ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Снежная Золушка
Суси-нуар 2. Зомби нашего века. Занимательное муракамиЕдение от «Подземки» до «1Q84»
Тренируй свою память. Японская система сохранения здоровья мозга
Новый год с акцентом
Эмоциональный интеллект лидера
Живая Викка. Продвинутое руководство для виккан-одиночек
Сочини мою жизнь
Альфарим. Волпер
Утиная семейка. Комиксы о родителях и детях

Пусть так, лишь бы не Стасик.

Тут он резко потянулся в сторону тумбочки и достал из нее презерватив. Тут я окончательно осознал, что сейчас произойдет. Черт!

Дальше все было, как в неудачном порно. Раскатав презерватив, он потянул меня за ноги, полностью переводя в горизонтальное положение. Подушка под зад и головка, пытающаяся проникнуть в мою дырку.

— Твою мать, Ростик! Расслабь булки. Впусти меня!

— Ты, конченый педик! Мне больно!

— Терпи! Дай мне войти! — шлепок по бедру испугал, а этот мудак воспользовался и засадил, — все-все! Отлично, все хорошо. Ростик, дыши глубже. Я буду двигаться.

ЧЕРТ! Такой боли я не испытывал даже, когда меня избивал отец.

— Бо-бо-боль-но-но-но! Му-му-дак! Го-го-го-мик! Бо-больно-о-о!

Я орал, а он не прекращал двигаться, все больше ускоряясь. «Кончай, кончай!» — у меня было единственное желание. Лишь бы это скорее прекратилось. И когда он застонал, я застонал вместе с ним от радости, что этому наступил конец.

— Эй, ты как? — он провел рукой по моему лицу.

— Мудак, — больше не осталось сил говорить.

— Значит, не очень… Ничего, дорогой. В следующий раз будет получше, — от этих его слов у меня выступили слезы на глазах.

Часть

Утром, проснувшись очень рано от неприятного привкуса во рту вчерашней туалетной воды, увидел мирно спящего начальника рядом. Сейчас он выглядит вполне нормальным парнем, без всяких извращенных фантазий, но стоит ему открыть глаза - совсем другой человек. Почему такой властный самовлюбленный тип, жаждущий сексуальных утех, может быть временами таким умиротворенно милым, словно ангелок-переросток с картин Микеланджело: взъерошенные, слегка кучерявые волосы, длинные черные ресницы… Поразительно… Ни одного волоска на теле, этот момент меня постоянно удивляет, не может же он постоянно все брить.

Только послушайте, о чем я думаю! Вчера меня шантажом принуждал этот козел, а я лежу и смотрю на него спящего. Сойти с ума! Что творится со мной? Вместо того, чтобы ненавидеть его, я ищу ему оправдания. Почему я решил, что он может быть другим? Да это самая распространенная ошибка человечества — каждый думает, что может стать особенным для человека, который ему нравится. А он мне нравится? Нравится, зараза! Еще как! Глубоко внутри я даже могу сознаться сам себе, что он прав, когда говорит, что меня притягивает сила. Да, это то, что заставляет колотиться мое сердце. Напор и настойчивость возбуждают. Разве это не упоительное чувство, когда тебя безумно хотят? Только… Он мужик! Самый настоящий самец. Вот, что я не могу ему простить. Не могу ему позволить узнать, что тянет к нему. Нет, это не для меня! Уж лучше виртуальные отношения, чем стать «игрушкой на час» в мужских руках.

Попытка встать отдалась болезненным ощущением в район копчика.

Это однозначно не для меня!

— Ты куда? — за спиной раздался его сонный голос.

— В туалет.

— Зачем? — это уже слишком, тоталитарный режим какой-то.

— Поссать! Или это запрещено?!

— Помочь? — уже помог, что теперь хожу с трудом.

— Сам справлюсь!

— Обезболивающее в кухне на полке возьми. Выпей сразу две таблетки.

Какие мы заботливые!

Вернувшись, застал его в той же позе, что и когда уходил. Лежит голый, даже не прикрывается одеялом.

— Чего стоишь? Иди, ложись.

— На работу сегодня.

— Не смеши меня. Отправляю тебя в больничный отпуск до конца недели.

Спасибо, что не в декретный или сразу в морг.

— Можно мне домой?

— Нет! — вот я дурак! На секунду подумал, что в нем появилось хоть чуточку жалости. — Ложись, еще поспим. Или так сильно болит?

— А тебе какая разница? Что-то вчера тебя это мало волновало.

— Ты сам виноват! — да кто бы сомневался! Это я сам себе вставлял эту штуку до упора. — Я же говорил тебе подготовиться, а ты как всегда не послушал! Говорил — расслабься, а ты сжимал еще сильнее.

— Ну, ты и козел! Еще скажи, что я должен был получать удовольствие от этого процесса.

— Хотелось бы… А то орущий от боли или удовольствия - очень большая разница. Знаешь, как это звучало? «По-мо-ги-т-е-е! Спа-си-и-и-те! Уби-ваю-ю-ют!»

Уж что-что, а это уже слишком!

— А ты! .. Ты! .. Ты бы видел себя со стороны! Ты как машина по штамповке пробок! Вот! — что я сейчас сказал и сам плохо понимаю. — Долбил своим поршнем, как кролик на спаривании! Вены на лбу повыступали, пот лил, как из ведра, я думал, сдохнешь на мне, педик!

— И не мечтай! По крайней мере, помирать ближайший месяц-полтора не планирую. Так что… Готовься получше, дорогой!

— Чтоб тебя!..

— Тебя, дорогой! Тебя!

Что там я говорил об ангелочке? Забудьте!

Попытка уйти спать в другую комнату не увенчалась успехом. Голый извращенец поймал в дверях и, забросив на плечо, силой уложил в постель. Еще, козел, забросив ногу сверху, лишил возможности двигаться.

— Спи, давай, «пострадавшая сторона»! — к чему теперь эти поцелуи в затылок после вылитой кучи грязи. Не понимаю я его!

Примечание к части

Прода будет сегодня, тапки прячьте под кровать.

>

Часть

Мне просто интересно, все ли люди проводят больничный так, как я? Вот чисто гипотетически… Вам суют пальцы в задний проход при любом удачном случае, мотивируя это нанесением лечебной мази? Нет? Тогда какого он это проделывает со мной?! Куда подевалась его пресловутая брезгливость?

Стоило мне только уточнить это, как снова последовала угроза Стасиком. Чуть что — сразу Стасик. Знал бы этот мужик, каким популярным стало его имя в этом доме.

Я знаю, что он удумал, когда садится мне на ноги, когда я лежу на животе. Знаю-знаю, чего он добивается, когда стаскивает трусы и начинает водить скользкими пальцами по ложбинке между ягодиц. И конечно, я не настолько тупой, чтобы не догадаться, чего хотят добиться его далеко не тоненькие пальцы. Лечит он меня! Да не смешите!

Первые разы я даже попытался брыкнуться, за что получил по заднице, и еще и лишили возможности двигаться, вывернув руку. Даже не сомневаюсь, что этот гад посещал секцию борьбы в школе.

А потом произошло то, что повергло меня в шок на целые сутки. Это правда, поверьте мне. Я просто не уснул ночью после того, как ощутил анальный оргазм. Да-да! Я и сам до этого момента думал, что это неправда, вымысел, сказка, но сам факт — от движения его пальцев у меня встал. Первая мысль была: «Не может быть!». Хорошо, что он не видел моего лица в это самое время, потому что оно пылало, стало так жарко, что даже на лбу выступила испарина.

Мне реально стало неудобно лежать на животе.

— Ростик, — услышав его голос, я испугался, что он заметил. — Ростик, непослушный мой мальчик! — он наклонился и стал целовать мою спину, продолжая двигать пальцами. — Как же ты меня заводишь! Я так сильно тебя хочу! Никого так не хотел. Ты сводишь меня с ума. Мой малыш!

Я не понимаю, как так вышло: его слова становились все тише и развратней, движения быстрее, и в какой-то момент я осознал, что уже не слышу его, потому что мое тело полностью погрузилось в экстаз. Я даже выпал из ощущения времени, такое со мной впервые. Пустота в мозгах и легкость тела. Где я?.. Кто я?.. Все не важно…

— Ро-о-остик, ну, как? — прозвучало это совсем рядом. Черт! Я даже не заметил, что он лежит на мне.

— Что как?

— Ощущения. Тебе понравилось? — как он узнал? Я стонал?

— Я не понимаю, о чем ты? — что-то мне подсказало, что ему лучше не знать, что произошло.

— Я об этом! — он просунул руку под мой живот, — ты кончил. Какой ты мокрый и скользкий, — его ладонь сжала еще не упавший член. Он прижался своим членом к моей заднице и стал скользить им по ложбинке — Хочу, чтобы ты так кончал подо мной!

Только стоило его головке коснуться цели, я словно очнулся от дурмана:

13
{"b":"575066","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Голос, зовущий в ночи
Розуэлл. Город пришельцев: Изгой. Дикарь
Игры тестостерона и другие вопросы биологии поведения
Порочный
История елочных игрушек
Лорд, который влюбился. Тайная невеста
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Порученец Жукова
Жизнь взаймы