни мужчину.

— Знаешь, мне чисто хочется проявить всю свою вредность, чтобы окольцевать такого заносчивого бабника и вколоть ему вакцину «верности». — Широко улыбаясь и наблюдая за бледнеющим лицом соседа, ответила я, после чего стерла с лица улыбку и неприязненно продолжила, — но ты такой засранец, что я хочу лишь искренне посочувствовать твоей жене, а не становиться ею.

— Какая ж ты…

— Кхм, — остановила нас Маша, наградив укоризненными взглядами, — вы что тут устроили? Вы сейчас в одном шаттле, так что нужно пересечь атмосферу, а не разрываться на атомные частицы в космосе.

— Я решать ничего не собираюсь. Закатывать скандалы я не умею, а если родители соберутся обвинить меня в том, что я обесчестил Белку и заставят меня на ней жениться, то мне и сам Дьявол не поможет. Удачи!

— И всё?! И это всё?! Дельным советом помочь не хочешь? — крикнула я вслед, когда Рома уже дотронулся до электронной панели, с помощью которой можно было открывать и закрывать металлические двери.

— Мой совет: придумай что-нибудь, или семейная жизнь не покажется тебе сахаром.

Схватив подушку, я со всей дури кинула ею в уходящего парня. Естественно, мягкое изделие отпружинилось от металла и упало на пол, а я яростно сжимала и разжимала кулаки.

— Ты его слышала?! У него вообще мозги есть?! Козел!

— Успокойся, Юль. Он просто выместил на тебе напряжение, что ты сделала на мне, когда только я зашла в комнату, — рассудительно пояснила сестра, но это не уменьшило моего гнева.

— Как будто бы я виновата в сложившейся ситуации, — обреченно вздохнув, я плюхнулась на кровать, закрыв лицо руками. — Я смогу сбежать, только если стану трансвеститом.

— Что ты сказала? — удивленно переспросила сестра, а я махнула рукой, мол, мелочь, не стоит меня слушать.

Рома не пойдет против родителей, он сказал мне это открытым текстом, да и в наше время было не принято перечить старшему поколению. Вообще возвращаемся к пережиткам прошлого! Да и я прямо возразить не смогу, только если сбежать от ответа.

«Сбежать».

— Маш, — внезапно позвала я сестру, которая вздрогнула и повернулась ко мне, было видно, что она была погружена в собственные думы. — Я сбегу из дома в ИС.

— Что?! Ты с ума сошла? — зашипела девушка, и я закусила губу, переосмысливая собственные слова.

5
{"b":"575035","o":1}