ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исчезнувшие. Последняя из рода
Грусть пятого размера. Почему мы несчастны и как это исправить
Кулинарная наука, или научная кулинария
Битна, под небом Сеула
Чапаев и пустота
Счастливы когда-нибудь
Лузер
Я тебя отпускаю
Наполеонов обоз. Книга 1. Рябиновый клин

— Как?! Почему ты мне не сказал правду?!

— Черт, как ты себе это представляешь? Как я должен был сказать? «Я сплю с мужиком»?

Глаза у пацана забегали, что-то усиленно обдумывая.

— Так ты не спал с Кариной?

— Нет!

— А я да… — пацан присел на стул рядом с окном.

В комнату вошел Алик, одетый в спортивки и футболку. Подойдя ко мне, поцеловал в губы.

— Дорогой, ты угостил гостя кофе?

— Еще не успел, — я еще раз посмотрел на впавшего в транс Пашку. — Между прочим, познакомься — твой будущий зять.

— Правда? — ставя чашку в кофеварку, Алик обернулся и снова глянул на пацана. — Прими мои соболезнования. Мою сестру трудно назвать подарком судьбы.

Павел поднял взгляд и посмотрел сначала на Алика, а потом на меня.

— Мне пора!

— А кофе? — спросил Алик, протянув ему чашку.

— Нет. Спасибо.

Вот и конец эпопеи по имени Павлик Морозов. Оказалось, оно и не так страшно сообщать о своей ориентации.

***

С родителями прошло все не так гладко. Через месяц я впервые пришел в гости в армянскую семью, где на удивление был принят радушно. Даже отец Алика, коренастый, маленького роста мужчина, пожал мне руку со словами «Приятно познакомиться!». Красивую внешность Алик с Кариной унаследовали от высокой матери с красивой и гордой осанкой. Она приобняла меня и поцеловала в щеку «Добро пожаловать в семью!». Вечер прошел в приятной обстановке, если бы в конце Карина не выдала свою коронную фразу: «Я беременна». И на этот раз это оказалось правдой. Бедный Пашка!

А вот мои родители узнали все спонтанно, когда отец Алика пришел к ним в гости с бутылкой коньяка. Из пересказа матери я понял, что он начал нести за столом что-то вроде армянского обычая на русский манер «У вас товар, а у нас купец». И как только мой отец понял, что их «купец» мужчина, спустил отца Алика с лестницы. На что пострадавшая сторона кричала в ответ: «Армяне так просто не сдаются!».

Теперь я изгнан из семьи. Отец проклял меня со словами «Чтобы этой гомосятины не было в моем доме!», а мама продолжает приезжать к нам в гости втайне от него. Она даже влилась в армянскую семью и обменивается с мамой Алика рецептами. Я надеюсь, что отец когда-нибудь примет нас. Но пока мы продолжаем жить и любить друг друга. А игру «Город грехов», которая нас свела вместе, Алик выгодно продал. Теперь у нас много других проектов, и один из них - интерактивная игра для нашей маленькой племянницы Алинки, которая взяла самые красивые черты Карины и Пашки. Да-да! Эта парочка на удивление до сих пор вместе, даже ждут второго ребенка.

Иногда я думаю, что бы было, если бы тогда не зарегистрировался в этой судьбоносной игре? Как бы сложилась моя жизнь? Я знаю лишь одно, я рад, что так случилось, я счастлив просыпаться по утрам с этим мужчиной в одной постели. «Я люблю тебя, Алик Грантович!» — шепчу ему на ухо. «Я тебя тоже, дорогой!»

Примечание к части

Конец) Спасибо ребята, что были со мной эти долгих три месяца. Надеюсь, это время было не потрачено зря.

>

27
{"b":"575066","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений
Гиблое место в ипотеку
Мой продуктивный год: Как я проверил самые известные методики личной эффективности на себе
Лампёшка
Гомункул. Конец… Или начало?
Как устроена экономика
Slow Beauty. Повседневные ритуалы и рецепты для осознанной красоты
Столица беглых
Финал курортной сказки