ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну, скажите на милость, разве всё это не мужские проделки?

И главное, чем больше ты о нём убиваешься, тем равнодушней и циничней он относится к тебе. Ну как тут не вспомнить классика: «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей»! Смешно, правда? Но что-то в этом есть. Вот и решила я в какой-то момент своей жизни, что надо наконец-то поставить все точки над «i». Хватит тянуть это рабское существование, всё ждать милости от этого самодовольного узурпатора, который решил, что он вправе распоряжаться моей жизнью. Вы слышите, господин Театр? Я разрываю наш с вами союз. И уверяю вас, что смогу быть счастливой и без вас!

Ну вот, сбылось! Я вновь на воле.
Брожу одна среди полей.
Пишу стихи, и лучшей роли
Мне не сыграть на склоне дней!
А сколько судеб самых разных
На сцене я прожить смогла!
Но вольности священный праздник
Сегодня праздную одна!
Какой спектакль даёт Природа!
Ежеминутно, день за днём,
Всегда, в любое время года —
Премьера за моим окном.
Здесь каждый роли получает
Из рук Великого Творца.
И без суфлёра жизнь играет,
Не ведая её конца.

Ну вот, собственно, на этом и закончилась вся эта история с Театром. И, казалось бы, можно теперь поставить точку, ведь я уже окончательно оказалась «вне игры». Да как бы не так, мои дорогие, опять повторяю вам: «Неисповедимы пути Господни!»

Если вы помните, я как-то, рассказывая о Владимире Павловиче Бурмейстере, говорила, что его мама Наталья Андреевна была урождённая Чайковская, то есть внучатая племянница П. И. Чайковского. Так вот, её родственники по этой линии уехали во время революции во Францию, а кто-то оказался в Бельгии. Короче, где-то в девяностых годах прошлого века нашлись двоюродные братья Натальи Владимировны Бурмейстер. В один из их приездов в Москву Наташа познакомила нас.

И вот в 2001 году братья решили пригласить двух сестёр в Бельгию.

Наташа там уже бывала, и её ждали с нетерпением, так как она должна была дать сольный концерт. Когда вдруг выяснилось, что я актриса, меня стали просить тоже принять участие в концерте. Но у меня не было никакого репертуара. Наташа предлагала мне прочитать какой-нибудь монолог. Но я давно не участвовала в концертах, монологов в моих ролях не было. Пару дней я думала, что мне делать, и вот рискнула сказать Наташе, что могу прочитать какие-нибудь свои стихи. У моей сестры глаза полезли на лоб, ведь о том, что я пишу иногда стихи, знали только моя подружка Рита и ещё Люся Столбова. «Ну-ка, прочти что-нибудь», — попросила Наташа. Честно говоря, зная Наташкин критичный нрав, я очень испугалась.

Пока я читала, глаза её всё больше округлялись, и к концу моего чтения Наташка просто подпрыгнула от удивления и, показав мне большой палец, воскликнула: «Во! Вот это и читай!» Я была рада её признанию. Но когда после нашего выступления ко мне стали подходить люди с просьбой получить книгу моих стихов, чтобы перевести их на французский язык, тут уж у меня глаза буквально полезли на лоб от удивления. Такой реакции зрителей я никак не могла ожидать.

Ни я, ни Наташа даже представить себе не могли, что эта поездка в Бельгию абсолютно перевернёт всю мою дальнейшую жизнь.

Мы вернулись в Москву, и Наташа стала приглашать меня участвовать в её филармонических концертах. И вот, когда после первого же концерта ко мне подошли зрители с вопросом, где можно купить мою книгу стихов, потрясённая этим успехом, я подумала: «А может быть, правда, издать мои стихи?» Так появилась на свет моя первая книга «Вчерашние цветы», куда я попробовала собрать свои ранние стихотворения. Честно говоря, это было очень трудно, так как многие из них были потеряны, а чудом сохранившиеся разбросаны по листкам, на полках, среди давно забытых тетрадей. Кроме того, мне казалось, что собранные вместе, они должны создавать некий образ, то есть оформление должно соответствовать содержанию. Будучи абсолютным дилетантом в издании книг, я стала мучительно думать, где найти художника. Как-то на одном из семейных праздников меня вдруг осенило обратиться с этим вопросом к моей дальней родственнице, замечательной художнице Татьяне Левицкой. Неожиданно для меня Таня с радостью согласилась. Название книги, «Вчерашние цветы», подсказало и художественное решение. Эта первая наша с Таней книга оказалась удачной. Но главное, я открыла для себя не только удивительного художника, но и чуткую, родную душу, верного друга. И сам факт признания моих стихов настолько поразил меня, что вызвал в моей душе необыкновенный прилив вдохновения.

Такого подарка Творца я не ожидала.

В мастерской Т. Левицкой

Кругом зима, а в нашем сердце — рай!
Мы радуемся встрече, словно дети.
Мы пьём жасминовый зелёный чай
И забываем обо всём на свете.
Кругом зима, а мы сидим в саду.
Нам птицы серенады распевают:
Со стен слетают, ходят по столу
И всё теперь про нас с тобою знают.
Кругом зима, а мы — среди цветов
Дурманящего праздничного лета.
Среди твоих картин, моих стихов
Мы забываем, что зима есть где-то.
Наш мир уютный полон доброты.
В нём можно петь, работать и смеяться.
И если в этом мире я и ты,
Нам за него не нужно опасаться.

Если, с позволения сказать, «зачатие» моей книги произошло в Бельгии, то и «крещение», по случайному совпадению обстоятельств, должно было состояться там же. В 2003 году нас с Натальей Бурмейстер опять пригласили в Бельгию, уже с расчётом, что мы обе будем давать концерты. Мы ваяли с собой чудесную певицу из филармонии О. Жирову. Она всегда выступала с Наташей в концертах и обладала не только замечательным голосом, но и прекрасным характером. Мы очень подружились. Наши концерты в Бельгии проходили с большим успехом. Мы выступили в Брюсселе, в Генте, в Антверпене. Но самое неизгладимое впечатление произвело на меня наше выступление в соборе при католическом монастыре под Брюсселем. Когда под сводами старинного собора звучала музыка И. С. Баха. В А. Моцарта, С. В. Рахманинова, а я читала «Крестный путь», «Гефсиманский сад» и «Молитву», окружённая ликами Христа и Божьей Матери, невозможно словами передать, что творилось в моей душе! Многие не знали русского языка, и мне приходилось вначале читать краткое содержание на французском. Какое же это было счастье, когда после концерта эти люди, со слезами на глазах, говорили мне слова благодарности! Но главным подарком стало то, что настоятель монастыря счёл нужным напечатать мои стихи в религиозном журнале. Вот такое крещение прошла моя первая книжка.

* * *

В 2006 году в Доме актёра был вечер, посвящённый памяти поэта-пародиста А. Иванова. Меня попросили прочитать его пародию на Римму Казакову. Конечно, я знала Римму Фёдоровну, можно сказать, с детства. Ну, как знала? Как все. Знала, что есть такой известный поэт, слышала и читала её стихи, видела иногда на экране. Себя я никогда к поэтам не причисляла. Я была девочка, которая очень любит поэзию и пишет стихи «просто так, для себя», ну ещё для нескольких друзей. И когда вдруг оказалось, что мои стихи нужны не только мне и моим друзьям, но и совсем чужим людям, решила всё-таки их издать. Мы встретились с Риммой Фёдоровной, когда меня уже печатали в разных издательствах и готовился к выходу второй сборник стихов. Мне часто говорили, что надо бы вступить в Союз писателей, но я, честно говоря, никогда всерьёз не воспринимала всякие организации, да и к себе всегда относилась очень иронично, а потому в таких случаях отшучивалась: «А мне и в союзе читателей неплохо! Тем более что он сейчас стал меньше, чем Союз писателей!»

48
{"b":"575041","o":1}