ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я ничего не придумал
Простая сложная игра глазами профессионала
Письма Безоса: 14 принципов роста бизнеса от Amazon
Руигат : Рождение. Прыжок. Схватка
Антипечальки. Невероятно простые способы сделать свою жизнь красивой и счастливой
Сладости без сахара. Пирожные, торты, печенье, конфеты
Деньги на бочку
Призраки Орсини
Берсерк забытого клана. Врата войны

Алик стал исключением в моей жизни, зацепил он меня чем-то. Может, так, как с ним, мне не было хорошо ни с кем. Как показали последние два месяца, у нас так много общих увлечений и… С ним я чувствовал себя сексуальным и желанным. Черт! Это все иллюзия — неправда, это просто я хотел быть таким для него, а на самом деле я просто замена… Я тот, кто заполнил пустое место временно. Вот кто я такой — пустое место.

Ха-ха! Что-то до боли знакомое… Не это ли я наблюдал все свои двадцать шесть лет? Может, это судьба повторить ошибки матери? Она столько лет живет с человеком, который вытирает об нее ноги, пытаясь сохранить что-то, чего не существует. Семья — в нашем случае это только оболочка, внутри которой обитают три человека. Да-да, это точное определение — «обитают».

Хочу ли я такого же отношения к себе? Знать, что он спит с другими, и прощать? Нет… Я так не смогу. «Любви между мужчинами не может быть», значит, мне не по пути с мужчиной. Даже если я и сильно его хочу, это только минутное влечение, которое никогда не перерастет во взаимность.

А он хорош! Как умело запудрил мне мозги, настоящий сердцеед. Словно один из героев онлайн-игры. Только я забыл, что название этой игры «Город грехов», и все отношения в этой игре ограничиваются сексом.

Посмотрев на часы, обнаружил, что потерял два часа жизни, обдумывая, как мне быть. Все! Хватит, для себя я уже все решил. Пора возвращаться домой. Главное теперь - не разбудить батю, уж кого-кого, а его я сегодня видеть не хочу.

Уже подходя к подъезду, был ослеплен миганием фар дальнего света. Я даже не сомневался, что это он. Отворив дверку машины, уселся на переднее пассажирское сидение. Он сидел и молчал, даже не повернув в мою сторону голову. Так даже лучше, откинув голову на подголовник, тоже уставился на освещенный машиной тротуар.

Только подумать, я переживал, а он сидит такой спокойный.

— Где ты был, Ростик? — раздался его такой раздражающе спокойный голос.

— Если ты об адресе, то я был так увлечен другим делом, что забыл его записать, — пусть знает, что я не подумаю даже оправдываться.

— Тебе смешно? А мне не очень! Ты хоть понимаешь, что поступил плохо?

— Ой, извините, может, теперь хочешь наказать «плохого мальчика»? — теперь я посмотрел на него. Он все так же сидел, не смотря в мою сторону. — Что, не хочешь? И правильно, меня это тоже больше не интересует. Сегодня я впервые попробовал, как это быть сверху. И знаешь, ты прав, это просто офигенное ощущение…

— Заткнись! — он стукнул со всей дури по рулю.

— …А он так стонал подо мной…

— Заткнись-заткнись-заткнись! — он зажал мне рот ладонью и перекрыл дыхание. Вы только посмотрите на него, как он злится, что я тронул его Костечку. Даже готов убить меня за это. Ну, давай! Души! — Как ты, сука, посмел?!

Воздуха совсем не осталось, и инстинкт заставил оттолкнуть его. Согнувшись, я пытался восстановить дыхание.

— Уходи! — наклонившись, он открыл дверь и вытолкнул меня наружу.

Шесть месяцев закончились тем, что я сижу на асфальте, наблюдая, как уезжает его автомобиль. И почему это больнее, чем тогда, когда со мной поступила подло женщина? Почему так сильно сдавило грудную клетку, выдавливая из меня слезы? Больно, больно, как же больно! Дело даже не в физической боли. Горечь обиды и потери, но так нужно. Злость с его стороны - это лучше, чем жалость и пренебрежение. Ха-ха! Разве я сейчас не жалок?

***

Поднявшись и вытерев слезы, измазавшие мое лицо, отправился домой. Окна квартиры уже не светились. Открыв тихо двери, прошел в свою комнату и, присев на кровать, вскочил от неожиданности, рядом кто-то зашевелился.

— Твою ж!.. — как ошпаренный, подскочил к двери и включил свет. На моей кровати сидел голый парень в трусах. — Ты кто такой?!

Парень, как в ничем не бывало, протер сонно сощуренные от яркого света глаза.

— Ты Ростик?

— Я-то да! А ты кто?

— Ты что, не узнал меня? Я Павел!

— Какой Павел?

— Павлик Морозов, что, забыл?

Павлик Морозов? Сын маминой подруги, с которым мы в детстве отдыхали постоянно на море? Это же я придумал ему эту кличку. Погодите, этому парню лет двадцать, а Павлу должно было бы быть лет… Пятнадцать… Или я что-то напутал?

— Что ты тут делаешь?

— Приехал поступать.

— А в моей постели ты почему?

— Так меня твоя мама пригласила. Говорит, ты с женщиной живешь, а ей скучно.

Ясно. Здесь меня тоже заменили. Что за день такой! Никому я не нужен.

— И где мне теперь спать? — в зале, наверняка, как всегда возле телика батя храпит. Черт!

— Проблему нашел. Ложись рядом. Что, забыл, сколько мы с тобой в детстве делили постель? — развернулся ко мне задом и пристроился к стенке.

Интересно, знал бы Павлик Морозов, что я жил не с женщиной, а мужчиной, был бы он таким храбрым?

— Это я хорошо помню, но еще помню, как ты меня постоянно мочил и пытался утром все на меня свалить.

Парень повернулся и, присев обратно, посмотрел на меня злобным взглядом.

— Это было еще до школы! А ты, между прочим, специально мне страшилки на ночь рассказывал! Скажи спасибо, что я всем не рассказал, что у тебя!..

Он резко прервался.

— Что? Что у меня?

— Ничего. Ложись или дай мне поспать.

Раздевшись, я пристроился рядом. Смешно, но его голое тело почему-то смущало меня. Я и, правда, не дружу с головой. Это же Павлик — пацан, который вечно ходил хвостиком за мной.

Где-то через минут пятнадцать он опять подал признаки жизни:

— Ну, вот! Теперь не могу уснуть!

— Только не нужно снова все сваливать на меня, словно тебе опять семь лет.

— Мне двадцать.

— Правда? А мне казалось, ты будешь малявкой всю жизнь. И на кого же ты поступаешь?

— Программиста. Я колледж окончил.

— Не оригинально, но если нравится…

— Ростик, а ты как был какашкой, так и остался.

— Пф-ф-ф! Ха-ха-ха! — он меня рассмешил. А я уже и забыл, как он бегал за мной и дразнил «какашкой». — Ты смешной! Может, уже расскажешь, что ты там обо мне не поведал остальным?

Повернувшись на бок и подперев рукой голову, посмотрел на парня, что уже, по всей видимости, давно наблюдал за мной.

— Ничего…

— Да брось! Мы же уже взрослые. Расскажи, а не то!.. Налью в постель воды и скажу, что это ты.

— Придурок, не смешно. Ладно… У тебя стоял по утрам, пока ты спал, - что? И откуда?..

— А ты смотрел? — специально спросил с укором.

— Нет! Ну… Лето… Мы спали, раскрывшись, а ты вечно разбрасывал ноги, и твое хозяйство вываливалось из трусов.

— А Павлик Морозов — маленький извращенец! — почему-то мне смешно стало от его рассказа и захотелось подразнить.

— Сам ты извращенец! С нами, между прочим, еще и Нинка тети Светы спала и все видела.

— Все. Теперь я обязан на ней жениться. Сколько хоть ей сейчас лет? Надеюсь, не тринадцать?

— Восемнадцать. А знаешь, мы с ней дрались из-за тебя, — он сказал это уже тихо, отвернувшись к стенке.

— И по какому поводу были драки?

— Мы спорили, кто на тебе женится: я или она.

— Пф-ф-ф! — я пытался не смеяться, честное слово. — И кто победил?

— Я, — он смешной, и его открытость мне нравится.

— Значит, ты в моей постели на законном основании, — развернувшись к нему спиной, закрыл глаза. — Спокойной ночи, невестушка.

— Спокойной ночи, какашка.

Больше мы не разговаривали. Я еще долго лежал и не мог уснуть. Разговор с этим парнем заставил забыть о проблемах. А может, даже по-другому посмотреть на них. В какой-то момент я даже чуть снова не засмеялся, когда понял, что Алик не был первым парнем в моей постели и даже мой член увидел не первым. Интересно, как бы он отреагировал, узнай об этом.

Примечание к части

И по ходу уже макси, ребята) Поздравьте меня)))

>

Часть

17
{"b":"575066","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сломанные вещи
Парк Горького
Иван Грозный. Сожженная Москва
Как смотреть кино
Метро. Трилогия под одной обложкой
Проклятый отбор
Лавандовая спальня
Канун Всех Святых
За тобой