ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Её зовут Бьянка, — прошептала девушка.

Это её имя, а фамилия?

Такая же, как и у меня.

Да, я совсем забыл, что у вас фамилия вашей матери. Ты мне раньше называла, но я забыл… Напомни мне её, пожалуйста.

Романо, — ответила Пия.

Она говорила тихо, но у Верро был тонкий слух.

Романо! — вдруг вскричал он. — Вас интересуют данные о персоне, которую зовут Романо! Я могу дать вам справку.

Ты опять вмешиваешься? — Закричал ему Амьен. — Я же тебе уже сказал, чтобы ты оставил нас в покое.

Хорошо! Я помолчу, — пробормотал Верро. — Но ты ошибаешься, не давая мне сказать ни слова, ведь я мог бы тебе рассказать много интересных вещей.

О чем?

О персоне, имя которой Пия назвала только что.

Ты нас подслушивал! Ты за нами шпионишь! Господи, как же я был глуп, когда сдался на твои уговоры и впустил тебя сюда. И поверь мне, ты доставишь мне большое удовольствие, если выйдешь из моей мастерской той же дорогой, какой и зашёл сюда.

Ты не прав, я не подслушивал, и доказательством тому то, что я не услышал слова ни слова из того, что ты сказал малышке. Но она сама повысила голос в конце вашего коллоквиума, а я как-то не забыл помыть уши сегодня с утра, так что невольно в них влетело имя, которое мне прекрасно известно.

Откуда ты его знаешь?

А тебе не все равно? У меня есть секрет… представь себе, что у меня, как и у тебя, тоже могут быть свои секреты, которые я храню от чужих ушей… Забудь этот разговор, мой дорогой друг. Я не нарушу больше мирное течение вашей беседы. Буду нем, как рыба. Пусть у меня язык отсохнет, если я произнесу ещё хоть одно слово.

Хватит паясничать, я хочу знать, что тебе известно об этой персоне по фамилии Романо.

Этой Романо. Вот как! Значит ли это, что она женщина?

Не изображай невинность и познания во французской грамматике. Что ты знаешь о ней?

Совсем ничего.

Ты лжёшь. Ты сказал только что, что мог бы сообщить мне новости о ней.

Это вполне возможно. Но я их храню для себя.

Пия взволнованно и с большим вниманием слушала эти вопросы и ответы. Она не осмеливалась принять участие в этом диалоге, но внимательно смотрела на Амьена, пытаясь прочитать в его глазах то, о чем он думал после слов, брошенных этим сумасшедшим Верро.

Послушай! — серьёзным тоном сказал художник маляру, считавшему себя художником, — я тебя поддерживал до сих пор во всех твоих начинаниях, но сейчас я тебе категорически заявляю, что если ты немедленно не объяснишься со мной, я попрошу тебя убраться из моего дома, и больше ты меня в этой жизни никогда не увидишь.

Ты это серьёзно?

Очень серьёзно. Даю тебе слово чести.

Тогда, я собираюсь встать на путь признаний, и то, что я делаю, это только в твоих интересах. Ты бы всю оставшуюся жизнь жалел о том, что поссорился со мной. Я не хочу, чтобы твоё существование было отравлено горем утраты.

Когда ты наконец закончишь со своими дурацкими шутками?

Уже закончил. Так ты у меня просишь сведения о некоей Романо. Я тебе могу сказать, что ты её знал.

Я…! Ты безумен.

Отнюдь. Ты, правда, видел её лишь однажды, но зато провел с ней около часа… или рядом с ней, проще говоря.

Где это?

Мой друг… Ты совсем не догадываешься… обратись к своему воображению и памяти?

Пытаюсь… но не могу уловить суть твоей иронии.

Подумай хорошенько! У тебя короткая память. Напряги её и свой разум. Как ты провел свой вечер в прошлый вторник?

Вторник? — прошептал Амьен, совершенно не помнящий обыкновенно, что он делал пару ней назад, а не то что произошло на предыдущей неделе.

Я тебе помогу освежить память. Ты возвращался в этот день к себе домой, и позволил себе заметить меня сидящим за столиком в кафе… куда ты соизволил все-таки войти.

Сойдя с омнибуса? — спросил очень взволнованный этими словами Амьен.

Совершенно точно. И именно в этом омнибусе ты встретил синьору, о которой осведомляешься сейчас с таким тщанием.

Что! Эта девушка… которая… была …

Эту девушку как раз и звали Бьянкой Романо. Я обнаружил это вчера, и осмеливаюсь тебе сказать, что это открытие оказывает мне честь, так как оно вызвано исключительно моей настойчивостью и проницательностью.

Как ты убедился в том, что её на самом деле так звали?

Я нашел квартиру, в которой она жила. Ну… квартира, это громко сказано… так, мансарда с голубями. Она жила совсем близко отсюда, на улице Аббатис на Монмартре. Я беседовал с хозяйкой квартиры, которая мне дала самые точные сведения о ней, и которая… не буду излишне скромен… благодаря моим наставлениям была так любезна побеспокоиться о том, чтобы отправиться в Морг, дабы опознать её тело. Эту респектабельную даму зовут Софи Корню, и у нее доброе сердце, так как она оплатила расходы на похороны девушки, которые имели место этим утром. Я шёл во главе траурной процессии вместе с нею.

Замолчи!

Но было уже чересчур поздно. Пия все услышала. Она вскочила и сделала шаг в сторону Верро, который не догадывался и не понимал, какой эффект могут произвести его слова.

Моя сестра умерла, — прошептала девушка и упала в обморок.

Несчастный! Видишь, что ты наделал, — закричал на Верро Амьен.

Разве я мог догадаться, что эта малышка тоже из рода Романо? — сказал сквозь зубы Верро. — Я знал только, что её зовут Пией.

Верро можно было упрекнуть в нехватке такта и здравого смысла, но в его сердце отнюдь не было ни капли злобы.

И как бы в оправдание этого он быстро вскочил с места и бросился к Пие, чтобы помочь своему другу поднять её с пола.

Вдвоём они поставили девушку на ноги, но так как она была без сознания, Амьен отнёс её на руках к окну и положил на тахту.

Её сестра! — шептал он, совершенно растерянный, — это была сестра Пии! Я должен был бы сам об этом догадаться, услышав её рассказ. Эта та самая девушка, исчезнувшая во вторник вечером, в тот самый вечер моего трагического приключения в омнибусе …

И я не намного лучше тебя, черт возьми! Мне следовало сразу все понять, — воскликнул Верро. — Мёртвая девушка походила чертами лица на Пию. Как я не подумал я об этом? Возраст… итальянский тип лица… все было так явно. Правда, нужно сказать, что я не подозревал, что у Пии была сестра. Она очень скрытна, эта малышка.

Замолчи, животное! И принеси мне флакон нюхательной соли… там, на столике, около бюста Наполеона.

Уже иду… приоткрой ей корсаж… или ты ждёшь, когда она задохнётся, ожидая от тебя этой милости.

Амьен последовал этому совету, и смуглые плечи девушки показались из под её красного платья.

Вот флакон, который ты просил— воскликнул Верро. — Поддержи её голову, пока я поднесу его к её носу. Это её обморочное состояние не продлится долго. Я не знаю, что в этой английской бутылке, но я попробовал, и мне кажется, что запах такой, что разбудит и мёртвого… Продирает мозг насквозь.

Пия, распростёртая на тахте, прислонила свою прелестную голову на грудь Поля Амьена, волосы её были распущены и кудрявые локоны спускались вниз прямо по бледным щекам, глаза закрылись, и едва заметное дыхание исходило из слегка приоткрытых губ.

Ты её убил, — сказал Амьен горе-художнику, который стал на колени, пытаясь заставить дышать парами соли бедного ребёнка.

О! Что ты, нет. Не пройдёт и одной минуты, как она вернётся к нам, и я попытаюсь её успокоить. Кто бы, черт возьми, догадался, что она столь чувствительна? Это не изъян… и не слабость, присущая всем итальянкам. Я знавал одну, которая потеряла своего мужа утром и позировала, изображая вакханку, уже в полдень, в мастерской Жан-Жака Эннера… ты его знаешь. После этого ему ничего другого не оставалось, кроме как стать её мужем.

43
{"b":"575061","o":1}