ЛитМир - Электронная Библиотека

Серая хмарь затянула небо, не оставив солону ни единого просвета. Периодически из туч ниспадали вниз небольшие дымные смерчи. Штог набирал обороты, и скоро его фронт достигнет поверхности. Забавно будет окончить свой путь при таком редком природном явлении.

Мне говорили о том, что это тяжело, но даже в самых пессимистичных прогнозах я и представить себе не мог подобного. Будто смысл жизни потерян навсегда. Та путеводная нить, что вела меня с самого детства, что всегда была рядом со мной. Ругала, хвалила, награждала, наказывала. Один из шакалов подобрался ближе и с утробным рычанием схватил Геста за ногу. Попытался оттащить в сторону, но ничего не вышло. Худой дикой собаке просто не под силу было сдвинуть здоровяка Геста. Неожиданно собрату пришел на помощь второй шакал. И хотя они злобно рычали друг на друга, кое-как вдвоем поволокли тело солдата в сторону зарослей. Я хотел было пошевелить рукой, но… Какой смысл? Ради чего мне бороться? Неужели остальные проходят через подобное?

…На идеально ровно подстриженной лужайке стоял небольшой уютный стол, заполненный снедью и графинами с напитками. Приборы и посуда сверкали на солоне, пуская повсюду блики голубого света. Я первый раз присутствовал на подобном мероприятии, поэтому очень волновался. Вокруг столика стояли несколько молодых мужчин – телохранители и лакеи, готовые в любую секунду отразить нападение на Хозяйку или поднести требуемое блюдо. Покосившись налево, я разглядел четверых мальчишек примерно моего возраста – лет по семь. Мы стояли в одну шеренгу с самыми серьезными лицами, на какие были способны. Однако неподвижность утомляет сильнее, чем самая жесткая тренировка. Хорошо этим мальчишкам – принесли Клятвы и можно расслабиться. Я немного завидовал им. Они обучались в младшей ветви – их посвящали во все секреты семьи с рождения. Я же трудился в побочной ветви, кем-то вроде помощника или подопытного для разных работ. Мою память чистили неоднократно, отчего часто болела голова. Единственное, что я узнал – это плохое отношение ко мне, как не оправдавшему надежд. Я с чем-то не справился, разочаровал.

За праздничным столиком сидела немолодая представительная женщина вместе с двумя нарядными девочками моего возраста. Хозяйка Виллаха с дочками. Или леди, поскольку она не давала никому Клятв и имеет больше десятка слуг. Леди Виллаха. А дочки ее – пока что лоты. Это значит, что они не давали и не принимали никаких Клятв. Свободные.

– Сегодня вам исполняется по семь лет, и по традиции вы должны получить ваших первых слуг. Эти пять юношей с сильным даром были приобретены семьей сразу после вашего рождения, чтобы стать вам в будущем поддержкой и опорой. Их воспитывали в нашей младшей ветви… О чем вам наверняка прекрасно известно.

Девочки хитро улыбнулись.

– Вы можете выбрать любого из них. Помните, чему вас учили по обращению со слугами.

– Да, госпожа.

– Лаха, нечего строить глазки. В этот раз выбирать первой будет твоя сестра.

– Спасибо, госпожа, – девочка с черными волосами победно глянула на сестру и выпалила: – Я выбираю Люста!

– Что же повлияло на твое решение, Вил? – поинтересовалась Хозяйка.

– Ну-у, я видела, как он тренируется. А учитель из младшей ветви сказал, что он самый способный. К тому же он по росту выше остальных.

– Твое право. Стежан, «освободи» Люста.

– Да, леди, – склонился один из телохранителей, который и являлся Хозяином младшей ветви. – Люст, я освобождаю тебя от Клятвы.

Я скосил глаза на парня сбоку, но не ощутил магии совершенно. Говорят, когда тебя «отпускают», то чувства непередаваемые. На лице Люста промелькнуло немного удивленное выражение.

– Ну, что застыл? – нетерпеливо поторопила черноволосая Вил.

Люст быстро опустился на одно колено и торжественно произнес известную всем каноническую фразу:

– Клянусь своей жизнью служить тебе, пока смерть не разлучит нас.

– Я принимаю твою Клятву.

Я заметил, как на секунду Вил распахнула глаза, однако быстро взяла себя в руки. Интересно, каково это, приносить Клятву? Или принимать? Лаха же скорчила недовольную гримаску. Похоже, обе близняшки хотели получить именно Люста в качестве своего первого слуги. Лаха очень похожа на сестру, разве что цвет волос светлее.

– А кто тот мальчик, справа? Я его раньше не видела.

– Его зовут Хиири. По определенным причинам он подходил для одного дела в нашей побочной ветви, поэтому редко появлялся в столичной резиденции.

– Значит, он сильный?

Виллаха-старшая улыбнулась и ответила нейтрально:

– Все они имеют сильный дар и со временем станут очень полезными слугами.

– Если я приму его, можно сменить имя? Мне не нравится Хиири. Гром звучит лучше.

– Имя останется с ним надолго. В будущем ты можешь пожалеть о таком опрометчивом поступке. Ты помнишь урок о разделении личного и семейного?

– Да, госпожа.

– К чему относится имя слуги?

– К личному.

– Верно. Ты не должна влезать в личное пространство слуги, поскольку это может привести к негативным последствиям. Никакой необходимости для семьи в смене его имени нет. Вот если бы его звали Крысоед…

Лаха хихикнула.

– Я поняла, госпожа. Я выбираю Хиири. Освободите его.

– Прошу прощения, госпожа. Я пока не давал Клятвы, – рискнул я подать голос и опустился на колено. – Клянусь…

– Постой! – перебила меня Лаха. – Я хочу поговорить с ним, раз его не связывает Клятва.

– Пожалуйста, – махнула рукой Виллаха-старшая и вернулась к чаепитию.

Девочка в ярком голубом платье бесцеремонно схватила меня за руку и отвела в сторону.

– Хиири, я хотела спросить твое мнение. Наверное, это глупо, но для меня это важно, понимаешь? Я не хочу принуждать. Будет лучше, если ты согласишься по своей воле. Ты ведь наверняка знаешь, что только одна из нас с сестрой станет истинной наследницей семьи Виллаха. Поэтому мы во всем соперничаем. Пусть мама ничего такого не говорила, даже дураку ясно, что семью получит только одна из нас. Мы с Вил обе одаренные, причем почти одинаково. Но учителя хвалят ее чаще, чем меня. А ведь я так стараюсь, – глаза Лахи заблестели. – Я очень боюсь, что мать выберет ее, а от меня… просто избавится или сделает игрушкой сестры. Пожалуйста, помоги мне искренне. Я обещаю, что буду заботиться о тебе.

Проникновенная речь маленькой девочки тронула меня, хотя я плохо себе представлял, чем могу помочь. Я ведь в любом случае дам Клятву. В то же время было приятно, что кто-то смотрит на тебя с такой надеждой, а не как обычно – разочарованно.

– Я сделаю все, что в моих силах, – выдавил я.

– Спасибо, – улыбнулась Лаха, цепко схватила мою ладонь узкими пальчиками и повела обратно к лужайке.

Под взглядами присутствующих я опустился на колено и произнес:

– Клянусь своей жизнью служить тебе, пока смерть не разлучит нас.

– Я принимаю твою Клятву.

Все произошло очень быстро. Сначала я почувствовал, как натянулась невидимая струна между нами. Как только Лаха закончила свою фразу, что-то теплое и мягкое проникло в меня и уютно устроилось внутри головы. Будто бы это нечто всегда было частью моего разума, и я наконец-то стал целым.

– Умно, Лаха, – похвалила Хозяйка.

– Спасибо!

– Что? Вы о чем? – возмутилась Вил.

– Вас не должны были еще учить таким тонкостям, однако твоя сестра, очевидно, кое-что смогла выведать. Добровольно данная Клятва от чистого сердца действует более полно, глубже проникает в разум. Хотя и у такого поступка есть свои последствия, о которых вам пока лучше не знать.

Лаха, моя новая Хозяйка, самодовольно усмехнулась…

Штог приблизился к земле, серые копья-смерчи метались буквально в полусотне метров над головой. Неприятно будет попасть под эту ледяную стихию. Повернув голову, я увидел краем глаза карету Хозяйки, которую начал оплетать желтоватый плющ. Плохо дело – альвы где-то близко. Теперь понятно, почему шакалы так торопятся. Скоро и меня покроет с головы до пяток тошнотворно-желтый плющ, а поганые лианы с бритвенно-острыми лезвиями порежут тело на части.

2
{"b":"575039","o":1}