ЛитМир - Электронная Библиотека

— Привет, солнышко, — прощебетала я, непроизвольно улыбаясь.

— Доброго утра, — облегченно ответил Романов, — ты у Машки? Решила подставить меня? Такое ощущение вчера было, что это я сбежал из дома в образе девчонки.

Представив высокого худощавого Рому на каблуках и мини-юбки, я прыснула. Рома тут же понял причину моего смеха и тоже рассмеялся.

— Я бы хотела на это посмотреть.

— Не дождешься. Приезжай скорее, я тебя жду. Целую.

— Люблю, — отключилась я, повернувшись к улыбающейся сестре. — Что?

— И как я не заметила, когда мои дети выросли? — вздохнула она, подавая мне свои вещи.

Платье охватывало несколько размеров, так как было обтягивающим. Покрасовавшись перед зеркалом, я вышла на кухню. Зять довольно хмыкнул, подмигнув и выложив запеканку на тарелку. Позавтракав, мы отправились в парикмахерскую. Между наращиванием волос и модной стрижкой мы сделали выбор в сторону последней. Так что теперь один висок у меня был выбрит и на нем красовались мелкие узоры, а вот челка полностью перекинута на другую сторону. Светлый оттенок мы тоже решили вернуть.

— Главное помни, что ни смотря ни на что, родители очень рады твоему возвращению…

— Что не отменяет факт моих пыток, — хмыкнула я, когда мы уже подъезжали к нашему особняку.

У ворот стоял отец, чьи глаза говорили мне о том, что шестичасовую лекцию мне не избежать. Главное, чтобы эта лекция не растянулась на всю жизнь. Соседи тоже были здесь, причем перед ними мне было именно стыдно. Я вцепилась руками в подлокотники кресла, не желая выходить из автокара.

— Юль, идем.

— Может, не надо?

Но выбор за меня сделал Рома, который открыл дверцу наверх и помог мне выбраться из транспорта, тут же обвив рукой мою талию. Я не удержалась, поцеловав его в губы. Краем глаза я заметила усмешки наших родителей.

— Тебе очень идет, красавица, — дотронувшись до моих волос, прошептал Рома.

— Значит, я могу рассчитывать на твои ласки? — хихикнула я, и парень рассмеялся.

— Да к черту промывание мозгов! Я так счастлив, — отец оттолкнул моего жениха, прижимая меня к себе. — Доченька, ты же понимаешь, что так делать нельзя? Что вы с Машей, — тут грозный взгляд в сторону моей сестры, которая закатила глаза к небу, — совершили ошибку?

— Пап, идем лучше в дом. Кто-то говорил о пикнике? — подал голос зять, и отец закивал головой, неохотно выпуская меня из объятий.

Я бросила взгляд на мать. Женщина поджала губы, отвернувшись от меня. Приоткрыв рот, я собиралась что-то сказать, но не решилась. Мне следовало извиниться, но я не могла вот так прилюдно подойти к ней и сделать это. Наверное, я боялась её реакции. Человек по своей сути слабое существо, которое зависит окружающей его энергетики.

— Все будет хорошо, — приобняв меня за плечи, улыбнулся Рома.

Я кивнула ему, прижавшись к мужскому телу. Все в доме мне казалось уже чужим. Не знаю, как это описать. Наверное, это то чувство, когда отданная в чужое королевство принцесса возвращается после долгой разлуки. Все знакомое, вроде, знаешь каждую деталь, но что-то неуловимо изменилось, будто покрылось инеем.

День прошел на отлично! В доме царила дружеская атмосфера, единственное, что меня смущало, это взгляды родителей, прикованные к нашим с Ромой переплетенным пальцам. Даже мама уже не смотрела на меня волком, иногда награждая меня прикосновениями.

— Мам, — один раз я задержала её руку, — прости меня за моё безрассудное поведение. И Машу ни в чем не вини, она это делала ради меня.

Женщина вздохнула, тогда я, почувствовав, что лед растаял, крепко её обняла. Слезы сами брызнули из глаз, и я вцепилась пальцами в плечи родительницы. Мама, испустив еще один вздох, положила руку мне на голову, принявшись методично гладить волосы.

— Девочка моя любимая, я никогда не желала тебе зла…

— Я знаю, мама. Я была так слепа, что не видела ни своих чувств, ни Роминых. Мам, а все же старшее поколение оказалось дальновидней, разглядев чувства, которые мы прятали ото всех. Возможно, без вашего вмешательства мы бы так и не осознали их, став в будущем несчастными, разбив свою жизнь. Мам, спасибо. Я очень тебя люблю.

Я подняла голову, и родительница утерла пальцем мои слезы, грустно улыбнувшись. Хотя нет, её улыбка выражала не грусть, а скорее мудрость. Она будто знала, что все именно так и будет. Жизненная мудрость сильно отличается от объема мозга и умения решать дифференциальные уравнения.

Я встретилась взглядом с Ромой, который сидел в круге мужчин и слушал их вполуха. Я улыбнулась ему, после чего поднялась со своего места и подошла ближе к парню. Нагнувшись к его лицу, я полюбопытствовала:

— Так ты отгадал мои загадки?

Он заговорщицки улыбнулся.

— Дети знакомы с самого детства, но не родственники, — это мы. Девочка в кедах — это ты. А синее платье… это принцесса, в которую я влюбился тысячный раз в своей жизни.

Он улыбнулся. Моё сердце пропустило удар. Я наклонилась к его губам для поцелуя, но смутилась под пристальными взглядами. Взрослые смотрели на нас с интересом и ожиданием. Сглотнув, я выпрямилась и побежала в сторону ворот под дружный семейный смех. Теперь мы фактически одна семья.

— Юль, ты чего убежала? — догнал меня Рома на дороге, и я дотронулась до пылающих щек.

— Я же знаю, что ты меня всегда догонишь, — рассмеялась я, — хотя один раз ты этого не сделал… Можно мне было догадаться еще на балу, что ты давно знаешь, кто кроется под маской Юрки.

— Тогда было бы совсем не интересно, — прошептал жених.

И я не могла с ним не согласиться.

* * *

Из ректората я выходила в полной растерянности. Кажется, что мои ноги до сих пор тряслись. Представила я все более чем удачно: сбежала в ИнСверх в поисках защиты, так как мне чудилось, что рядом со мной постоянно находится невидимка. Почему никому не сказала? Боялась, что примут за сумасшедшую. Для двадцатилетней девушки оправдание более чем нормальное.

— Ну вот, а ты боялась, — хмыкнул Всеслав Александрович, выходя за мной.

— Боялась я оправданно. Я же не знала, что на меня на Земле покушение совершится, — прошептала я, набирая на планшете страничку Ромки и кидая ему сообщение.

У него сейчас началась пара. Да у и меня должна начаться лекция у Симонова. Новый семестр — новый предмет. Телепат посмотрел на часы и подмигнул мне, после чего мы вместе направились в сторону нужной аудитории. На собрании многое спрашивать не стали, но были удивлены. Сильно удивлены, особенно узнав, что оба Симонова меня прикрывали.

Подол плиссированной юбки колыхался, стук каблуков отдавался у меня в ушах звоном. Я была в предвкушении реакции своих однокурсников. Наконец, мы дошли до нужной двери, и я вдохнула в грудь больше воздуха.

— Не дрейфь, — подмигнул мне преподаватель, нажимая на панель.

Дверь отъехала, и я вошла в аудиторию. За мной Симонов прошел к своему столу. Я остановилась перед удивленными студентами, которые с вопросом поглядывали на телепата. Несколько парней подмигнули мне, и я постаралась спрятать улыбку. И вот, когда телепат должен был меня представить, он громко рассмеялся.

— Юль, а ты спрашиваешь, зачем я тебя прикрывал! Ради этих минут!

В аудитории ребята недоуменно переглянулись, и я решила взять речь в свои руки, раз Симонов не «в адеквате».

— Прежде всего, я бы хотела попросить перед всеми прощения за свой обман. Но у меня не было выбора, — ребятам я собиралась открыть тоже официальную версию. — Я обманывала вынуждено, но теперь у меня появилась возможность открыть правду. Наверняка, вы читали в новостях об истории, случившейся с Кромоловым и Фарухом.

— А ты откуда знаешь о Кромолове, детка? — это наш весельчак, на которого я бросила усмехающийся взгляд.

— Потому что Юрий Кромолов — это я, — дерзко ответила я, и аудитория погрузилась в тишину, нарушаемую истерических смехом телепата.

Я посмотрела на него с мольбой, и он вздохнул, постаравшись собраться и выдать что-то дельное.

58
{"b":"575035","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дом соли и печали
Вообще ЧУМА! история болезней от лихорадки до Паркинсона
Как в 47 выглядеть на 30. Невероятная история женщины без возраста
Это точно. Чёртова дюжина комиксов о науке и учёных
Воображаемый друг
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Материнская любовь. Все самые сложные вопросы. Советы и рекомендации
Осторожно, в доме няня!