ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Немного ненависти
Новогодняя жена
Снегурочка для олигарха
Ремонт
Время. Большая книга тайм-менеджмента
Код Женщины. Как гормоны влияют на вашу жизнь
Правила кухни: библия общепита. Идеальная модель ресторанного бизнеса. Книга 1: Теория
Рота Его Величества
Свадьба правителя драконов, или Потусторонняя невеста

Как глубоко вздохнул Алик, я услышал даже на заднем сидении.

— Поздравляю! Ты, главное, с родителями так не шути, — нравятся мне эти братские наставления.

— Алик, дорогой, ты нам не указ, ясно? Захотим и заведем бебика. Правда, Ростик?

— Заведем-заведем, — отвернувшись от нее, пробубнил я и стал наблюдать в окно.

— Паша, ты в курсе, что твой друг такой зануда? — она прижалась к сидению и обняла за шею Павлика Морозова. — Надеюсь, ты не такой?

— Ростик не зануда, — Павел опустил голову и попытался вырваться, но Карина вцепилась в него мертвой хваткой.

— Алик, посмотри, какой преданный друг у моего любимого.

От «любимого» меня покоробило.

— Карина, прекрати цепляться к парню, он же еще не в курсе твоего тонкого юмора, — как бы мне ни хотелось, но пришлось защитить парня.

— Алик, у них такая трепетная дружба, - ах, ты ж, зараза! — Может, им вместе сесть на заднем сидении?

Сучка-сучка-сучка! Своими подковырками только подливает масла в огонь. Даже боюсь представить, что скажет Алик, когда это закончится.

***

Какой я был наивный, когда думал, что это предел ее вульгарности. Эта девица еще больше меня шокировала, когда, войдя в квартиру, решила провести экскурсию для Пашки.

— Так… Здесь у нас кухня, — открыла дверь чуть ли не ногой. — Ростик, ты помыл посуду, или мне будет стыдно перед гостем? — ухватив растерянного парня под руку, потащила его дальше. — А это у нас спальня, мы здесь трахаемся.

На этой фразе я врезался в Алика, который резко остановился.

— Карина! — наконец-то он среагировал на ее выходки, — можно тебя на минутку?

Ухватив ее за локоть, отвел на кухню, хлопнув дверью.

Ох, влетит ей сейчас! И поделом!

Я до сих пор не могу понять, как девушка может вести себя так развязно и пошло в присутствии мужчин. Даже я не могу себе позволить сказать такое слово вслух, а она произносит его, словно это обычное, обыденное. Разве это позволительно в приличной семье? Да еще в армянской? Я думал, у них женщины робкие и смирные.

— Эм… — раздалось за моей спиной. — Ростик, думаю мне лучше уйти…

Стоя посреди комнаты, Пашка переминался с ноги на ногу. Сразу вспомнилось, как в детстве он так делал, когда хотел по-маленькому.

— Ты прав, так будет лучше. Видишь, Карина сегодня сама не своя. Извини…

— Нет, это ты прости… Можно вопрос? — я кивнул. — Разве можно такое терпеть?

Он прав, такую женщину не выдержит обычный мужчина. Кого-то она мне напоминает?.. Да она — Алик в юбке! Только он мужчина, его природа наградила брутальностью и грубостью, а она ведь девушка. Девушки должны быть нежными и учтивыми, а не говорить слово «трахаться».

— Говорю, что она не такая. Просто у нее ПМС.

— Что это?

Он что, не смотрит рекламу?

— Будет девушка, поймешь.

Он не успел ответить — из кухни раздались крики и, судя по интонации, ругательства.

— Это на каком они орут? — Пашка удивленно уставился в сторону двери.

— Армянском, - Пашка присвистнул.

— Ростик, послушай меня, ты точно влип, поверь мне. Она не прочь гульнуть налево, а у этого Алика «братский комплекс». Ты видел, как он постоянно смотрит на тебя? Словно хочет сожрать, — «хочет» — это точно, только не сожрать, а покусать и понаставить по телу своих меток. — Можешь обижаться, но мне кажется, тебе нужно бежать от этой парочки. Если мама твоя узнает, будет волноваться…

Что-то мне не нравится, куда он клонит.

— Паш, — он замолчал и посмотрел мне в глаза. — Мама ведь не узнает?

— От меня? — он отвел взгляд, — Ростик, ты что?! Я могила!

— Это хорошо, — похлопал его по плечу, чем явно доставил ему удовольствие. Лицо мальца расплылось в довольной улыбке. — Пойдем, проведу тебя к метро.

— А эти? — он махнул головой в сторону кухни.

— Судя по всему, они надолго.

Честно говоря, я не хотел бы, чтобы Пашка становился свидетелем семейных войн. Чего доброго, Карина еще болтнет лишнего.

Мы тихо вышли из квартиры, спустились на лифте, не проронив и слова. Только возле подъезда Павел притормозил:

— Ростик, может, мы посидим возле дома, поболтаем?.. Мы за вечер так и не пообщались…

Не могу я отказать, когда человек смотрит на меня обиженным взглядом.

— Минут десять можно и поболтать.

Присев на скамейку на детской площадке, мы устроили вечер воспоминаний. Вернее, Пашка рассказывал свои воспоминания, о которых я давно забыл. Забавно было слушать истории нашего детства из его уст, оказывается, он все воспринимал иначе, чем я. Банальные вещи для него были такими яркими, что он до сих пор помнит их. Только теперь, выслушав его, я понял его желание общаться — он воспринимает меня, как старшего брата.

— Ростик, что мне сделать, чтобы ты поверил, что эта женщина не любит тебя? — пацан положил мне на плечо руку.

Опять он начинает этот разговор. Не могу я ему сказать правду, что живу с мужчиной. Хочу, чтобы это осталось нашей с Аликом тайной.

— Паш, я не брошу ее… Мы расстанемся, если только она захочет этого.

— Кх-х-х! — кашель за моей спиной показался до боли знакомым.

Обернувшись, я оказался прав — Алик стоял у подъезда, держа руки в карманах брюк.

— Ростислав, Карина ждет тебя дома! — когда он произносит «Ростислав», можно сразу идти в аптеку за мазью от геморроя.

— Иду-иду! Я проведу Пашку до метро и вернусь.

Алик и не думал возвращаться домой, подошел к нам и командным голосом сообщил:

— Ты домой, а ты в машину! Подброшу тебя.

Как бы мне не хотелось оставлять их вдвоем, но злить Алика не стоит.

Махнув «Увидимся» садящемуся в машину Пашке, посмотрел на Алика. Нет, он не злой, даже наоборот — апатичный взгляд. Почему становится так тяжело, когда дело касается еще кого-то, кроме нас двоих?

Машина тронулась с места, и я побрел домой, где на пороге ждала меня звезда сегодняшнего вечера.

— Где Алик? — подперла стенку, руки в боки.

— Повез Пашку домой.

— Домой, говоришь… Смотри, а то ни он, ни твой Пашка домой не придут ночевать, будешь знать.

Да что с этой женщиной такое?!

— Карина, что я тебе сделал, можно узнать?! Почему ты пытаешься поссорить нас с Аликом?

— «Нас»! Неужели ты думаешь, что между вами что-то серьезное?! Не пора ли тебе, белокурый мой ангел, свалить к себе домой? Хватит крутить моим братом, как тебе вздумается! Противно смотреть, как он пытается угодить тебе, и ради кого? Того, кто никогда не признает его и будет отворачиваться при любой проблеме? Будь умницей, уйди, пока не поздно, заведи себе женщину, она родит тебе детей. Я же вижу, ты не тот, кто нужен моему брату. Вот зачем тебе Алик, скажи?

Слушаю ее и понимаю, что это не ее слова. Это слова всех окружающих нас людей, его родителей, моих… И в этом проблема.

— Я не буду отвечать на твой вопрос. Ты с самого начала не воспринимала меня всерьез. По сути, тебе не нужен мой ответ. У каждого своя правда, Карина.

— Правда в том, что он мужчина, которому нравятся только мужчины, а ты не такой. Могу поспорить, что ты убежишь от него к любой более-менее подходящей женщине.

— Бред! Не суди по себе, — надоело, не хочу убеждать человека, который зациклен и не хочет думать по-другому.

Оставив ее возле дверей, направился в гостиную, включил телевизор. Она вошла следом и стала передо мной, заслонив экран. Следующий ее поступок я не мог даже предугадать — она стянула юбку, оставшись в трусах и на каблуках.

— Что ты делаешь? — я старался оставаться спокойным.

— Я? Вношу в твою жизнь разнообразие, — сделав шаг вперед, попыталась сесть мне на колени. Но вместо этого завалилась на диван, когда я быстро встал с места.

— Что здесь происходит? — в дверях появился Алик. Его суровый взгляд сначала упал на голый зад его сестры в стрингах, а потом перешел на меня.

— Алик, ты не так все понял, — Карина стала натаскивать юбку. — Я пошутила.

— Я вижу. Твои шутки мне уже надоели! Мы только все обсудили, а ты опять за свое. — Алик обошел стойку и налил себе стакан алкоголя. Сделав глоток, опять посмотрел в нашу сторону. — Карина, тебе пора домой.

24
{"b":"575066","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Полевая практика, или Кикимора на природе
Легенда нубятника
Безумное искусство. Страх, скандал, безумие
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Дневник отца-пофигиста
На последнем рубеже
#Щастьематеринства. Пособие по выживанию для мамы
Должница
Пациент особой клиники